Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ПУТИНСКОГО ТЕРРОРА В ИЗЛОЖЕНИИ АХМЕДА ЗАКАЕВА

Авторы: Сильвия Манци и Игорь Бони

Выпотрошенные дома. На улицах громоздились тела со связанными за спиной руками. Массовые захоронения. Изнасилование как оружие войны. Депортации. Удары по гражданским объектам наносятся без разбора. Города, стертые с лица земли... Это почти ежедневный сценарий, который мы вынуждены наблюдать и от которого украинцы ежедневно страдают уже более 4 месяцев. Но это тот же самый, идентичный сценарий, который чеченцы пережили двадцать лет назад, но свидетелями которого мы, в отличие от них, не были. Потому что мы не хотели этого видеть.
Сегодня ведутся дебаты о том, следует ли вмешиваться в ситуацию для защиты Украины, что означает защиту Европы, наших демократий, нашего благополучия и нашей свободы. Однако есть и те, кто считает, что у Путина, несмотря ни на что, есть свои причины и что, прежде всего, Запад в значительной степени виноват в агрессивной войне.

Но если в чем и есть вина Запада, так это в том, что он не захотел остановить путинский фурор раньше, заблуждаясь, что может не только контролировать его, но и использовать. После 11 сентября Путин, который еще за два года до этого достиг вершин власти и укреплял ее внутренней войной, именно в Чечне, с легкостью указал на эту операцию как на часть более глобальной борьбы с терроризмом.

Неважно, что кровавые теракты, в которых обвиняли "чеченских террористов", оказались делом рук российских спецслужб; неважно, что оппоненты и журналисты были убиты именно за то, что пытались приподнять завесу лицемерия с того, что было настоящей человеческой бойней. Среди журналистов, убитых за то, что они собирали доказательства преступлений России в Чечне, был радикал Антонио Руссо. Тогда главное было бороться с "терроризмом", и было решено закрыть глаза на преступления Путина в Чечне, потому что люди хотели верить, что это было функционально для этой борьбы, тогда как на самом деле настоящим и самым опасным террористом был - и есть - сам Владимир Путин. Благодаря косвенной поддержке, которую Путин получал от Запада, Чечня стала тем, с чем, как считалось, он боролся: рассадником исламистских террористов. Короче говоря, шедевр геополитической стратегии с гнусными последствиями, за которые мы дорого платим.

Однако в то время в стране все еще существовало светское и демократическое правительство, последнее избранное под наблюдением ОБСЕ - правительство Аслана Масхадова. Правительство, которое упорно работало над дипломатическим путем разрешения конфликта, в частности, продвигая мирный план по предоставлению условной независимости под управлением ООН по образцу Косово и Восточного Тимора.
"Много говорилось о политическом решении конфликта в Чечне, но почти ничего конкретного, - резонно написал в предисловии к плану министр иностранных дел Ильяс Ахмадов, - не было сделано для его достижения... Совершенно очевидно, что необходимо немедленно предпринять все возможные действия, чтобы положить конец этой колоссальной трагедии... Для всех, кто искренне привержен миру и демократии в Чечне, России и на Южном Кавказе, нет веских причин отвергать это предложение. Поэтому я настоятельно призываю Россию и международное сообщество, а также каждого человека и каждую организацию в мире, которые верят в права и свободы человечества, поддержать его". Поддерживала этот путь только Радикальная партия во главе с ее тогдашним секретарем Оливье Дюпюи. Международное сообщество посчитало нужным продать Чечню и чеченцев тому, кого оно считало надежным партнером.

Сегодня этот надежный партнер развязал войну в Украине, нарушив международный порядок. Война, которая с ужасом повторяет то, что произошло в Чечне. Ахмед Закаев, бывший министр в правительстве Масхадова, который в последние дни провел ряд институциональных встреч в Италии по приглашению Radicali Italiani, рассказал нам обо всех шагах. Сейчас Закаев живет в изгнании в Лондоне и является премьер-министром Чеченской Республики Ичкерия, которая, очевидно, не признана. Он выступает за предъявление обвинения Владимиру Путину в Международном уголовном суде за преступления, совершенные в Чечне. Он утверждает, и ему нельзя не верить, что Чечня была для Путина своего рода тренировочной площадкой: там он репетировал, оттачивал свои приемы, свои методы. Затем он экспортировал их в Грузию, Сирию, Донбасс, а теперь, в больших масштабах, в Украину.

Если бы двадцать лет назад, когда Путин буквально уничтожил чеченское население, была реакция международного сообщества, мы бы не стали свидетелями последующих массовых убийств. Сегодня для того, чтобы остановить их, требуются действия на нескольких уровнях, не в последнюю очередь на уровне международного правосудия. Обвинение Путина МУС будет означать, в ближайшей перспективе, удаление его из-за стола переговоров. Немыслимо, по мнению некоторых. Однако это уже произошло со Слободаном Милошевичем. Политическая кончина Путина привела бы к прерыванию этой цепи массовых убийств и, не в последнюю очередь, как надеялся Закаев, к возможному процессу умиротворения и возрождения Чечни.

https://www.stradeonline.it