Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Война с грифом "секретно". Приказ Шойгу встревожил историков

Есть основания предполагать, что отныне в России тема выселения народов тоже будет под запретомЕсть основания предполагать, что отныне в России тема выселения народов тоже будет под запретом

Приказ об отмене другого, давнего приказа. Такие подробности делопроизводства любого ведомства нечасто становятся предметом общественного внимания. С приказом №591 министра обороны России Сергея Шойгу, который был опубликован во вторник и вступает в силу 2 апреля, получилось иначе. Ведь это распоряжение может повлиять на изучение истории Второй мировой войны – и не в лучшую сторону, пишет Радио Свобода.

Суть дела в том, что в 2007 году было объявлено о рассекречивании огромного объема материалов периода 1941–1945 годов, хранящихся в архивах военного ведомства. Это было сделано приказом №181 тогдашнего главы Минобороны Анатолия Сердюкова. В 2009 году в этот документ были внесены небольшие изменения. Нынешнее распоряжение министра Шойгу прекращает действие приказа №181. Новый приказ был подписан главой Минобороны, что любопытно, еще 12 ноября прошлого года, но увидел свет только сейчас. Таким образом, те архивные документы военного времени, которые пока не были опубликованы, вновь становятся секретными. Что будет с доступом к документам уже опубликованным, пока не ясно: разъяснений по этому поводу Минобороны не даёт, ответа на запрос, посланный Радио Свобода в пресс-службу военного ведомства, на момент публикации этого материала получено не было.

Историки и общественность, интересующаяся военной историей, беспокоятся по поводу того, что новое распоряжение министра обороны создаст проблемы для независимых исследователей, изучающих этот период:

 

Дмитрий Шеин, автор ряда книг о советских танковых войсках, пишет у себя в фейсбуке: "Отменен многократно благословенный 181-й приказ, согласно которому архивные дела инстанций до фронтового уровня включительно рассекречивались начальником архива без сбора комиссии по рассекречиванию. По факту это означало, что дотоле не рассекреченные дела рассекречивались по факту заказа, инструкторы читального зала и хранители фондов просто предупреждали исследователя, что придётся подождать неделю или две, пока рассекречивание будет проведено приказом начальника архива".

Никита Петров, специализирующийся на истории советских спецслужб, в том числе и в военный период, предположил в разговоре с Радио Свобода, что "приказ 2007 года о целенаправленном рассекречивании перечисленных в нем комплексов документов выполнен и нужда в нем отпала. Иначе надо предположить, что работа по рассекречиванию в соответствии с приказом 2007 года не была завершена к настоящему времени (что маловероятно), продолжалась и в наши дни, и вдруг ее решили остановить".

С этим не согласен автор биографий ряда советских военачальников Борис Соколов:

– Речь идет о десятках или даже сотнях миллионов документов. Для их публикации потребовались бы, наверное, многие десятки лет. Насколько я знаю, даже в тех государствах, где военные архивы по Второй мировой войне открыты полностью или почти полностью (Германия, США, Великобритания, Франция, Италия и др.), большинство документов до сих пор не опубликовано именно из-за общего очень большого объема. Сейчас только в Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ), по официальным данным, находится на хранении 20 244 243 архивных дела и 60 477 024 единицы хранения военно-медицинских документов, из них 10 951 948 архивных дел периода Великой Отечественной войны. А в каждом архивном деле может быть несколько десятков или даже сотен документов.

– С чем может быть связано появление приказа №591?

– Думаю, что этот приказ связан с поправками к Конституции и недавно принятыми или рассматриваемыми законами и законопроектами, усиливающими контроль государства над историей Второй мировой войны и превращающими историю Великой Отечественной в род гражданской религии. Цель приказа – не допустить независимой от Минобороны публикации документов по истории Великой Отечественной войны.

Военная техника на параде по случаю 75-й годовщины победы над нацистской Германией. Москва, 24 июня 2020 года
Военная техника на параде по случаю 75-й годовщины победы над нацистской Германией. Москва, 24 июня 2020 года

– Почему приказ был подписан Сергеем Шойгу еще в ноябре, но опубликован только сейчас?

