Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Кавказский вектор грузинской политики: взгляд из Ичкерии

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Марат Ильясов начальник департамента по связям с вайнахскими диаспорами 

 

Кто сомневается, что политические процессы в России влияют на ситуацию на Кавказе? А сейчас в Москве снова дует ветер перемен. Что он принесет нашему региону неизвестно, но в любом случае надо быть готовым к развитию событий.

 

Обречены на соседство

 

Да, перемены неизбежны. Именно таковой была основная мысль в середине марта прошедшей в Копенгагене конференции организованной Датским комитетом поддержки Чечении. Известные европейские политики, которые приняли участие в мероприятии, такое видение и восприятие чеченцев поддержали, выразив надежду, что Россия повернет в сторону демократии..., а если нет?

 

Как бы то ни было, неизменным остается одно - Северный Кавказ и Грузия останутся соседями и приграничная взаимозависимость тоже никуда не денется. Следовательно Кавказское направление политики Тбилиси должно остаться приоритетным, наряду с евро-атлантической интеграцией. То есть, как и все нормальные страны, Грузия обязана выстраивать вокруг себя стабильную и безопасную обстановку.

 

Вопрос состоит в том, как в Тбилиси оценивают ситуацию на Северном Кавказа и ее перспективы, или же, если спросить более точно, какого соседа в будущем хотели бы видеть грузины на северных рубежах своей страны. Далее - просто. Выбирать с кем строить общее будущее грузинам надо из тех, чье видение более-менее соответствует собственному.

 

Боязнь ошибки

 

С черкесами, вроде, уже определились. Направление понятно. Большинство их проживают в эмиграции и кто-то из них хочет вернутся. Есть надежда, что именно те, которые, оценив старания грузин, выстроят с ними братские отношения, тем самым, минимизировав возможность появления угроз. Хотя, oсобой опасности со стороны черкесских земель Грузии нет и сейчас - "Олимпийские территории" России поистине отличаются "олимпийским" спокойствием. Однако, наверняка, Тбилиси хотелось бы, чтобы родственные абхазам черкесы своим примером помогли в востановлении дружеских отношений, прерванных войной в начале 90-х годов прошлого столетия.

 

Другая сторона Северного Кавказа не такая спокойная. Ситуация в Дагестане, Чечении и Ингушетии остается напряженной и опасность того, что конфликт может перейти границу, не столь эфемерна. Поэтому выбирать надо осторожно и не спеша. Хотя, честно говоря, в торопливости Тбилиси обвинить сложно. С тех пор как Грузия определилась с черкесами (как с партнерами) прошло уже более 2 лет. Однако, новых и настолько же близких друзей из северокавказцев на горизонте пока не появилось, несмотря на декларации о братском расположении ко всем дагестанцам, вайнахам и другим представителям захребта.

 

Выбор в этой ситуации, на первый взгляд, осложняется... его отсутствием. Понятно, что Грузия заведомо оказалась бы в проигрышном положении попытайся она развить отношения с местными властями упомянутых республик или же с теми кто воюет против них. Особенно сейчас, когда 20 процентов территории страны находятся под оккупацией, такая ошибка была бы непростительной роскошью. От правильного выбора будет зависеть либо успех, либо провал кавказской политики, построения общего дома и регионального лидерства. Так что же делать?  Ответ прост, как и все гениальное. Надо пойти по уже проторенному пути. То есть, как и в случае с черкесами обратится к работе с диаспорами. И если в случае с Дагестаном и Ингушетией это осложнено, то с чеченцами все яснее ясного.

 

Выбор очевиден

 

Рассмотрим ситуацию подробнее. Как известно, самая многочисленная нация на Северном Кавказе, влияние которой огромно и, без сомнения, будет расти, сегодня раздроблена на 3 группы.

 

Первая - это официальные назначенцы Москвы. С начала второй войны эти, начавшие сотрудничать с Россией чеченцы, со временем стали разменной монетой, инструментом проведения политики чеченизации. Получив карт-бланш на отстрел соплеменников они настолько прославились, что демократические страны стараются всеми возможными способами откреститься от всего, что хоть как-то связано с их именем, будь то эмиссары или скаковые лошади. Что касается легитимизации этих персоналий другими акторами, то стоит она столько же, сколько признание независимости Южной Осетии государством Тувалу.

