Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Приходи свободным! Часть [2]

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Часть [1] [2] 


Что касается событий в Чечении, начавшихся, если быть точными, с созданием Вайнахской демократической партии, единственной политической силы тогда, поставившей своей программной целью создание независимого чеченского(или чечено-ингушского) государства, то они абсолютно ни в коей мере не могут быть отнесены к революции, тем более к социально-классовой или ей подобной, а являются закономерной вехой в многовековой национально-освободительной борьбе чеченского народа против российской колониальной системы. Ни один документ, ни одно действие наше ни одного периода – не до взятия нами власти, ни после, когда были у руля государственного руководства, не дают ни малейшего основания заподозрить в тех событиях и наших целях социально-классовую революционность.

Но, тем не менее, имперская российская пропаганда, в соответствии с её возможностями, развернула ярую пропаганду среди населения всей империи и во всем мире, пытаясь преподнести эти события именно в таком ключе, как социально-классовую революцию. А некоторые чеченцы, которые, в результате победы национально-освободительных сил в 1990-1991 годах, потеряли привилегии, обретенные верной службой своей (и отцов) российскому колониализму и предательством исторических, судьбоносных интересов чеченского народа, конечно, активно пошли на предательскую конфронтацию с независимым чеченским государством, стали проводниками идейной и уголовной подрывной деятельности российских спецслужб, чем дали повод некоторым людям со стороны, думать, что те события имеют внутричеченское противостояние. Но последние эти две войны доказали всему миру, что в Чечении тогда не совершена была никакая ни революция, а народ в своей многовековой борьбе наконец осуществил идею независимого чеченского государства.

Что касается того, ощущаю ли я противоречие между творческим началом поэта, писателя и революционным порывом, то, в данном контексте вопрос сам по себе не состоятелен, ибо нет подразумеваемого революционного порыва, есть и была последовательная и настоятельная приверженность к многовековой борьбе чеченского народа за свою независимость, а это предполагает, что любой мало-мальски уважающий себя чеченец просто обязан принимать самое непосредственное участие в этой борьбе. Тем более – поэт, писатель, ученый, интеллигент, если он действительно таковым является, по состоянию души, по духу.

Я просто чувствовал и чувствую себя обязанным принимать посильное участие в славной борьбе своего народа за свободу и независимость. Что и пытаюсь исполнить, данными мне Всевышним силами и способностями. Я думаю, что состояние моего литературного творчества не позволяют думать, что моя политическая борьба в чём-то расходится с моим литературным опытом, или наоборот.

Но необходимо отметить, что достаточно среди чеченцев и тех, кто называет себя поэтом, писателем, историками и прочими модными кличками, а также воспринимаемые таковыми некоторой частью народа, но не имеющих глубинного отношения ни к творчеству, ни к патриотическому долгу перед народом и родиной, прикрывающих свою творческую и гражданскую несостоятельность или трусость, именно спекуляциями о «противоречиях между творческим началом и борьбой», спекуляциями о гуманизме. Я знаю писателей чеченских, которые в молодости, когда поощрялось абстрактное свободомыслие и патриотизм, но в самой жизни не было никаких условий или критериев для проверки истинности чувств того или иного писаки, миллионнотрубным гласом трубили о своей приверженности к идеалам борьбы, свободы народа, даже клялись, что они «готовы синим пламенем гореть в печи Отчизны, вместо дров», кричали, что «это счастье гореть ради тебя, Чечения!», но когда народ пошел на решительный штурм за свою свободу и независимость, просто испугались, струсили перед опасностью действительной востребованности исполнения своего долга.

И ваш вопрос навеян, я думаю, ощущением этой прослойки в нашей современной общественно-политической реальности. И очень важный вопрос. Наверное, один из самых важных. Напомню банальную истину, что талант не может быть трусливым. Талант не может быть безответственным за судьбу народа. Талант не может быть в стороне от национально-освободительного движения. Даже если стал вопрос реальной альтернативы между творчеством и борьбой этой, то выбор должен был бы быть в пользу борьбы за национальную независимость. Только тогда оправдан тот талант, если он есть в тебе, будь он писательский, или любой иной, данный Богом. Я не говорю, что каждый должен бороться с оружием в руках. Нет. Каждый должен бороться, как может, но честно и самоотверженно, готовый отдать за это и свою жизнь, если потребуется. Готовый взять в руки оружие тоже, если наступит необходимый момент. Убегая от справедливой борьбы, или пытаясь уберечься в страусиной позе от жестких и порой жестоких реалий народной судьбы, ничего путного никто не создавал и не создаст. Потому что человек без чести и совести – не может быть состоятельной личностью, в том числе и в творчестве. А честь и совесть возможно сохранить на должной высоте и чистыми только, исполняя свой долг перед народом и отечеством. Это и есть долг перед Богом, составляющие священного джихада.