– Документ был подписан в ноябре 2020 года, но вступает в силу 2 апреля 2021 года, очевидно, для того, чтобы дать возможность архивам подготовиться и решить, какие документы следует по-прежнему выдавать исследователям, а какие вновь засекретить. Приказ не был опубликован сразу, чтобы не поднялась волна возмущения независимых исследователей.

Приказ не был опубликован сразу, чтобы не поднялась волна возмущения независимых исследователей

– Какое значение имел отменяемый ныне приказ тогдашнего министра обороны Сердюкова? Какие именно документы, изменившие представление историков и общественности о войне, стали известны благодаря ему?

– Похоже, теперь все документы из архивов Министерства обороны будут публиковаться только по инициативе военного ведомства. Те документы, решение о публикации которых не принято, вероятно, просто не будут выдаваться исследователям. Документы, которые стали широко известны благодаря приказу Сердюкова, – это журналы боевых действий частей и соединений, боевые донесения, некоторые директивы армий и фронтов, а также Ставки. В то же время наиболее важные из ныне доступных директив, донесений и т. п., в том числе и негативно рисующие Красную Армию, были опубликованы еще до вступления приказа 2007 года в силу, в 1990-е годы и в начале 2000-х – в частности, в изданной издательством "Терра" при содействии Минобороны серии сборников документов "Русский архив: Великая Отечественная" в 29 томах. Ничего принципиально нового после 2007 года так и не появилось. Наоборот, была почти прекращена публикация документов, рисующих Красную Армию с негативной стороны, и к некоторым из них, уже опубликованным, был закрыт доступ в архивах. Такие документы просто не давали исследователям.

Советские танкисты на отдыхе, 1944 год
Советские танкисты на отдыхе, 1944 год

– Что теперь? Может случиться так, что пострадают какие-то проекты, в которых были использованы документы, рассекреченные после приказа Сердюкова?

– Для патронируемых властями проектов, вроде "Памяти народа", никаких ощутимых последствий, думаю, не будет. Хотя нельзя исключить, что отдельные документы из открытых сейчас в интернете баз данных будут изъяты.

– Как отразится нынешний приказ на работе отдельных историков, изучающих период 1941–1945 годов? Будут ли к архивам теперь допущены только "проверенные кадры"?

– Возможно, допуск не ограничится только кругом "придворных" историков, но вот документы будут выдавать еще более дозированно. Хотя, насколько мне известно, в ЦАМО еще до приказа Шойгу документы давно уже выдают с очень большим разбором. Эта тенденция началась со второй половины 2000-х годов и продолжается по сей день. Все это ведет к созданию парадной, лакированной картины Великой Отечественной войны, – считает историк и публицист Борис Соколов.

Напомним, что в соответствии с приказом №181 2007 года рассекречиванию подлежали документы периода 1941–1945 годов, находящиеся в ЦАМО, Центральном военно-морском архиве в Гатчине и Военно-медицинском архиве в Санкт-Петербурге. Крупнейшим проектом, использующим документы из этих архивов, стал возникший по инициативе Минобороны и существующий с 2010 года электронный банк документов "Память народа", который содержит наградные дела и документы по оперативному управлению боевыми действиями.

Рассекречивание большого массива документов военного периода помогло установить судьбу многих советских солдат, в частности, ранее не идентифицированных погибших. Был дан толчок и ряду исторических дискуссий – например, о реальных людских потерях СССР в годы войны с нацистской Германией и ее союзниками. Эти данные несколько раз уточнялись. В настоящее время Минобороны России называет цифру безвозвратных военных потерь Советского Союза – почти 12 млн человек, общие потери, с учетом погибших гражданских лиц, – 26,6 млн человек. Ряд историков оспаривают эти данные, называя иные цифры – вплоть до 43–45 млн человек.

Ярослав Шимов

https://www.kavkazr.com/a/31168678.html