Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Речь Руслана Хасбулатова в суде по «делу А.Закаева» в Лондоне

"Дело Закаева" и проблема суверенитета ЧРИ

В ту минуту, когда правительство узурпирует суверенитет, общественное соглашение разорвано, и все простые граждане, по праву возвращаясь к своей естественной свободе, принуждены, а не обязаны повиноваться.

Жан-Жак Руссо

 

О СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ В ОТНОШЕНИИ ГОСПОДИНА АХМЕДА ЗАКАЕВА И НЕОБХОДИМОСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

Предисловие

 

Затяжной характер двух российско-чеченских войн, приобретающий по мере их продолжения все признаки геноцида (убито более 220 тысяч человек) народа, требует постановки вопроса (неважно когда) об ответственности высших должностных лиц, чьи приказы и решения привели к таким трагическим действиям. Нести ответственность должны виновные с обеих стран.

В связи с этим я считаю принципиально важным судебный процесс в отношении одного из лидеров сопротивления Ахмеда Закаева, связанный с требованием России экстрадиции Закаева как гражданина России.

С точки зрения международного права для мотивированного ответа на вопрос: "Следует экстрадировать г-на Закаева или не следует?" необходимо первоначально установить реальное гражданство этого человека.

В данном конкретном случае невозможно обойтись чисто формальными признаками гражданства: местом рождения и проживания, кем и когда был выдан паспорт и т.п.

Исторически сложившаяся неопределенность в государственно-правовых взаимоотношениях России и Чечни требует детального рассмотрения всех аспектов этой проблемы.

На карту поставлена судьба не только Ахмеда Закаева, как отдельной личности, но и сотен тысяч его сограждан, не по своей воле вовлеченных в круговерть чеченской трагедии.

Убежден в том, что Высокий Суд, решая судьбу г-на Закаева, подойдет к проблеме именно с этих позиций.

В самом начале нового витка российско-чеченских трений, переросших, к сожалению, в жесточайшую войну, я был на посту Председателя парламента России. Другими словами, был не простым свидетелем, а одним из главных участников происходящих событий.

Именно в этом качестве я готов изложить Высокому Суду и при необходимости документально аргументировать следующие принципиальные вопросы:

1. Является Чеченская Республика государством или субъектом России?

2. Какова эволюция Чечни к государству с точки зрения союзного, Российского и международного права в 90-х годах двадцатого века?

3. Каковы последствия и выводы того объективного и установленного факта, что Чечня - это государство, а не субъект России (часть России)?

4. И, наконец, что такое "дело Закаева" с точки зрения анализа вышеуказанных вопросов?

 

I. Чеченская Республика - государство

 

Само понятие "экстрадиция" непосредственно связано с другими государственно-правовыми понятиями, в частности, такими, как "суверенитет", "агрессия", "преступления против человечности" и др.

И самое главное, в рассматриваемом аспекте, - определить: являлась ли Чеченская Республика "государством", поскольку в определении ООН относительно агрессии говорится: "Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении".

Таким образом, надо выяснить, являлась ли Чеченская республика "государством"?

Да, являлась, - отвечаю я на этот вопрос, поскольку даже в "старой", много раз раскритикованной за недемократизм, и, наконец, расстрелянной в октябре 1993 года российской Конституции, в которой определяются статусы республик России, прямо говорится о том, что они, Российские республики, являются "государствами". Требования ООН, не будем забывать, описывают формально-юридические признаки, а по таковым не только Чеченская Республика, но и любая другая республика, входящая в состав России, является ГОСУДАРСТВОМ. Причем, ООН в своем определении, в частности, в пункте а) дальновидно предусмотрела, что речь может идти не только о государствах-членах ООН, но и о таких государствах, которые НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЧЛЕНАМИ ООН. Давайте посмотрим, что это за государства, не являющиеся членами ООН?

Во-первых, это как раз государства-республики, входящие в состав России, или оспаривающие соответствующие требования России, поскольку их конституции определяют их как государство.

