Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

ЖЕРТВЫ ТЕРРОРИЗМА “ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ”... ПОД РОССИЮ!

От редакции: Редакция Чеченпресс начинает публикацию архивных материалов, которые и в настоящее время могут вызывать интерес у читателя. Представляем вашему вниманию работу А.Закаева, написанную им в соавторстве с Я.Чагаевым в начале второй русско-чеченской войны в бытность его вице-премьером Правительства ЧРИ. Военная фаза уже давно сведена на нет, и противостояние наших стран приобрело только политическую форму. Но главная проблема, указанная в статье, до настоящего времени остается актуальной.

Обращаем ваше внимание на некоторые моменты в данной работе, которые у кого-то могут вызвать непонимание. Статья написана в несколько саркастической форме, поэтому она никак не оправдывает военные действия в Чечне, и авторы ее ни в коей мере не допускают мысли о том, что в нашей республике окопались бандиты разных мастей и сделали ее центром международного терроризма.

 

A.Закаев, Я.Чагаев.

Некоторых людей вы можете обманывать все время, всех людей вы можете обманывать некоторое время, но вы не можете обманывать всех людей все время.”

(Авраам Линкольн)

Призрак бродит по Евразии, призрак антитерроризма. Всe прежние взгляды на это явление носили утопический характер, не выявляя глубины, не указывая на источников, а главное, абсолютно не подозревая, какие перспективы антитерроризм сулит человечеству. Рассмотрение терроризма под лупой, картографические съемки с космических высот, радиоперехваты и, наконец, расшифровка с помощью компьютера ДНК некоторых террористов - все это говорит о том, что в деле антитерроризма наступила научная фаза.

Утопический антитерроризм, сделавшийся уже достоянием истории, можно условно разделить на абсолютно утопический и частично утопический. Прежде всего, видными деятелями абсолютно утопического антитерроризма были Черчиль, Даллас, Бзeжинский, Хейг, Рейган и Маргарет Тетчер. Наивные, центром международного зла они считали СССР, самоотверженно стремившийся облагородить все человечество. Много сил и средств было выброшено на ветер, миллионы жизней и триллионы долларов. Еще дороже это чудовищное недоразумение обходилось СССР, в течение века и в жару, и в холод вынужденно защищавшемуся, пока вконец не пал, оклеветанный.

Большое дело не обошлось без анархистов. Адольф Гитлер и Бeнито Муссолини ввязались в драку под лозунгом, близким по смыслу к лозунгу анархистов гражданской войны - “Бей белых, пока не покраснеют, а красных, пока не побелеют”. Мир по сей день скорбит по жертвам их вылазок. Правда, в некотором плане гитлеровское видение атнитерроризма не лишено было рационального зерна. Фюрер правильно угадал, что терроризм имеет этнические корни, но ошибся адресом.

Утопический антитерроризм – в значительной степени русское явление. Здесь присутствуют признаки научности. Словно Томмазо Кампанелла, предтеча коммунистов, в начале 19-го столетия появляется простой русский генерал Ермолов, еще в свой неразвитый век прозорливо усмотревший в чеченцах народ, “гнуснее и коварнее которого нет под луной”. Несчастный, он думал успокоиться, убив последнего чеченца и тем самым усмирив Кавказ. По многим объективным причинам русский первопроходец не мог знать, что поголовное уничтожение чеченцев - задача куда сложнее и масштабнее, чем колонизация Кавказа.

В свою очередь, большевики во главе со Сталиным, стесненные классовыми и партийными предрассудками, в теоретическом плане не пошли дальше царских генералов,ограничившись обвинением чеченцев всего лишь в предательстве идеалов коммунизма. Вселенское значение античеченской кампании того времени осталось тайной за семью печатями. Другое дело на практике - поголовная депортация и более половины физически истребленного народа.

Пьяный мастер” Ельцин может быть отнесен также к частичным утопистам, поскольку в ряду прочих ориентаций придерживался последовательно античеченской. Вовлеченный в разборку завалов, унаследованных от СССР, Ельцин близоруко не разглядел в Чечне центр международного исламского терроризма, путая страшных исламских экстремистов с сепаратистами и уголовниками. Военное вторжение в Ичкерию он окрестил “наведением конституционного порядка”, сузив его значение до, скажем, расстрела и разгона Верховного Совета РСФСР в 1993 г.