 

Вторая группа - это непримиримые. Иными словами, часть чеченского сопротивления, которая объявила себя сторонниками всемирного джихада. Война против всех неверных для установления всемирного исламского порядка - вот их цель. Несмотря на отсутствие связей, их видение перекликается с идеологией талибов, всемирно разрекламированной аль-Каяды и иже с ними. Однако, они, как и все радикалы, остаются маргинализированны.

 

Третьей группой, которая (в отличие от дагестанцев и ингушей) есть у чеченцев, считаются сторонники независимости. Будучи изгнанными с родины, тем не менее они продолжают следовать пути проложенному первым демократически избранным президентом Чеченской Республики Ичкерия Джохаром Дудаевым. Это основная часть чеченской диаспоры за рубежом. Надо заметить, внушительное количество эмигрантов - более 150 тысяч человек. Понятно, что люди эти покинули родину не по экономическим причинам и не возвращаются назад не потому что им там негде жить. Это протест, несогласие с существующим режимом, которое более, чем любая пропаганда поддерживает в них патриотизм и желание видеть Ичкерию свободной и от оккупантов, и от коллаборантов.

 

Так что выбор все-таки у грузин есть и он очевиден.

 

Фундамент заложен

 

Есть еще один немаловажный момент, который необходимо учитывать. Отношения, всем известно, палка о двух концах. Поэтому параллельно надо задаться вопросом, а хотят-ли этого чеченцы? Ответ на него прозвучал на  упомянутой в начале статьи конференции, где министр иностранных дел Ичкерии Усман Ферзаули напомнил, что для Чечении Грузия всегда была и будет стратегическим партнером. Как уже упоминалось, мы обречены на соседство и на хорошие отношения, фундамент которым заложили первые президенты Чеченской Республики и Грузии Джохар Дудаев и Звияд Гамсахурдия.

 

Pазве можно забыть их инициативы и мечты о едином процветающем кавказском доме? Разве можно забыть, что именно Ичкерия дала приют сторонникам грузинской демократии, когда на родине им грозила опасность? Разве можно забыть, что именно Грузия первой признала независимость Ичкерии и что сей акт в уже после революции Роз был легитимизирован (как и все остальные акты принятые грузинским правительством в изгнании) грузинским парламентом? А то, что у нас были дипломатические отношения? Перечислять можно долго. Чеченцы не забывают добра. Не забыто и то, что грузины были единственным народом, кто вел себя по-соседски после возвращения вайнахов из депортации, то что грузины не отказали в приюте чеченским беженцам во время последних войн и т.д.

 

Упрекнуть друг друга тоже есть в чем. Обеим сторонам. Однако и эти упреки показывают, что нации наши близки настолько, что становится обидно, когда кто-либо из них делает то, чего не подобало бы. То есть, упрек состоит в том, что это мог бы сделать кто-то другой, но как могли ВЫ? 

На фотографии слева направо участники конференции в Копенгагене: лорд Фрэнк Джадд, премьер-министр Ичкерии Ахмед Закаев, первый президент Литвы Витаутас Ландсбергис, сенатор польского Сейма Збигнев Ромашевский, литовский политолог Фауста Симайтите, стоят вместе со всеми присутствующими при исполнении гимна ЧРИ

Во время международной конференции в Копенгагене (в середине марта) высшее руководство Ичкерии в эмиграции наградило заслуженных лиц.

Среди наград были миниатюрные боевые башни чеченцев, ордена и медали.

В перерывах между работой участники конференции могли насладится исполнением народных артистов Чеченской Республики Ичкерия.

После конференции состоялась церемония награждения. Правительственные награды получили люди, борющиеся вместе с чеченцами за свободу. 

Свою родовую башню получил и член Палаты Лордов Британии лорд Джадд.

www.realcaucasus.com