Во-вторых, неслучайно для обсуждения проблемы агрессии ООН были приглашены лидеры "национально-освободительных движений", с провозглашенными ими государствами, еще не получившими признания ООН. Следовательно, Чеченская Республика является государством. И в широком смысле, как элемент национально-освободительного движения, прямо регламентируемый (и предусматриваемый) международным правом как возможный объект агрессии, и в узком смысле, с точки зрения внутреннего, российского федерального права, конституированного в основных законах - в конституциях: и в "расстрелянной" в октябре 1993 года, и в ныне действующей от 12 декабря 1993 года, где, как отмечалось выше, говорится о "суверенных республиках-государствах", входящих в состав России.

В-третьих, исключительно важным является следующее, "забытое" юристами и политиками, обстоятельство.

Дело в том, что 10 апреля 1990 года Президент СССР М. С. Горбачев подписал Закон "Об основах экономических отношений Союза ССР, Союзных и Автономных республик", который полностью приравнял бывшие автономные республики России и других союзных республик к самим союзным республикам. В последующем, в 1990-1991 годах, все автономные республики России (кроме Дагестана) приняли Декларации о национально-государственных суверенитетах, признанные официально Россией и упомянутые в Конституции России (через внесение конституционных поправок).

Поэтому все эти бывшие автономные республики, которые избавились от слова "автономные" к моменту демонтажа СССР в декабре 1991 года, были юридически выведены из состава России и могли, при желании, завершить этот выход и процедурно-правовым способом. (Как это осуществили все союзные республики, а также Чеченская Республика). Она еще в ноябре 1990 года приняла Декларацию о суверенитете, затем самостоятельно договорилась с ингушской частью республики о разделе республики на две части: на Чеченскую и Ингушскую Республики, - что, кстати, было безоговорочно принято высшими государственными органами власти России: Президентом, Верховным Советом, Правительством, Конституционным Судом.

Чтобы не вызвать полного краха России (через ее распад), я форсировал в тот период заключение Федеративного договора, который был подписан в конце марта 1992 года - это, собственно, единственный правовой акт, возвративший республики в состав России (кроме Чеченской Республики и Татарии).

Чеченская Республика не подписала Федеративный договор (объединивший все субъекты России в единое государство) 31 марта 1992 года, она не участвовала ни в каких выборах и референдумах, проводимых российскими властями после уничтожения СССР. И по всем внутренним формально-конституционным и международным нормам права Чеченская Республика может рассматриваться как суверенное самостоятельное государство. Собственно, она таковой и рассматривалась фактически Россией до начала агрессии 26 ноября (и 11 декабря) 1994 года. И поэтому действия федеральных войск на ее территории, начиная с 26 ноября 1994 года, являются агрессией в классическом смысле слова, в полном объеме, предусмотренном определением, данным Генеральной Ассамблеей ООН и, соответственно, граждане Чечни не подлежат судебному преследованию в соответствии с российским правосудием, если они не совершили преступление на территории России.

 

II. От автономии - к независимости

 

В отношении Чеченской Республики часто применяются эпитеты "самопровозглашенная", "непризнанная", "мятежная", которые ничего не имеют общего с действительностью и носят провокационный характер. С юридической точки зрения независимая Чеченская Республика легитимна абсолютно в той же степени, в какой был легитимен СССР, и легитимна сегодняшняя Россия.

В апреле 1990 г. в духе осуществлявшихся М. Горбачевым реформ по либерализации советской системы Верховная власть СССР приняла, без преувеличения, два судьбоносных для народов СССР закона: 10 апреля - " Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных Республик"; 26 апреля - "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации". Кроме общих положений, в данных законах содержится ряд статей, которые кардинально меняют статус, например, автономных республик. Они недвусмысленно приравниваются в правах с союзными республиками. За теми и другими признается "свободное самоопределение народов" (Закон от 26.04.ст.1.). Автономные республики, как и союзные, являются субъектами федерации - Союза ССР (Закон от 26.04.ст.1.).

"Территориальные споры между союзными республиками, автономными образованиями, по которым соглашение между ними не было достигнуто, могут передаваться по взаимному согласию для решения Совету Национальностей Верховного Совета СССР" (там же, ст3).

"К исключительному ведению Союза Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и управления относится:

2) принятие в состав СССР новых союзных республик и утверждение образования новых и изменения статуса уже существующих автономных республик, автономных областей и автономных округов;

3) разрешение споров между союзными республиками, между союзными и автономными республиками, автономными образованиями в случае их обращения по этому вопросу к органам Союза ССР (там же ст.6.).

