Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Осужденные из Панкиси: грузинские чеченцы не согласны с приговором о причастности к терроризму

Евгений Белов

В Грузии пятеро чеченцев-кистинцев, признанных виновными в терроризме, ждут рассмотрения апелляции на приговорОн был вынесен в марте этого года, но осужденные с ним не согласны.

Утром 24 августа прошлого года бойцы спецназа Службы государственной безопасности Грузии обыскали дома семей Мачаликашвили, Цатиашвили, Багакашвили, Кавтарашвили и Маргошвили в селах Дуиси и Корети, изъяли у них мобильные телефоны и компьютеры и задержали пять человек. Оружие во время обыска найдено не было.

После их ареста жители Панкисского ущелья, в котором расположены села, собрались на митинг против "клеветы". Они заявляли, что все видео– и аудиодоказательства на самом деле "явно сфабрикованы", либо преподнесены грузинской общественности "с преднамеренно некорректным переводом с чеченского". Собравшиеся держали в руках плакаты с надписью на грузинском языке "Требуем освобождения наших заключённых".

Спустя год суд признал 39-летнего Усупа Цатиашвили виновным во вступлении в иностранную террористическую организацию и помощи в террористической деятельности и приговорил его к одиннадцати годам и девяти месяцам лишения свободы. 21-летний Рамаз Кавтарашвили, 20-летние Магомед Мачаликашвили, Хамзат Багакашвили и Рамаз Маргошвили были осуждены за членство в террористической организации и приговорены к девяти годам и девяти с половиной месяцам заключения.

Согласно приговору, Цатиашвили был представителем ИГИЛ в Грузии – амиром грузинского вилаята (в пер. с арабского – "регион". – Прим. ред.) – и проводил конспиративные встречи, обсуждая на них ситуацию в Сирии и Ираке, а также организацию терактов в Грузии. Остальные четверо вступили в ИГИЛ весной 2021 года и поехали в Турцию, где якобы присягнули лидеру организации, и дальше собирались в Сирию, чтобы "вступить в ряды террористов", но по невыясненной причине не сделали этого.

"Возможно, помешали коронавирусные ограничения", – предполагает следствие.

"Они просто баловались"

Род Кавтарашвили живет в Панкисском ущелье около двухсот лет. Отец одного из осужденных, Али Кавтарашвили, принимал участие в Первой чеченской войне, а в годы независимости Ичкерии, при президенте Масхадове, работал в полиции. В 2000 году перебрался в Грузию, занимался эвакуацией раненых и выводом беженцев, был местным эмиром и имамом мечети. У него три дочери и три сына. Признанный террористом Рамаз – средний из них. Али не считает его виновным. Он убежден, что уголовное дело сфабриковано. По его словам, сторона обвинения предоставила полученные от спецслужб фальшивые доказательства. Не верит он и экспертизам.

"Сын утверждает, что его никто не вербовал, а Усуп Цатиашвили – просто знакомый, земляк, с которым здоровались при встрече. Сын также считает, что спецслужбы наблюдали за ним и его товарищами около двух лет", – рассказывает Кавтарашвили.

Али Кавтарашвили, житель Панкисского ущелья ГрузииАли Кавтарашвили, житель Панкисского ущелья Грузии

Отец осужденного считает, что история с вербовкой полностью придумана следствием, а в Турцию его сын с друзьями ездил работать.

"Рамаз работал уже после девятого класса: то на стройке с братьями, то в овощном магазине в Батуми, потом стал ездить на заработки в Турцию. За год до ареста он уже собирал там чай. Половина Грузии ездит работать в Турцию, я сам так делал. Там к нашим детям никто не имел никаких претензий, и за несколько месяцев до ареста их благополучно впустили обратно в Грузию, где они продолжали работать на стройке в соседнем селе", – рассказывает Али Кавтарашвили.

Они вставляли в разговор арабские слова, не понимая их значения

Кистинец говорит, что его сын, признанный виновным в радикальном исламизме, даже не знает арабского языка: "Они с друзьями баловались, вставляли в разговор арабские слова, не понимая их значения, говорили "Аллах акбар", слушали нашиды на арабском и ходили в сельскую мечеть".

По его словам, 24 августа прошлого года к ним домой пришли около двух десятков силовиков. Рамаза попросили проехать с ними, чтобы кого-то опознать, и обещали вскоре вернуть обратно.

"Сын наспех оделся, не позавтракал, уехал. Спустя несколько минут я увидел, как силовики задерживают Маргошвили и Багакашвили. Всех отвезли на допрос в Тбилиси", – вспоминает собеседник.

Преследование сына Кавтарашвили связывает со своими собственными отношениями с властями: он утверждает, что его пытались склонить к сотрудничеству спецслужбы.

"Я отказался, и за моей семьей продолжили следить", – говорит Кавтарашвили.

После ареста сына Али Кавтарашвили оставил должность имама и сейчас работает сельским сторожем, охраняя кукурузное поле от забредших сюда коров и лошадей.

"Другой работы в селе нет", – констатирует собеседник.

Незаконный приговор?

Тбилисский городской суд приговорил жителей Панкиси к минимальному возможному сроку, объясняет юрист общей специализации Анна Лилуашвили, участвующая в деле в качестве защитника. По ее словам, суд учел все возможные смягчающие обстоятельства.

"Мы считаем, что приговор незаконный и не соответствует требованиям Уголовно-процессуального кодекса Грузии. Суд не оценил и не принял во внимание существенные доказательства, проигнорировал фактические обстоятельства дела, имеющие решающее значение для правильной квалификации иска", – говорит юристка.