Роль личности в истории - это философский вопрос. Всякое научное открытие, будь оно плодом глубоких раздумий мудрeца-отшельника или результатом творческих изысканий целых НИИ и КБ, имеет обыкновение называться именем одного человека. Карл Маркс, например, написал Манифест коммунистической партии, позже - Капитал, и справедливо считается основателем научного коммунизма. Владимир Путин - личность творческая, хотя никакого манифеста на суд читателей не предоставлял. Регулярно писавшиеся им по долгу службы доносы на членов военных и гражданских миссий СССР в ГДР, а во время работы в Ленинградском университете на студентов и преподавателей, по положению не могут предаваться гласности, которая к тому же отменена. Тем не менее, именно Путин является основателем научного антитерроризма. Его краткиe и выразительные высказывания, сломавшие немало стереотипов, должны восприниматься как тезисы, каждый из которых подразумевает целое направление в новой науке.

Похоже, у русских действительно особая миссия в этом мире, как они сами утверждают. Неслучайно, например, что призрак коммунизма, изрядно побродивший по Европе, ожил только в России, вовсе не в пролетарской стране. Много жизней и средств, как своих, так и чужих, положили русские во имя освобождения труда. История эта хорошо знакомая. На этот раз неугомонные готовы бороться за не менее благородные цели освобождения человечества от терроризма. Доказательств того, что за ценой не постоят, предоставлено достаточно и убедительно.

Начиная с перестроечных времен, Россия методично и целенаправленно пытается представить миру чеченский народ, как не вписывающийся в общепринятый миропорядок. СМИ России из народа-предателя времен второй мировой войны делают нацию гангстеров, паразитирующую на теле России. Декларация о государственном суверенитете, принятая чеченцами в начале девяностых годов наряду с некоторыми союзными республиками, не прибавила чеченцам симпатий со стороны русских, озабоченных сохранением территориальной целостности хотя бы в рамках РСФСР. Знаменитое чеченское авизо, названное так исключительно по злому умыслу, может быть, в какой-то степени навредило банковской системе России, превратив вчерашних бухгалтеров в банкиров. В глазах русского обывателя чеченец в очередной раз превращался во врага народа, которого и убить не жалко, что и требовалось доказать.

Первая русско-чеченская война закончилась тем, чем могла закончиться. В Кремле сделали выводы. Применение против чеченцев военной силы было признано безальтернативным. Некоторые коррективы предлагалось вносить в масштабность будущих операций, приоритет родов войск и т. д. Мы можем засвидетельствовать две тактические особенности настоящей войны. Первое, русские упорно избегают контактного боя, подвергая самую малую цель ракетно-бомбовому удару. Минометно-артиллерийский огонь русские любовно называют “беспокоящим”, своего рода “Дамоклов меч” для неразумных чеченцев. Второе, русские не делают попыток захватить какой-то объект, будь то село, город или лесной массив. Все у них запрограммировано на уничтожение. Показательно воспоминание Андрея Бабицкого. Конвоировавший его из Чернокозова в Гудeрмeс омоновец, проезжая мимо разрушенных до основания домов, приговаривал сквозь зубы: “Мало, мало....”. Читатели, должно быть, помнят о злоключениях корреспондента “Свободы”.

Коренное же отличие второй русско-чеченской войны заключается в ее информационно-идеологическом обеспечении. Варварское убийство сотрудников Красного Креста в Малых Атагах осенью 1996 г потрясло мир. Гуманитарные миссии свернули свою деятельность в Чеченской Республике. Наивными были предположения чеченцев о том. что похищения и убийства иностранцев и журналистов устраивались с целью экономической блокады. Как теперь выяснилось, Москву не беспокоили ни заводы, ни объекты социального обеспечения, которые при благоприятных условиях могли быть восстановлены или построены заново. Ракетно-бомбовые удары все равно свели бы на нет производственные достижения в республике. Только сегодня можно как-то оценить грандиозность кремлевского проекта по превращению чеченских борцов за национальную свободу в страшных ваххабистов, затеявших мировую исламскую революцию со всеми ее ужасами. Жестокое преследование иностранцев в Чеченской Республике и вокруг нее имело цель скрыть детали чудо-метаморфозы от дотошного взгляда многоопытных западных шпионов.

Нам не хватит сил повторить сотую долю того, что российские СМИ наговорили о чеченцах. Перед началом первой войны Джохара Дудаева обвиняли в незаконном захвате власти и установлении фашистского режима. По телевидению несколько раз демонстрировался специальный фильм о чеченском фашизме. Странным образом с освобождением чеченскими солдатами Грозного 6-го августа 1996 г. СМИ России о чеченских фашистах немедленно забыли. И вот к августу 1999 г. Чеченская Республика представляется как исламское государство со средневековым укладом и нравами. Более того, Чечня становится оплотом международного исламского терроризма, и в качестве пробного камня чеченцы бросают вызов самим США, якобы приютив Усаму бен Ладена. Однако, вопреки ожиданиям, томагавки не полетели в Чечню. Коварная Америка вместо того, чтобы самой выступить против экспансии международного чеченского терроризма, натравливает чеченские орды на многострадальную Россию, как в свое время натравила на СССР немецких фашистов. Неблагодарная все так же не спешит с открытием второго фронта, проливая крокодиловы слезы по поводу нарушения прав человека.