С.У. Если отойти от пафосного восприятия действительности, война несет в себе много бедствий, человеческого горя, грязи. Война ломает человеческие жизни и самые души людей, вовлеченных в ее кровавый круговорот. Стоила ли в историческом измерении идея национальной независимости всех тех жертв, которые принес и продолжает приносить чеченский народ? Оправдана ли свобода, если платой за нее является то, что пришлось заплатить нашей нации?

З.Я. Нет сомнений, стоило и стоит! Национальная свобода и независимость – есть та основа любого национального организма, на которой только и возможны все другие составляющие, как национальная культура, обычаи, вера, творческое созидание – всё то позитивное, с чем связан ваш вопрос. Да, война – это самая тяжелая форма борьбы за национальные и личностные идеалы. И её должны избегать любыми средствами, кроме измены идеалам веры, независимости и свободы. И мы это делали, мир тому свидетель. С самого первого дня! Джохар Дудаев отдал жизнь за это! Именно о мире и прекращении войны говорил Джохар по телефону в момент, когда его подло убили ракетным ударом. Это на основе того, что было подготовлено под его руководством, мы достигли мира с Россией, под моим уже руководством, в ущерб даже многим нашим политическим интересам!

Это именно ради этого принципа уже пятый год заявляет Аслан Масхадов о бесконечной приверженности руководства чеченского государства к мирному урегулированию, несмотря на то, что российское военно-политическое руководство плевать хотело на наши мирные призывы! Это потому умирают молодые чеченки-шахидки: чтобы остановить эту грязную войну! За это отдали свои жизни бойцы разведывательно-диверсинного отряда Мовсара Бараева! За это оплачено жизнями сотен тысяч мирных людей и полегли в боях десятки тысяч муджахедов.

Но России наплевать на всё это! И она навязывает нам только путь войны, или национальной неполноценности – колониальной зависимости, позора! Тогда у чеченцев остается только один путь – сражаться до конца!

Свобода оправдана любыми жертвами, если не оставляют иного пути. Главное здесь не в том, повторяю, чем платить и как, а за что! Это понимали наши отцы, понимаем мы, надеюсь, будут понимать и наши потомки. Это и есть формула, обеспечивающая нашу национальную перспективу.

С.У. Хотел бы спросить у вас о феномене агрессивного предательства, которое мы наблюдаем в некоторой части чеченского общества. Обычно предательство ассоциируется с трусостью, а трусость – с пассивной позицией в политическом противостоянии. Чем вы объясните агрессивную активность тех, кого мы называем национал-предателями? Существует ли какая-то идея, которая заставляет их рисковать жизнями, сражаясь с моджахедами? Или это отчаяние обреченных, «ярость неведения в сердцах неверных», говоря словами Корана?

З.Я. В данном случае наиболее полным ответом является то, что сказано словами Священного Корана. Но требуется некоторое разъяснение этой формулы. И должен заметить, что именно, в первую очередь, ими – предателями движет трусость. Согласитесь, когда за спиной такая безжалостная военная машина, как Россия, которая заставляет тебя служить ей, любой трус станет смелым с теми, кто заведомо слабее, или таковым ему видится. А вся их имитируемая идейность является всего лишь попыткой прикрыться ею.

Чем объяснить тот факт, что они агрессивны? Осознанием ими своей обреченности, бесперспективности и неспособности стать другими. И, в значительной мере, тем, что их прямым приказом заставляют быть таковыми оккупанты, еще в самом начале этой войны повязавшие их кровью чеченских женщин, детей, стариков и муджахедов: когда те раненными или по другим причинам попадали в руки русских спецслужб, они передавали их своим чеченским бандитам – национал-предателям, для физического уничтожения. И теперь они стали таким механизмом российских спецслужб, который используется в самой преступной и грязной их работе. И они очень удобны: отработанных можно пустить на ликвидацию, без всяких хлопот.

Практически у них одна только идея: как продлить свою шкурную жизнь, как бы оттянуть день расплаты! Усилению их агрессивности способствует и осознание ими своей неполноценности, которое они пытаются, отчасти, притушить, доказав самим себе, что есть и те, кто слабее их! Это комплекс любого патологического преступника.