В законе СССР "Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик" ни в одном месте не делается различие между "союзными" и "автономными" республиками. Во всех случаях, независимо от того, идет речь о полномочиях или обязательствах, используется сочетание "союзные и автономные республики". В статье 5, которая называется "Договорные формы экономических связей Союза ССР, союзных и автономных республик", во всем тексте пункта 1. сочетание "союзные и автономные республики" заменено одним словом "республики".

Примечателен пункт 2. этой статьи, который как будто специально написан для того, чтобы продемонстрировать равнозначность "союзных" и "автономных" республик. Например: "2. Союзные и автономные республики вправе учреждать в столице Союза ССР и столицах других республик свои представительства, содержащиеся за счет средств республиканских бюджетов. Органы государственного управления Союза ССР могут создавать с согласия республики на ее территории свои службы и подразделения". Интересно отметить в рассматриваемом законе, так же как и в предыдущем, в роли третейской стороны в споре между субъектами федерации выступает общесоюзная верховная власть. Например, статья 6: "5. Разногласия по экономическим вопросам между правительством Союза ССР, союзными и автономными республиками, а также между республиками, возникающие при исполнении законов СССР, постановлений и распоряжений правительства СССР, рассматриваются Верховным Советом СССР с учетом рекомендаций Совета Федерации".

Таким образом, если быть объективными, следует признать, что чеченцы уже в тот период, т.е. в апреле 1990 г., перестали быть пресловутым "внутренним делом России". В своем Постановлении от 26.04.1990г. "О введении в действие Закона СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации" Верховный Совет СССР в пункте 6. постановил: "Предложить Верховым Советам союзных и автономных республик привести законодательство союзных и автономных республик в соответствие с Законом СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации”.

Принятию рассмотренных выше двух законов предшествовал еще один Закон СССР от 3 апреля 1990 г. под названием "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". В данном законе непосредственное отношение к Чечне имеет статья 3. Поэтому мы полностью приведем ее: "Статья 3. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем "государственно-правовом статусе"”.

Даже такой беглый анализ советского законодательства эпохи Горбачева показывает, что чеченский народ в результате перестройки получил два принципиально новых права: первое - повысить государственный статус автономии до уровня союзной республики, и в качестве полноценного субъекта СССР подписать обновленный союзный Договор (который был сорван заговорщиками ГКЧП-1); второе - в случае выхода РСФСР из состава СССР, или распада собственно СССР, что в принципе равнозначно, - самостоятельно решить вопрос о своем дальнейшем государственно-правовом статусе. Два этих момента носят принципиальный характер, и даже при самом предвзятом подходе здесь невозможно иное толкование.

Провозглашение Съездом народных депутатов РСФСР от 12 июня 1990 г. Декларации о государственном суверенитете РСФСР соответствовало новому законодательству СССР. Однако этому же законодательству соответствовало провозглашение государственного суверенитета автономными республиками, входившими до того времени в РСФСР. Новые законы СССР не предписывали никому ни конкретный характер статуса, ни название республики. Надо сказать, содержание провозглашенных суверенитетов разнилось в зависимости от умонастроений властей той или иной республики. В одном все бывшие автономные республики и области сошлись полностью. Они решительно избавились от определения "автономия", которое прежде подчеркивало их второсортность по отношению к союзным республикам. Должен при этом отметить, что лично я был против такого развития событий, но они, эти события, не были связаны с моим личным суждением.

Текст принятой Верховным Советом Чечено-Ингушетии (ЧИАССР) 27 ноября 1990 г. Декларации не оставлял сомнения в том, что Чечено-Ингушская Республика стала юридически суверенным государством. Власти Чечено-Ингушской Республики заявили о готовности подписать обновленный союзный договор на равных правах со всеми, согласившись с проектом Договора Горбачева. Провозглашенный суверенитет Чеченской Республики нашел понимание в высших эшелонах власти СССР. С определенного времени государственная делегация Чечни наравне с делегациями других бывших союзных республик принимала активное участие в выработке проекта "обновленного союзного договора". Новый союзный договор предполагалось подписать 20 августа 1991 г.