Однако научный антитерроризм, не совсем понятный пока подозрительному Западу, продолжает свое победоносное шествие. В России, где всегда сильны традиции коллективизма, он был принят единогласно. Практическое приложение в виде похода в Дагестан, взрывов жилых домов и торговых ларьков способно убедить самых недоверчивых. Новое учение наносит сильнейший парализующий удар по такому закоренелому буржуазному предрассудку, как национализм. Любимого руководителя Владимира Владимировича окружает плеяда видных деятелей международного антитерроризма, выходцев из некогда отсталых национальных окраин: например, Шойгу, Буратаева, Магомедалиев, Илюмжинов, Коков и др. Просветленные светом нового учения соратники Путина на местах начали избавляться от элементов местничества в местных конституциях, которые противоречили федеральной конституции. Обладатель гибкого дипломатического ума Илюмжинов первым уловил веяния времени и решительно избавился от Степного уложения, ранее принятого им из-за классовой незрелости. В свете нового учения татары вовсе не являются татарами, чeркесы - черкесами, дагестанцы - дагестанцами. Есть ваххабисты и неваххабисты, т.е. террористы и антиреррористы. Формируется новая человеческая общность - великий антитеррористический народ. Всякие разговоры о национальной самобытности, национальном самоопределении и суверенитете - это средневековые буржуазные предрассудки, происки международного чеченского терроризма.

На международной арене научный антитерроризм получил безоговорочное признание пока что в среднеазиатских республиках. Долго читать лекции не приходится, наглядного материалу хоть отбавляй. Взрывы и похищения с целью выкупа случаются все чаще. Еще недавно уважаемый Президент Узбекистана пребывал в плену национальных предрассудков. Вместе с корейцами начал выпускать автомобиль, все больше добывал золото, установил было правопорядок. Подумал было пойти дальше по пути суверенизации своего государства, отказавшись от ратификации Договора о коллективной безопасности в рамках СНГ. Оказывается, беда караулила за дверями, и раздались взрывы. Для пущей убедительности пустили отряд международных террористов – ваххабистов, прошедших, как водится, всестороннюю подготовку в учебных заведениях Ичкерии. С Аскаром Акаевым хотя и проще как с выпускником ЛГУ, в котором в свое время учился и работал сам основатель научного антитерроризма, но и ему решили для профилактики иногда показывать кота. Пока что не чаще, чем один раз в год. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, по нашим наблюдениям, не лишен дара предвидения. Начиная с горбачевских времен всякую инициативу Кремля Назарбаев опережает на пол шага. Так и сейчас, хотя в Казахстане, чтоб не сглазить, не раздавалось еще взрыва, пожизненный избранник казахов носится с идеей межгосударственного антитeррористического соглашения в рамках СНГ.

Непростые увещевания Алиева, Шeварнадзe и Кучмы продолжаются. Двое первых, как бывшие сотрудники компетентных органов СССР, в деле борьбы с терроризмом надеются справляться своими силами при незначительной финансовой поддержке Запада. Находясь слишком близко к Чечне, они не поняли eе международную террористическую сущность. Может, из-за того, что большое видится только на расстоянии. Украинцы, как назло, сплошь христиане, которым этот милый ваххабизм не привить. Баталии вокруг газа должных результатов не дают. Впрочем, недавние взрывы в Риге наводят на мрачные мысли. Терроризм может быть и не только исламским. Если прибалты могут обойтись без великой русской культуры, без экономических дотаций, другое дело - борьба с международным терроризмом. В данной ситуации своими силами навряд ли обойтись. “Союз нерушимый республик свободных” мог бы выступить гарантом безопасности всех.

Научный антитерроризм, однако, не догма, а наука, которая обязана развиваться. Не исключается появление в скором времени специализированных кафедр в университетах с обязательными лекционными курсами для студентов, в том числе для будущих ветеринаров и педагогов. И вообще, научный антитерроризм как будто уже был в нашей жизни. К примеру, снискавшая всeфедеральное одобрение операция “Вихрь-антитеррор” вызывает ассоциацию с известным шлягером из недавнего советского героического прошлого: “Вихри враждебные веют над нами”. Может быть, и вправду история повторяется дважды: один раз как трагедия, другой - как фарс. Еще про этот вихрь, как будто, из народной мудрости: Посеявший ветер пожнет бурю. Пишут, что в свое время немецкий канцлер Бисмарк, закончив чтение “Капитала” Маркса, пророчески предрек: “Из-за этого бухгалтера Европа еще наплачется”.