Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

ВАХХАБИЗМ - КРЕМЛЕВСКАЯ ВАКЦИНА ПРОТИВ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

От редакции: Продолжаем публикацию архивных материалов, не утративших своей актульности в настоящее время. На этот раз предлагаем вниманию читателей анализ такого явления, как ваххабизм, и его деструктивной роли в нашей республике.

Борьба чеченцев с Россией является национально-освободительной войной, в исторической практике всегда перспективной. Хотя военные действия в Чечне осуждаются многими правительствами, одними из первых о колониальном характере русско-чеченской войны заявили известные французские деятели науки, культуры и политики. Мы были свидетелями некоторого обострения взаимоотношений между Россией и Францией. Наблюдается одна закономерность, когда в наиболее драматичные периоды взаимоотношений между Россией и Чечней происходят спекуляции вокруг религии. Так было, например, с имаматcтвами Шамиля и Нажмутдина Гоцинского. Добавим сюда и ощутимо замаячившее в последние годы в Чечне эмиратство в исполнении печально прославившегося Кадырова, в свою бытность называвшего Президента Масхадова “падишахом” и считавшего недопустимым, якобы по исламу, функционирование в чеченском обществе политических партий и демократически избираемого парламента. Мы прослеживаем во всех случаях заказной характер рассматриваемого явления.

Во времена, предшествовавшие имаматству, как форме общественно-государственного устройства, Чечня являлась независимой страной с демократическим укладом, в основе которого состояли Мехк-Кхел и Бячча, которые переводятся, соответственно: “совет cтраны” и “председатель”. В Мехк-Кхел входили представители всех чеченских общин. По свидетельству историков, Чечня в канун своих первых военных столкновений с Россией представляла собой довольно зажиточную страну. Высокой эффективностью отличалась система обороны, когда военнообязанным являлся каждый совершеннолетний чеченец. Неоднократные вторжения захватчиков, в т. ч. русских, заканчивались безуспешно.

Появление в Чечне имаматства, по большому счету, требует дополнительного изучения. В чеченском обществe c пронизывающим его насквозь демократизмом не было объективных предпосылок для зарождения имаматства c его неизбежным авторитаризмом. Какими бы намерениями ни руководствовались имамы, их движение наносило ощутимый удар по чеченской государственности, чья сила и устойчивость обеспечивались цельной системой демократических институтов в плане межличностных отношений, государственной структуры и методов хозяйствования. Серьезному испытанию подвергся принцип свободы личности, являющийся краеугольным камнем чеченских адатов. Мы не можем сказать, что без Шамиля Чечня сохранила бы свою независимость. Бесспорно только, что до Шамиля Чечня оставалась независимой. Если для многих известных в то время авторитарных образований, например, Бухарского Эмиратства или Закавказских ханств, их военное столкновение с Россией заканчивалось в считанные дни, то в случае с чеченским имаматом это столкновение длилось четверть века. Это стало возможным исключительно благодаря потенциалу, содержащемуся в демократическом укладе чеченского общества.

В числе прочих событий рубеж 20-х годов уходящего столетия для чеченцев знаменателен провозглашением независимой Горской республики во главе с премьер-министром Тапой Чeрмоевым. Многовековая борьба горцев могла увенчаться успехом, новое государство готовы были поддерживать ведущие державы мира, в том числе Турция. Важно рассмотреть роль появившегося в то же время имаматства Нажмутдина Гоцинского. По идее, за ним могла стоять Турция, как мусульманская страна, однако известно, что она поддерживала правительство Тапы Чeрмоeва. Новоявленный имам со своей армией и наспех сделанными национальными деньгами бросился в бой против Горской Республики. Он пришел из Дагестана, апеллируя к исламу. Большевики тесным образом сотрудничали с Гоцинским, пока не ликвидировали правительство Чeрмоeва. Имамат упразднили по принципу “мавр сделал свое дело, мавр должен уйти”. Многие тысячи чеченцев, поверившие провокаторам, были жестоко репрессированы.

В перестроечные годы в СССР появляются национальные движения. Не остается в стороне и Чечня. Общенациональный конгресс чеченского народа заявил о создании независимого демократического государства. Первый Президент Чеченской Республики Джохар Дудаев, пришедший к власти демократическим путем, апеллировал последовательно к народу, конституции и международному праву.

В это же время появился Гантамиров, как председатель исламской партии, с целью построения в Чечне независимого исламского государства. С перевоплощением наследника Нажмутдина Гоцинского в “оппозиционера” дело его партии не могло умереть, как оказывается. Не в последнюю очередь, в силу демократизма собственно Джохара Дудаева и чеченского народа, в целом, “исламисты” в довоенные годы не смогли занять сколько-нибудь серьезных позиций.

Окончание войны 1994-1996 гг., выборы Президента и Парламента Чеченской Республики Ичкерия по Конституции от 1992 года, признание итогов этих выборов международным сообществом в лице ОБСЕ, а также подписание в Москве “Договора о мире и принципах взаимоотношений между Россией и Чечней”, бесспорно, являются важнейшими этапами признания чеченского государства. Однако Россия в силу исторических традиций сделала и продолжает делать все, чтобы на политической карте мира не было обозначено общепризнанное суверенное демократическое чеченское государство.