С.У. Едва ли я открою большой секрет, если скажу, что войну такой неимоверной тяжести, которую приходится вести чеченцам, можно выдерживать лишь при наличии сильного идеологического мотива. Идея национального освобождения, все же, предполагает устремленность к жизненным благам, поскольку в его основе лежит уверенность, что в своем независимом государстве чеченцы смогут добиться большего процветания – экономического и культурного. Однако между необходимостью подвергать свою жизнь и жизнь своих близких ежедневному смертельному риску и стремлением обеспечить себе и своему народу жизненные блага лежит глубокое мотивационное противоречие. Не является ли религиозная радикализация значительной части Сопротивления уходом от «светской» идеи национального освобождения в идею «чистого Джихада», когда целью борьбы становятся не жизненные блага, а праведная смерть на пути Аллаха? И не свидетельствует ли эта метаморфоза Сопротивления о ценностной девальвации той идеи национального освобождения, которая в начале 90-х, в том числе и при вашем активном участии, подняла чеченцев на борьбу?

З.Я. Ценностной девальвации нет никакой! Наоборот, есть ценностное развитие идеи национальной независимости и закономерное восстановление, возрождение духа в самой борьбе. Духа и формы. Прежде всего, отметим, что никто из историков даже не назовет периода в национально-освободительной борьбе чеченского народа, который он смог бы охарактеризовать как «светский», то же самое можно, даже должно, сказать и об идее.

Возьмем хотя бы наиболее достоверно представленный в историографии период от Шейха Мансура и до наших дней. Нет и в помине никакой пресловутой светскости ни в идее, ни в государственном устройстве, нигде в жизни чеченского народа. Почему? Потому что, у чеченцев нет как такового разделения жизни и личности на светское и религиозное, а есть единое – человеческое, неделимое и вечное, в котором в бескрайней гармонии властвует Бог – Единый и Единственный! Этому же учит и Коран, и призывает человечество Ислам. И самое парадоксальное в том, что, при этом, у чеченцев то, что называется светской стороной жизни общества и личности, было на высоком морально-нравственном и регламентированном законами общества уровне. Чеченцы любую войну, которая проходила в Чечении и на Кавказе, даже в советское время называли не иначе, как г1азот (джихад).

Что касается чистоты джихада, то он должен быть чистым всегда и это вовсе не означает, что он оторван от жизненных мотиваций борьбы. Истинное предназначение джихада и есть создание и зашита надлежащих условий для жизнедеятельности верующих а Бога, в том числе, в первую очередь, веры в Бога и справедливости в обществе, между всеми людьми.

Бог создал Землю, всё то, что есть на ней и на небесах, создал законы их существования на земле, до определенного Им часа и подчинил всё это Человеку, наделенному обязанностями и правами, на основе веры в Него и в Судный день. Значит, джихад на пути Аллаха не может трактоваться, как чистая смерть. Тем более, Аллах говорит, что убийство безвинного человека и смуты являются греховными. Джихад – это есть форма борьбы на пути Аллаха, то есть дозволенными Им методами, и к дозволенным Им целям, главной из которых является свободное состояние как личности, так и общества, подчиненных праведной законности. И это есть ценностный ориентир и ценностная мотивация национально-освободительной борьбы чеченского народа всех времен и эпох. Ни я, никто другой, при всем даже желании, не смогли бы что-либо новое внести в это. И нет в сегодняшнем состоянии нашей борьбы никакого мотивированного противоречия, а есть немотивированные толкования, от которых мы должны оберегаться. Одной из основных бед человечества является разделение народов в самих себе на светскую и религиозную части, что повлекло раздвоение во всем и вся. Да убережет нас Аллах от этого несчастья!

С.У. Не пересмотрели ли вы романтическое восприятие «кавказского братства»? Существует ли вообще сегодня это братство, или кавказские народы окончательно разделены этнополитическим эгоизмом?

З.Я. Нет. Не пересмотрел. Хотя я не стал бы называть кавказское братство романтическим, что является само по себе некоторым его отрицанием в реальности. Другое дело, что оно претерпело деформацию по многим параметрам: идейным, экономическим, религиозным, культурным, этническим. Но только определенную деформацию, частью объективную, частью субъективную, в соответствии с тем, как непросто складываются судьбы народов Кавказа.

Этнополитический эгоизм – состояние постоянно меняющееся, а в своем проявлении, во многом, зависящее от реального состояния его носителя. Думаю, что этнокорневое единство народов Кавказа несоизмеримо сильнее любых наших эгоизмов.

С.У.В одном из романов Стивена Кинга встречается выражение: «Мир сдвинулся с места». Как вы полагаете, чем является присущее очень многим чеченцам чувство эсхатологической масштабности потрясений, которыми охвачена планета – субъективным ощущением, порожденным крушением их собственного привычного мира, или мир действительно «сдвинулся с места» и вступает в полосу последних, «под занавес», катаклизмов?