По ее мнению, основания для обвинительного приговора не сформулированы в решении, также суд не ответил и на аргументы защиты. Кроме того, рассмотрение апелляционной жалобы было назначено на 12 августа 2022 года, но его отложили на неопределенный срок.

Улица в одном из сел Панкисского ущельяУлица в одном из сел Панкисского ущелья

Нет перспектив

Собеседники Кавказ.Реалии из числа грузинских экспертов полагают, что дело пятерых жителей Панкиси невозможно оценивать отдельно от социальной и политической ситуации в стране в целом.

"Жители Панкиси очень мало интегрированы в общество Грузии, там другие традиции и атмосфера, – объясняет бывший заместитель министра обороны Грузии Нодар Харшиладзе. – Но иногда власти пытаются делать устрашающие вещи: государство хочет показать, что у него все под контролем, хотя на самом деле это не так".

По словам эксперта, часть молодежи в Панкиси исповедует салафитский вариант ислама, т.к. традиционного для Кавказа суфизма там почти не осталось.

У молодежи из Панкиси нет особых перспектив в Грузии для самореализации

"У молодежи из Панкиси нет особых перспектив в Грузии для самореализации, поэтому есть опасность их ухода в криминал или за границу в радикальные организации. Именно поэтому кто-то из панкисской молодежи принимал участие в войне в Сирии на стороне ИГИЛ", – говорит Харшиладзе.

В то же время сейчас социальная ситуация в Панкисском ущелье улучшилась по сравнению с недавним прошлым, считает бывший госминистр по примирению и равенству Паата Закарейшвили.

"Можно сказать, что динамика позитивная. В 90-х годах там было довольно тяжело: туда вывозили боевиков из Чечни лечить и переждать розыск. Однако еще при президенте Шеварднадзе эти люди покинули ущелье. Сейчас ситуация выравнивается. Государство все больше обращает внимание на интересы населения Панкиси. Там действуют инфраструктурные проекты, работают образовательные и социально-экономические программы", – уверяет эксперт.

Власти Грузии боятся радикального ислама и хотят не допустить его распространения среди молодежи, объясняет Закарейшвили большие сроки заключения, полученные подсудимыми. Сам эксперт, однако, не считает столь суровое наказание правильным.

Мечеть в Панкисском ущелье ГрузииМечеть в Панкисском ущелье Грузии

"Слишком строгие меры контрпродуктивны. Они не всегда работают в пользу общественного интереса. Зачем такие большие сроки? Можно было бы влиять на молодежь через традиционный ислам, а в приговоре обойтись более мягкими формами наказания. Их действия я не могу даже преступлением назвать", – говорит Закарейшвили.

При этом вряд ли к подсудимым отнеслись предвзято из-за чеченского происхождения, считает эксперт.

"Мусульмане из Аджарии тоже были в свое время в ИГИЛ, в Сирии, даже посылали оттуда воинственные сообщения грузинскому обществу. И если бы они вернулись, то также предстали бы перед судом и получили большие сроки", – указывает Закарейшвили.

Во время своей работы в грузинском правительстве, вспоминает собеседник, он был первым гражданским министром, кто приехал в Панкиси. До него из официальных лиц туда заезжали только силовики.

"В бытность нашего правительства (при Саакашвили. – Прим. ред.) ситуация в Панкиси была одной из самых напряженных. У кистинцев были очень сложные отношения с полицией. Они не доверяли государству, но мы, как представители власти, смягчали ситуацию, и, думаю, у нас получилось. Сейчас там безопасно", – резюмирует Закарейшвили.

Пик радикализации молодежи в Панкиси был десять лет назад, на фоне обострения конфликта в Сирии, считает кавказовед, общественный активист Сулхан Бордзикашвили. По его подсчетам, воевать в Сирию из Панкиси уехали 70 человек. А самой актуальной на сегодняшний день, помимо экономических трудностей, для жителей ущелья остается проблема образования.

Они говорят: сосед отучился, родственник отучился, потратили деньги и вернулись домой, сидят без работы

"Много раз слышал от знакомых из Панкиси, что нет смысла идти в университет. Они говорят: сосед отучился, родственник отучился, потратили деньги и вернулись домой, сидят без работы", – указывает Бордзикашвили.

Вместе с тем, говорит эксперт, кистинская молодежь не может полноценно изучать религию – в Панкиси нет медресе.

"Знаний об исламе недостаточно и сейчас, а десять лет назад многие и вовсе не понимали, что ИГИЛ делает недопустимые в религии вещи. Среди завербованных туда 75–80% составляла молодежь. Их убеждали, что режим Асада воюет против ислама. Но и о методах ИГИЛ тогда многие не знали", – говорит Бордзикашвили.

Панкисское ущелье ГрузииПанкисское ущелье Грузии

Он считает, что грузинские власти начинают педалировать тему экстремизма в Панкиси, чтобы отвлечь внимание от других насущных проблем – программы экономической поддержки не работают в Панкиси эффективно.

"Можно получить деньги для старта в бизнесе, но в Панкиси это может быть бесперспективно. Некоторые проекты сразу же терпят убытки и закрываются уже через несколько месяцев", – говорит Бордзикашвили

***

Панкисское ущелье – небольшой анклав, территориально входящий в Ахметский муниципалитет, расположенный на севере Грузии. В нем находится в общей сложности 16 населенных пунктов, где проживают этнические чеченцы.

В Сирии воевал чеченец из грузинского региона Панкиси Муслим Шишани (Мурад Маргошвили). Он возглавлял отряд "Джунуд аш-Шам" с 2013 года. С 2014 года он был включен в список Госдепартамента США как террорист, в отношении него введены санкции. В декабре 2021 года спецпредставитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев заявил, что ударом российской военной авиации Шишани был убит.

https://www.kavkazr.com