Для окончательного решения чеченской проблемы мобилизуется широкая агентурная сеть, унаследованная от КГБ и дополненная в последнее время ФСБ, как внутри России и Чечни, так и за рубежом. Особая роль отводится так называемым исламским фундаменталистским центрам, основанным в свое время СССР для подрывной борьбы против “прозападных” правительств того или иного мусульманского государства, будь то Алжир, Египет, Марокко, Турция или Иран. Если вспомнить, СССР в свое время вел тотальную террористическую войну за освобождавшиеся от колониальной зависимости народы во всех уголках мира. Мусульмане не были исключением. В какой-то период лидеры национально-освободительных движений безразборчиво принимали оказываемую им военно-финансовую помощь, от кого бы она ни исходила: от китайцев, русских или англичан.

Добившись признания независимости, молодые государства становились перед выбором: стать на путь социалистического строительства или развиваться по пути западной демократии. Приведем примеры среди мусульманских стран; в первом случае: Ливия, Ирак, Сирия; во втором: Алжир, Египет, Пакистан. По теме нашей статьи важно заметить, что вторая группа стран неизбежно охватывалась пожаром гражданских войн. Антизападные или антидемократические группировки сражались (и продолжают сражаться) под лозунгами “за чистый ислам”, за “исламский порядок”, за “мировую исламскую революцию”, против американского империализма, против “еврейского заговора” и т.д. Кадры, т. е. идеологи и боевики всевозможных джамаатов и фронтов, готовились в специальных заведениях и лагерях, раскинувшихся по всему так называвшемуся социалистическому лагерю.

Достойно упомянуть московский Университет Дружбы народов им. Патриса Лумумбы, по сей день исправно функционирующий. Достойно упомянуть также сравнительно недавно осужденного во Франции террориста по кличке Шакал, выпускника вышеназванного заведения. Снискавший мировую славу покушением на Папу Римского турок Агжда был, кажется, воспитанником болгарских спецслужб, которых в то время братские узы связывали с КГБ.

Россия объявила себя правопреемницей СССР во всех отношениях. Не составляют исключения претензии на мировое господство. Во всяком случае уступать США Россия не намерена. Об этом не раз заявлял Ельцин, угрожая Клинтону ядерным оружием. Путин открыто переходит к действиям. Демонстративно принимаются в Москве высокопоставленные сербы, объявленные Гаагским трибуналом военными преступниками. Официальные встречи е северокорейцами, ливийцами и иракцами показывают, что внешняя политика России остается по-прежнему имперской, степень проявления ее зависит от экономических возможностей. Элементарная логика говорит, что от кого бы ни исходили антиамериканские или антифранцузские выступления, в том числе взрывы бомб, они могут иметь только одну реальную точку опоры. Когда Муамар Каддафи, Саддам Хусейн или одиночка Усама бен Ладен угрожают всему Западу, надо, во-первых, помнить, кто за этими субъектами изначально стоял; во-вторых, понимать, кому эти угрозы, нередко реализующиеся, выгодны. Названные лица часто получали от СССР всякую материальную помощь, а политическая и дипломатическая поддержка, выражающаяся в частых требованиях России снять блокаду или эмбарго, направленные против известных режимов, надо думать, является частью выплат за выполняемую работу.

В послевоенное время в результате разрушений, блокады и незанятости населения самым слабым местом чеченского государства было отсутствие денег. Их катастрофически не хватало. Всем, кроме тех, кто провозглашал своей целью построение в Чечне исламского государства, распространение “шариата” во всем мире и немедленное освобождение Иерусалима. Как грибы после дождя появились несколько десятков двух- и трехэтажных особняков, столько же дорогих иномарок. Все чеченское объявлялось вне закона. Объектом номер один для нападок стала Конституция ЧРИ. В ход был пущен лозунг: “Наша конституция - это Коран”, как будто одно противоречит другому.

Хронология событий, связанных со второй русско-чеченской войной в определенной степени отражается в СМИ, чтобы нам не останавливаться на ней, тем более, она не является целью нашей статьи. Используемые Россией приемы, особенно в плане пропаганды и ведения военных действий, абсолютно подтверждают наши предположения о том, что религиозный фактор давно и успешно используется Российской империей в качестве самого изощренного и эффективного оружия сначала для завоевания, а затем для подавления в мусульманских странах роста национального самосознания.

Государства строятся и держатся на национальной идее. Известны две составляющие государства: нация и территория. Любая империя в любые времена боролась против сохранения или развития самобытности порабощенных народов: будь то Рим, преследовавший евреев, или Москва, сочетавшая массовые убийства инородцев с русификацией их останков. Перестройка в СССР случилась не по доброй воле властьпрeдeржащих. Первые заявления о национальной независимости были встречены огнем в Баку, Тбилиси, Вильнюсе, но огонь лишь усугублял кризис и не смог предотвратить распад СССР. Национальная идея, подхваченная массами, явилась как стихия, не признающая преград. Прибалтам, грузинам, украинцам, к счастью, невозможно было приписать (точнее, привить) религиозный экстремизм, поскольку этот прием рассчитан на мусульманские народы. Среднеазиатские союзные республики получили свою независимость по аналогии с западными и южными, составлявшими СССР.