Российская пропаганда ныне всячески навязывает мнение, что истоком чеченского суверенитета являлся "вооруженный мятеж". Мол, в сентябре-октябре 1991 г. группа вооруженных людей во главе с отставным советским генералом Джохаром Дудаевым незаконно захватила власть, насильственным путем разогнав при этом Верховный Совет ЧИР во главе с Доку Завгаевым. Тот факт, что к этому времени Чечено-Ингушская Республика юридически уже год существовала вне РСФСР, тщательно умалчивается. Так, следует отметить специальное постановление Верховного Совета Чечено-Ингушетии от 11 марта 1991 г., запретившее проведение на территории республики общероссийского референдума о единстве СССР и введении в РСФСР президентского правления. ВС ЧИР во главе с Д. Завгаевым сослался на Декларацию о государственном суверенитете ЧИР от 27 ноября 1990 г., согласно которой республика далее не являлась частью РСФСР (и даже СССР).

Вопреки утверждениям российских властей, приход к власти Джохара Дудаева не был мятежом, хотя с правовой точки зрения имелись отдельные нарушения. Действительно, в республике шли митинги с различными требованиями, и это было всего лишь эхо, прокатившееся из Москвы в дни попытки путча в августе 1991 г. При всем накале страстей, имевшем место в сентябре 1991 г. в Грозном, Верховный Совет Чечни не был разогнан силой. Я, как председатель Российского парламента, прибыл в Грозный из Москвы для консультаций и пришел к выводу, что местный парламент самораспустился. Легитимным путем, т.е при соблюдении всех юридических норм, был оформлен самороспуск этого парламента. При этом был образован Временный Высший Совет Республики с единственной задачей в максимально близкие сроки организовать выборы нового Парламента и новых исполнительных органов власти.

В связи с тем, что именно в эти дни чрезвычайный съезд ингушского народа в лице депутатов всех уровней изъявил желание оформиться в самостоятельную республику и войти в состав РСФСР, Временный Высший Совет Чечни объявил о выборах Парламента и Президента отдельно Чеченской Республики. Но и здесь были определенные правовые нарушения, которые я не могу не отметить.

Выборы Президента и Парламента в Чеченской Республике состоялись 27 октября 1991 г., когда была объявлена победа генерала Дж. Дудаева. Конечно, в республике кипели страсти, были правонарушения, вполне сравнимые с теми, что переживала тогда, например, Москва и другие регионы.

Таким образом, можно констатировать, что первый президент и парламент Чеченской республики являлись преемниками Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики, хотя лично у меня тогда были сомнения в его легитимности. Но вопрос в том, почему российские власти, говоря о чеченской независимости, упорно акцентируют внимание на событиях осени 1991 г. (введение Чрезвычайного положения Указом Ельцина, Парламентом России было объявлено незаконным). Ответ, по моему мнению, в том, что таким путем пытаются объявить Чеченскую Республику "субъектом России", "внутренним делом" России, хотя этот вопрос является давно международным вопросом.

 

III. Официальное признание Россией Чеченской Республики как независимой страны

 

Какие напрашиваются логические выводы?

Первый вывод. После поражения Федеральной армии в первой Чеченской кампании и официального ее завершения подписанием Хасавюртовских договоренностей (август 1996 года), а также Договором о мире (май 1997 года), на деле и формально Россией была признана независимость Чеченской Республики (уже вторично, вначале - с периода прихода к власти Дудаева в 1991 году и вплоть до начала войны 11 декабря 1994 года).

Второй вывод. Независимо от того, кто был инициатором Второй Чеченской войны, имеются серьезные вопросы: могут ли эти Договор и Соглашения считаться "как бы не существующими" только потому, что некая вооруженная группа чеченских добровольцев, участвовала в вооруженном мятеже в Республике Дагестан, а в свою очередь - Россия напала на Чечню, перебив 120 тысяч человек?

Третий вывод. Указанные межгосударственные документы были заключены не между отдельными должностными лицами с обеих сторон, а от имени государств. И поэтому исчезновение с политической арены конкретных личностей не может сделать эти документы юридически ничтожными, а следовательно не может привести и к автоматическому аннулированию статуса Чеченской Республики.

