Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Кошелек или жизнь? Кадыровские похищения и вымогательства в Чечне

Лидия Михальченко

В Чечне силовики продолжают похищать местных жителей – задерживать их без объяснения причин и официального предъявления обвинений. В последние месяцы правозащитники фиксируют ухудшение ситуации.

В августе оппозиционное движение 1АDAT сообщило о 21 случае похищения и назвало имена некоторых из пострадавших – Зелимхан Дашаев, Мансур Мовлаев, Эми Докаев, Мовсар Магомадов, Ислам Ибрагимов, Асхаб Израилов, Зелимхан Хасиев, Асхаб Докаев и братья Мингебаевы. Некоторых из них силовики похитили уже не в первый раз, но часть из них уже вернулись домой – их освободили за выкуп.

Представитель 1ADAT Ибрагим Янгулбаев рассказал Кавказ.Реалии, что родственники похищенных могут обращаться в движение через бот обратной связи в телеграме, но в последние месяцы таких сообщений почти нет – в связи с войной на жителей усилилось давление силовиков. Поэтому о большинстве случаев 1ADAT узнает от активистов движения, скрыто работающих в республике.

Силовики могут подумать, что эти люди с нами на связи и устроят новые репрессии их семье

"После публикации августовской статистики родственники некоторых похищенных попросили нас ее убрать. Но мы так не делаем. Люди боятся, но я объясняю: удаление публикации означает, что мы пошли на поводу у кадыровцев. Кроме того, это подставит их самих: силовики могут подумать, что эти люди с нами на связи и устроят новые репрессии их семье", – говорит Янгулбаев.

Близкий знакомый одного из фигурантов списка 1ADAT на условиях анонимности рассказал корреспонденту Кавказ.Реалии подробности его похищения.

"Его родственники не обращались к правозащитникам, потому что полиция обещала, что его вот-вот отпустят, – рассказал свидетель. – Кроме того, они боялись, что огласка ухудшит его положение. Полицейские обвинили его в том, что он был подписан на канал 1ADAT и оставлял комментарии. Узнав об этом, админы канала опубликовали про него пост, сообщили, что он в Шатойском РОВД. Спустя четыре дня в бот обратной связи канала написали родственники и потребовали удалить эту информацию. Но если бы кадыровцы считали, что эту информацию передала семья, их самих бы уже похитили", – рассказал собеседник.

Угрожают послать в Украину

По словам Янгулбаева, в последние месяцы в Чечне стало больше силовых рейдов с целью массовых похищений, а требование выкупа за похищенных теперь сопровождается угрозой отправки на войну.

"Раньше силовики говорили: не заплатите – сфабрикуем уголовное дело, а сейчас угрожают послать в Украину. Если в прежние времена похищенным светил срок в два-три года, а у семьи не хватало средств, люди соглашалась – ладно, посидит в тюрьме. А отправка в Украину намного серьезнее, высок шанс больше не увидеть родственников. Поэтому их семьи всеми силами ищут деньги, отдают последние сбережения. За похищенного Ислама Ибрагимова, к примеру, требовали 500 тысяч", – говорит собеседник.

Обычная реакция людей, столкнувшихся с похищением родственника в первый раз, – это паника, говорит Янгулбаев.

"Когда меня похитили, семья тоже переживала, что меня могут убить. Но события всегда идут по худшему сценарию, если отмалчиваться. Когда человека отправляют в какое-то из неофициальных мест содержания (военная база в Ханкале, территории расположения кадыровских полков или военные части), то в 95% случаев даже не заводят уголовное дело, а отпускают за обещание сотрудничать или выкуп. Но когда держат в РОВД, могут и дело сфабриковать", – рассуждает он.

По его словам, кадыровцы боятся огласки и убеждают родственников никуда не звонить, обещая освободить человека.

"Например, родителям одного из похищенных несколько дней говорили, что отпустят его, как только дождутся начальника. Конечно же, специально тянули время и врали. Начальник не может так долго отсутствовать на рабочем месте", – говорит Янгулбаев.

