Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Необыкновенный фашизм. Кадыризм, как и путинизм, должен быть осужден мировым сообществом

За двадцать лет российской оккупации Чечни кадыровцы превратились в инструмент внутренней политики России За двадцать лет российской оккупации Чечни кадыровцы превратились в инструмент внутренней политики России

Российским пропагандистам удалось создать из кадыровцев пусть и миноритарных, но «акционеров» этой войны

В информационной войне, которая сопровождает российскую агрессию против Украины, присутствуют три важных составляющих: российские вооруженные силы, белорусские войска и кадыровцы, из чего следует, что кадыровцы воспринимаются в качестве одного из субъектов этой войны. Если учесть, что кадыровцы в общей массе российских оккупационных сил составляют лишь около 1%, а упоминание кадыровцев в информационном потоке – около 20%, нужно признать, что пропагандистам удалось создать из них пусть и миноритарных, но «акционеров» этой войны. Сегодня уже не важно, что изначально Кремль планировал лишь создать иллюзию субъектности кадыровских подразделений, используя их для решения своих тактических оккупационных задач, главным образом в качестве устрашающей силы. Этим планам не суждено было сбыться; а кадыровцы в сегодняшней украинской реальности остаются тем, чем были всегда — палачами и преступниками. План Москвы в отношении кадыровцев мог воплотиться в жизнь лишь в том случае, если б ей удалось осуществить молниеносный захват Украины. Но у России не вышло не только с блицкригом, у России не получилось – и уже не получится никогда – выиграть саму эту войну. И даже не важно, каким будет итог военных действий.

Путин долго не мог определиться с идеологий российского государства, склоняясь то к патриотизму, то к консерватизму. Однако последние события с очевидностью свидетельствуют о том, что реальная философия, которой придерживается этот человек, а вслед за ним и вся страна – это русизм, самый темный, человеконенавистнический инстинкт русской души. У Некрасова есть стихи о том, как мужик сечет лошадь кнутом по глазам, «по кротким глазам». «Этого кто же не видал, это русизм», – писал некогда Достоевский. Именно вследствие своего плохо скрываемого русизма Путин отказывает украинскому народу в праве на суверенность, настаивая на цивилизационном превосходстве русского народа. 

Путинская идеология уже подвергается осуждению всеми свободными людьми. Преступления путинского режима уже бьют бумерангом по россиянам и, возможно, будут бить еще долго.

А как же насчет кадыровцев? Будет ли идеология «кадыризма» осуждена народами? И что вообще представляет из себя кадыризм?

За двадцать лет российской оккупации Чечни кадыровцы превратились в инструмент внутренней политики России. Но сегодня, когда подразделения Кадырова совершают преступления на территории Украины, международному сообществу необходимо уделить самое пристальное внимание этому явлению.

Кадыровцы всячески демонстрируют, что берут.... Кадыровцы всячески демонстрируют, что берут....

Давайте попробуем определить основные черты кадыризма:

1. Полное лишение человека свободы и прав
2. Абсолютный контроль над СМИ
3. Подавление инакомыслия в любых формах
4. Вождизм
5. Вера в свою богоизбранность и историческую миссию
6. Фальсификация выборов
7. Крайний национализм
8. Пропаганда милитаризма
9. Манипулирование религиозными ценностями
10. Поиск внешнего врага
11. Презрение к умственной деятельности и интеллектуалам
12. Коллективная ответственность и массовый террор по отношению к противникам
13. Тотальная коррупция и незаконное обогащение правящей верхушки
Совершенно очевидно, что эти признаки роднят кадыризм с путинским фашизмом. Есть ли различия? Отличие кадыризма от путинизма заключается в том, что одним из его базисов выступает религиозное сектантство. Многолетние попытки сотворить из Ахмат-Хаджи Кадырова духовного учителя и основоположника нового религиозного учения в конце концов увенчались успехом. В результате в Чечне создана целая прослойка людей, коллективное сознание которых основывается на псевдорелигиозном видении мира. Именно это обстоятельство заставляет нас заключать, что кадыризм — это не обычный фашизм, а некий набор человеконенавистнических идей, проистекающих из религиозного мракобесия. Максимально корректное определение этого явления очень важно для понимания сути проблемы, так как от точности диагноза зависит успех последующей терапии. Таким образом, инструментарий для лечения путинизма и инструментарий для лечения кадыризма должен быть дифференцирован, поскольку формы заболевания и их течение отличаются.

Кто же имеет право на лечение? Доктор, чьи методы привели к массовому распространиению инфекции, не имеет морального и профессионального права лечить несчастных, заболевших по его вине. Следовательно, Россия не имеет морального права учить Чечню, как, скажем, послевоенная Германия не имела бы права поучать послевоенную Японию. 

Кадыризм, как и путинский фашизм, должен быть осужден мировым сообществом. Но кадыризм должен рассматриваться в грядущем суде, который состоится отдельно от путинизма, подобно тому, как в свое время в Нюрнберге в отдельный процесс были выделены преступления айнзацгрупп – специальных карательных отрядов третьего рейха. Если у цивилизованного мира не хватит политической воли осудить и уничтожить кадыризм как античеловеческую идеологию, то он может замаскироваться, перейти в спящий режим и ждать своего часа для возрождения. Для этого существует благоприятная почва в лице многочисленной армии кадыровских религиозных деятелей, обеспечивающих идеологическую поддержку кадыризму. Они никуда не делись и вряд ли куда-либо денутся. Если к ним не будут применены меры воздействия и им не будет вынесен запрет на любую общественную деятельность, они продолжат манипулировать религиозными ценностями и отравлять сознание людей. Эта категория слуг режима менее заметна, чем кадыровские военизированные формирования, но не менее опасна, так как их разлагающий эффект проявляется не сразу.

Ахмед Закаев
глава правительства Чеченской республики Ичкерия за рубежом

https://glavcom.ua