Четвертый вывод. Статья 6 Документа ООН (определения агрессии) требует международной правовой ответственности за установленный факт (факты) агрессии. Агрессия российских вооруженных сил против народа Чеченской Республики - факт установленный и подтвержденный тысячами свидетелей, готовых на любом Международном Суде подтвердить конкретные факты. Это же касается преступлений против человечности, массового нарушения международного гуманитарного права генералами, офицерами и солдатами Российской армии.

Перед правосудием должны предстать и представители чеченского сопротивления, которые совершили тяжкие преступления перед населением Чеченской Республики.

Пятый вывод. Война в Чечне имеет все признаки международного конфликта. И соответственно требует международного вмешательства в этот конфликт в более энергичных формах, чем это происходило в предыдущие периоды, а также в настоящее время, для которого характерна высокая степень пассивности международных организаций и отдельных западных держав. А это, в свою очередь, воспринимается российскими руководящими кругами как откровенное поощрение ее разбойничьей войны в Чечне.

Шестой вывод. "Дело Закаева" непосредственно ставит перед британской правовой системой вопрос о статусе Чеченской Республики как государства.

Седьмой вывод. Любые действия или бездействие г-на Закаева А., как полномочного представителя легитимных властей Чеченской Республики, избранных при активном содействии и под наблюдением международных организаций (ОБСЕ), следует рассматривать как выполнение им своих функциональных обязанностей, включая обязанность защищать интересы своей страны.

 

Первый председатель

Российского парламента

Профессор Хасбулатов Р. И.

 

Чеченпресс, 16.06.03г.

 

(Приложение к правовому анализу Р. Хасбулатова)

 

О ПОРЯДКЕ РЕШЕНИЯ ВОПРОСОВ, СВЯЗАННЫХ С ВЫХОДОМ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ ИЗ СССР

 

ЗАКОН

 

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР

3 апреля 1990 г.

N 1409-I

(ВВСС 90-15)

Статья 1. Порядок решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР в соответствии со статьей 72 Конституции СССР, определяется настоящим Законом.

Статья 2. Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования). Решение о проведении референдума принимается Верховным Советом союзной республики по собственной инициативе или по требованию, подписанному одной десятой частью граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза СССР.

Референдум проводится в порядке, определяемом Законом СССР, Законом союзной, автономной республики о референдуме, если их положения не противоречат настоящему Закону.

Референдум проводится тайным голосованием не ранее чем через шесть и не позднее чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР.

В референдуме участвуют граждане СССР, постоянно проживающие на территории республики к моменту постановки вопроса о ее выходе из СССР и имеющие право голоса согласно законодательству Союза ССР.

Во время проведения голосования какая либо агитация по вопросу, вынесенному на референдум, не допускается.

Статья 3. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно правовом статусе.

В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно.

Статья 4. Для организации референдума о выходе из СССР, определения срока проведения референдума и подведения его итогов Верховный Совет союзной республики образует комиссию с участием представителей всех заинтересованных сторон, в том числе упомянутых в частях первой и второй статьи 3 настоящего Закона.

Статья 5. Для обеспечения полной свободы волеизъявления народов союзной республики при подготовке, проведении и определении итогов референдума о выходе из СССР Верховный Совет СССР решает по согласованию с Верховным Советом союзной республики вопрос о присутствии на ее территории в качестве наблюдателей уполномоченных представителей Союза ССР, союзных и автономных республик, автономных образований. Верховный Совет СССР может, если сочтет необходимым, пригласить на территорию республики на время проведения голосования представителей Организации Объединенных Наций.

Статья 6. Решение о выходе союзной республики из СССР считается принятым посредством референдума, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о ее выходе из СССР и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР.

Итоги референдума рассматривает Верховный Совет союзной республики.

В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области, автономные округа или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, итоги референдума рассматриваются Верховным Советом союзной республики совместно с Верховным Советом автономной республики и соответствующими Советами народных депутатов.

Статья 7. Верховный Совет союзной республики представляет Верховному Совету СССР итоги референдума. Верховный Совет союзной республики, имеющей в своем составе автономные республики, автономные образования или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, представляет в Верховный Совет СССР итоги референдума по каждой автономной республике, по каждому автономному образованию или месту компактного проживания национальных групп с выводами и предложениями соответствующих органов государственной власти.

Если будет установлено, что референдум проведен в соответствии с законом, Верховный Совет СССР выносит вопрос на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР.