После 24 февраля в кризисной группе"Северный Кавказ SOS" заметили снижение числа заявок из Чечни. По словам ее пресс-секретаря Мирона Розанова, относительно спокойная ситуация сохранялась вплоть до апреля.

Силовики были заняты набором "добровольцев" для участия в войне в Украине, а потому количество задержаний в это время снизилось

"Мы связываем это с тем, что силовики были заняты набором "добровольцев" для участия в войне в Украине, а потому количество задержаний в это время снизилось", – говорит Розанов.

Но уже в мае число просьб о помощи снова возросло, рассказывает собеседник.

"Все чаще стали поступать сигналы о задержаниях людей по самым разным причинам. Задерживают не только представителей ЛГБТК+, но и гетеросексуалов. По сообщениям наших заявителей, к задержанным применяют насилие, а затем предоставляют им "выбор": сфабрикованное уголовное дело, отправка в Украину или выкуп – не менее миллиона рублей. Такую практику силовики применяли к представителям ЛГБТК+ еще с 2017 года, однако требуемые суммы были гораздо меньше", – говорит Розанов.

Атмосфера безнаказанности

Ситуация с пытками в Чечне никак не изменилась с началом войны, говорит Янгулбаев. При этом, по его словам, не всех пытают одинаково – зависит от того, что человек сделал, как долго он может выдержать пытки, насколько идет на контакт и соглашается сотрудничать.

"Кому-то хватает одного подзатыльника. Испугался, растерялся, начал рассказывать, сдавать людей – и все, его больше не бьют. А некоторые упорствуют. Со мной в камере сидел человек. Он не давал кадыровцам пароль для разблокировки телефона – не хотел, чтобы были проблемы у тех, кто у него в контактах, и его пытали прямым током. Но когда пригрозили засунуть трубу в задний проход, он сдался. А в другом случае привели аптечного наркомана. Его ударили один раз – и он сразу рассказал, у кого купил наркотики и кто из знакомых еще что употребляет. И его больше не трогали, использовали как подставного", – говорит Янгулбаев.

Обращающиеся по поводу похищений силовиками или пыток жители Чечни в этом году чаще просят не раскрывать обстоятельств их дел, рассказывает руководительница северокавказского филиала "Команды против пыток" Екатерина Ванслова. Они опасаются последствий, считая огласку угрозой своей безопасности, говорит правозащитница.

"Не все из них готовы уезжать, многие остаются в республике, например, из-за пожилых родственников. Поэтому в Чечне поддерживается атмосфера безнаказанности", – утверждает Ванслова.

Обычно, принимая в работу заявления, "Команда против пыток" берет согласие заявителя на огласку дела. Кроме того, правозащитники подают заявление в Следственный комитет, а в случае его бездействия жалуются в суд и другие инстанции.

"Но многие заявители из Чечни на это не соглашаются, даже если выехали оттуда, опасаясь за безопасность себя и родственников", – говорит Ванслова.

В 2020 году юристы закрытого ныне "Комитета против пыток" получили из Чечни одиннадцать обращений. Из них расследовались только два – похищения Мовсара Умарова и Салмана Тепсуркаева. В 2021 году в "Комитет" обратились девять жителей Чечни, но ни одно из заявлений не дошло до этапа расследования. В нынешнем году из шестнадцати обращений начали расследоваться три, но два из них были прекращены по просьбе заявителей.

***

Кавказ.Реалии не раз сообщал о том, что в так называемые добровольческие отряды в Чечне насильно записывают местных жителей. Об этом же говорят чеченские правозащитные организации и блогеры – они регулярно получают обращения жителей республики, которых похищают для отправки на войну против Украины. Одному из таких похищенных, жителю села Серноводское Шамилю Сасламбекову (возможно, Сосламбекову), предположительно поставили ультиматум: либо отправка в Украину, либо тюрьма по сфабрикованному уголовному делу. Он предпочел отправиться на войну, где был убит.

Глава Чечни Рамзан Кадыров косвенно признал похищения родственников своих критиков, однако отверг причастность к этому. По словам главы Чечни, за исчезновениями людей могут стоять те, кого "обидели" правозащитники и блогеры, т.к. в республике "никто не отменял кровной мести".

https://www.kavkazr.com