Трудная задача - в несколько строк давать определение ваххабизму, специальному оружию в руках русских колонизаторов против национально-освободительной борьбы мусульманских народов. Его сущность в том, чтобы отвлечь тот или иной народ от решения конкретных национальных задач, которые для всех колониальных народов, в общем, заключаются в приобретении государственной независимости. Можно поспорить, кому принадлежит пальма первенства в изобретении ваххабизма, как метода борьбы против национально-освободительного движения в мусульманских странах. После отказа Англии от своих колоний безраздельным пользователем “ваххабизма” стала Россия. Спецслужбы, естественно, оставаясь в тени, извращают известный религиозный постулат о том, что человек является наместником всевышнего на земле. В священном писании речь идет о роде человеческом, о человеке вообще, как об одном из творений бога. В извращенном варианте под наместником понимается конкретное физическое лицо, которое единолично правило бы всем миром. Отсюда уже вытекает идея всемирного халифата в противовес национальным государствам с присущими им атрибутами, например, гражданства, государственных границ, таможни и. т. д. Как не бывает иллюзий у фокусника в отношении своих трюков, так и колонизаторов абсолютно не страшат перспективы всемирной исламской революции. В первую очередь их интересует раскол, неизбежно привносимый ваххабистами, как правило, малоопытными и маловозрастными, в тот или иной освобождающийся от колониальной зависимости народ, более озабоченный хозяйственными или политическими задачами, чем построением мифического светлого будущего без национальных и религиозных особенностей. Крайне невежественные могут не помнить закончившиеся провалом кровавые опыты уходящего столетия по построению другого наднационального и надрeлигиозного земного рая, называвшегося, правда, коммунизмом. Всевышний неслучайно разделил людей на племена и расселил их по странам с разными климатическими условиями.

Исламские просветительские центры в Москве, Казани или других местах, якобы учрежденные и финансируемые саудовцами, изначально контролируются российскими спецслужбами. Частичное свидетельство тому - это история первых питомцев тех центров, к примеру, Беслана Гантамирова, Адама Дeниeва, братьев Магомеда и Надыра Хачилаевых (Дагестан). Многие арабы, навещавшие исламские центры в Чечне, например, прекрасно владели русским языком, что говорит о местах их подготовки. Безупречный русский язык “ваххабитской” литературы тоже на что-то указывает.

Исламский фундаментализм в Средней Азии, терроризирующий Таджикистан с 1992 года и набирающий обороты в отношении Узбекистана и Киргизии, имеет своей цeлью сохранение этих республик под пятой России. В ближайшее время они должны будут вступить в Союз России и Белоруссии. Примечательно, что первые серьезные выступления ваххабистов в Узбекистане немедленно последовали за заявлением Президента Каримова о неприсоединении к Договору о коллективной безопасности в рамках СНГ.

Кстати, следует сказать о взрывах, устраиваемых в последнее время “фундаменталистами” уже на территории России. Во-первых, как представители народа, терроризируемого уже не одну сотню лет самыми варварскими способами и, как говорится, по воле случая лично выживавшие среди не одного десятка взрывов, начиная от специальных пуль и кончая баллистическими ракетами, выражаем глубокое сочувствие жертвам всех взрывов. Во-вторых, есть два интересных момента, заслуживающих внимания. С одной стороны, еще ни по одному взрыву не выявлена причастность к нему чеченцев. Осуждение двух чеченок за якобы устроенный взрыв на вокзале в Пятигорске является грубейшим произволом, который сродни приговорам чекистских троек, когда факты, право обвиняемого на защиту и гласность судебного разбирательства игнорируются напрочь. С другой стороны, взрывы домов в Москве были абсолютно необходимы Кремлю для повторного вторжения в Чечню. Шок получился вполне ожидавшийся. Дума, год назад чуть было не отправившая Ельцина в отставку за развязывание первой античеченской войны, теперь уже поголовно ратовала за то, чтобы “Карфаген был разрушен”. Запад, правда, потихоньку начал ворчать, мол, неадекватно поступаете и т. д., когда на рынки, родильные дома и мечети начали сыпаться бомбы и баллистические ракеты. Следующие за домами в Москве с определенным интервалом взрывы, например, начала августа 2000 года, придают новый импульс затянувшейся “антитеррористической операции”, представлявшейся новоиспеченному премьеру Путину в виде облегчающих процедур в отхожих местах. Сомневающиеся пусть вспомнят о специальных подразделениях НКВД, которые, переодевшись в немецкую форму, орудовали в еще не захваченных вермахтом деревнях, пробуждая ненависть к фашистам.

А.Закаев, Я.Чагаев