В случае нарушения закона при проведении референдума Верховный Совет СССР назначает в трехмесячный срок повторный референдум по республике, либо по ее части, либо по автономному образованию, либо по месту компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона.

Статья 8. Итоги референдума о выходе союзной республики из СССР и поступившие предложения заинтересованных сторон Верховного Совета СССР в месячный срок направляет высшим органам государственной власти всех союзных и автономных республик, а также органам государственной власти автономных образований для изучения и оценки последствий, возникающих для каждой союзной и автономной республики, автономного образования из факта возможного выхода соответствующей союзной республики из СССР.

Статья 9. Итоги референдума в союзной республике по вопросу о выходе из СССР, а также мнения высших органов государственной власти автономных областей и округов по этому поводу рассматривает Съезд народных депутатов СССР. По представлению Верховного Совета СССР, согласованному с Верховным Советом выходящей республики, Съезд народных депутатов СССР устанавливает переходный период, не превышающий пяти лет, в течение которого должны быть решены вопросы, возникающие в связи с выходом республики из СССР. В переходный период на территории выходящей республики сохраняют свое действие Конституция СССР и законы СССР.

Статья 10. В случае, если по итогам референдума не принято решение о выходе союзной республики из СССР, новый референдум по этому вопросу может быть проведен не ранее чем через десять лет с момента проведения предыдущего референдума.

Статья 11. В целях обеспечения прав и интересов Союза ССР, выходящей и других союзных республик, а также автономных республик, автономных образований и национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, при решении вопросов, возникающих в связи с выходом республики из СССР, Верховный Совет СССР, Верховные Советы союзных республик и высший орган государственной власти выходящей республики создают на переходный период согласительные комиссии.

Статья 12. В переходный период Совет Министров СССР с участием правительства выходящей республики готовит предложения по вопросам, касающимся Государственной границы СССР, а также военных объектов и частей Вооруженных Сил СССР, находящихся на территории выходящей республики, и вносит их на рассмотрение Президента СССР и Верховного Совета СССР, которые затем передаются на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР.

Статья 13. Выходящая республика обязана соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права, а также права и свободы человека, закрепленные в международных договорах, участником которых является СССР. Вопрос об участии выходящей республики в открытых для присоединения многосторонних договорах, заключенных СССР, решается согласно правилам, установленным соответствующим договором. Многосторонние и двусторонние договоры, заключенные СССР и находящиеся в силе на момент выхода союзной республики из СССР, продолжают действовать в отношении вышедший республики, если не будет достигнута договоренность об ином.

Совет Министров СССР после рассмотрения и урегулирования всех вопросов, связанных с участием СССР в международных договорах в связи с выходом из него союзной республики, представляет свое заключение Президенту СССР и Верховному Совету СССР.

Статья 14. В переходный период Совет Министров СССР, органы государственного управления союзных и автономных республик, автономных образований совместно с правительством выходящей республики рассматривают и разрешают вопросы собственности и материально финансовых расчетов. Во взаимоотношениях между выходящей республикой, с одной стороны, и Союзом ССР, а также иными союзными республиками, автономными республиками, автономными образованиями и национальными группами, упомянутыми в части второй статьи 3 настоящего Закона, с другой стороны, в течение переходного периода должны быть решены следующие вопросы:

1) определена судьба находящихся на территории республики объектов общесоюзной собственности (предприятий и комплексов базовых отраслей промышленности, космических исследований, энергетики, связи, морского, железнодорожного и воздушного транспорта, линий связи, магистральных трубопроводов, имущества Вооруженных Сил СССР, оборонных и других объектов), а также собственности общесоюзных общественных организаций;

2) урегулированы финансово кредитные расчеты выходящей республики с Союзом ССР, взаимоотношения банков;

3) урегулированы имущественные и финансово кредитные отношения данной республики с другими союзными республиками, а также с автономными республиками, автономными образованиями;

4) определен порядок выполнения предприятиями и организациями выходящей республики ранее взятых на себя договорных обязательств по отношению к предприятиям и организациям, расположенным на территории других союзных республик, а также автономных республик и автономных образований;

5) определен правовой статус и формы расчетов совместных предприятий или филиалов предприятий, организованных на базе общесоюзной собственности или собственности других союзных республик, а также автономных республик и автономных образований;

6) согласован порядок расчетов с другими государствами и международными организациями по кредитам и займам, полученным для сооружения объектов на территории выходящей республики или для удовлетворения потребностей этой республики и ее населения, а также по соответствующей части кредитов и займов, израсходованных на осуществление общесоюзных закупок и программ, которыми пользовалась выходящая республика;

7) согласован статус территорий, не принадлежавших выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР;

8) согласован статус территорий, на которых компактно проживают национальные группы, упомянутые в части второй статьи 3 настоящего Закона, с учетом результатов их волеизъявления на референдуме;

9) обеспечены гарантии содержания исторических и культурных памятников и мест захоронений на территории выходящей республики;

10) разрешены иные вопросы, требующие взаимного урегулирования.

Статья 15. Гражданам СССР, проживающим на территории выходящей республики, предоставляется право выбора гражданства, места жительства и работы. Выходящая республика компенсирует все издержки, связанные с переселением граждан из пределов республики.

Статья 16. В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными обязательствами СССР выходящая республика обеспечивает гражданские, политические, социальные, экономические, культурные и иные права и свободы гражданам СССР, которые остаются проживать на ее территории, без какой либо дискриминации по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения места и времени рождения.

Статья 17. Граждане выходящей республики, осужденные ее судами и отбывающие наказание на территории СССР, подлежат передаче для дальнейшего отбывания наказания в указанную республику.

Граждане выходящей республики, осужденные судами Союза ССР или другой союзной республики и отбывающие наказание на территории СССР, подлежат передаче для дальнейшего отбывания наказания в указанную республику, если они совершили преступления, за которые осуждены, на территории этой республики.

Вопросы о передаче граждан выходящей республики, осужденных судами Союза ССР или другой союзной республики, если хотя бы одно из преступлений, за которые они осуждены, совершено вне территории выходящей республики, рассматриваются Верховным Судом СССР по представлению Генерального прокурора СССР или по ходатайству Верховного Суда выходящей республики.

Граждане СССР, иностранные граждане и лица без гражданства, осужденные судами Союза ССР или любой союзной республики и отбывающие наказание на территории выходящей республики, подлежат передаче Союза ССР.

Статья 18. Все административные и уголовные дела, возбужденные по фактам правонарушений на территории выходящей республики, находящиеся в производстве органов Союза ССР, передаются через Прокуратуру Союза ССР или Верховный Суд СССР в производство органов выходящей республики. Это правило не распространяется на случаи, когда хотя бы одно из правонарушений было совершено вне территории выходящей республики, а также на уголовные дела, подсудные военным трибуналам. Вопросы о передаче дел решаются Генеральным прокурором СССР по представлению нижестоящего прокурора или по ходатайству прокурора выходящей республики, а в случае, если дело находится в производстве судебного органа, - Верховным Судом СССР.

В переходный период все гражданские дела разрешаются в соответствии с гражданским и гражданским процессуальным законодательством Союза ССР, если иное не предусмотрено соглашением между выходящей республикой и Союзом ССР.

Cтатья 19. В последний год переходного периода по инициативе высшего органа государственной власти выходящей республики один раз может быть проведен повторный референдум по вопросу подтверждения решения о выходе союзной республики из СССР. Проведение повторного референдума является обязательным, если этого требует одна десятая часть граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР.

В случае, если за подтверждение решения о выходе союзной республики из СССР проголосовало менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о проведении повторного референдума и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР, решение о выходе союзной республики из СССР считаемся отмененным и процедуры, предусмотренные настоящим Законом, прекращается.

Статья 20. По окончании переходного периода или при досрочном урегулировании вопросов, предусмотренных настоящим Законом, Верховный Совет СССР созывает Съезд народных депутатов СССР для принятия решения, подтверждающего завершение процесса по согласованию интересов и удовлетворению претензий выходящей республики, с одной стороны, и Союза ССР, союзных республик, а также автономных республик, автономных образований и национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, с другой стороны.

С момента принятия такого решения Съездом народных депутатов СССР выход союзной республики из СССР считается состоявшимся, а народные депутаты СССР от вышедшей республики утрачивают свои полномочия.

Съезд народных депутатов СССР вносит соответствующие изменения в Конституцию СССР.