З.Я. В Священном Коране и сунне Пророка, с.а.с., всё, что можно охарактеризовать как последние «под занавес» катаклизмы обозначены понятием Судного дня, достоверное знание о периоде наступления которого только у Всевышнего. И потому, мне не представляется говорить слишком пространно о подобной полосе. Но чувство конца, в той или иной мере, присутствовало в человечестве всегда, а во времена великих потрясений и ощущение всеобщего конца становится более близким. Несомненно то, что мир давно вступил в свою последнюю полосу, что обозначено ниспосланием последнего напоминания Человечеству – Корана и последнего пророка Мохаммада, с.а.с., но можно ли говорить об этой полосе в пределах доступных нам величин и измерений, я не берусь рассуждать. Главное в том, чтобы наш приход к Нему был бы праведным!

С.У. Чем бы ни обернулись сегодняшние потрясения, вы и ваши соратники стали частью чеченской истории и, как это всегда бывает, ваша роль не будет оцениваться потомками в однозначных тонах. Если бы у вас была возможность прямого общения с будущими поколениями чеченцев, что бы вы им сказали о том самом главном, что двигало все эти бурные годы вами и вашими соратниками и единомышленниками, чеченскими национальными политиками конца ХХ-го – начала ХХI-го столетий?

З.Я. Частью чеченской истории становятся, в той или иной мере, все чеченцы. И это не достижение, не привилегия, а факт судьбы, во многом зависящий от судьбы народа, предписанного Богом. Ничто, что имеет способность сохраняться в памяти народной в длительной перспективе, не может быть оценено всеми одинаково. Тем более у каждого нового поколения новые факторы, влияющие на оценку исторического прошлого. В такой ситуации и ощущаешь потребность в ориентации к пути Аллаха, более конкретного познания дозволенного Им и недозволенного, реальное ощущение того, что с тебя будет спрошено, если не в этой бренной жизни, то в будущей – вечной! Лично мне, это помогает в моей борьбе, с самых первых моих шагов и во всей жизни. Этого чувства я пожелал бы всем чеченцам, любых эпох и поколений. Тогда нам было бы легче в нашей борьбе! Идите по земле с Богом в сердце. И не должно быть разделения жизни вообще и её частных составляющих, как творчество, борьба, друг от друга.

С экс-президентом ЧРИ Зелимханом Яндарбиевым беседовал наш соб.корр. Сайхан Умаров.

Чеченпресс, 16.01.04г.

************************************************************************

Заявление президента и правительства ЧРИ по поводу убийства Зелимхана Яндарбиева

На счету Кремля – очередное кровавое злодеяние. В Катаре, во время возвращения с пятничной молитвы, при взрыве автомобиля погиб Зелимхан Яндарбиев, экс-президент Чеченской Республики Ичкерия. Тяжелые ранения получил его подросток-сын Дауд. Нет ни малейших сомнений в том, что этот подлый террористический акт, совершенный против Зелимхана Яндарбиева, является делом рук российских спецслужб, которые «в лучших традициях» НКВД-КГБ сводят счеты с наиболее стойкими сторонниками чеченской независимости.

Представители российских спецслужб и их презренные лакеи из числа чеченских марионеток выдвигают циничные «версии» о «кровной мести», о «не поделенных деньгах» и в том же духе. Такие заявления российские военные преступники и их прихвостни делали и в апреле 1996 года, когда от взрыва ракеты, выпущенной с борта российского самолета, погиб первый Президент ЧРИ Джохар Дудаев.

Прошло всего несколько лет и убийцы Джохара, уверясь в своей безнаказанности, открыто рассказывали с экранов телевидения о проведенной ими «спецоперации» по убийству чеченского лидера и щеголяли государственными наградами, тайно врученными им в 1996 году лично Ельциным. Можно не сомневаться, что и сейчас в Кремле происходит та же процедура: убийцы Зелимхана Яндарбиева получают из кровавых рук палача чеченского народа Путина государственные награды за «успешно проведенную спецоперацию».

Сегодня мы со всей ответственностью заявляем: массовые убийства мирных жителей Чечни, стертые с лица земли чеченские города и селения, горе детей, оставленных российскими карателями сиротами и калеками, слезы вдов и матерей, потерявших близких, невиданные в мире пытки и издевательства над чеченцами в российских застенках и подлые, из-за угла, убийства чеченских лидеров – становятся далее нестерпимыми.

Идет открытое, на виду у всего мира, при равнодушии и прямом попустительстве со стороны так называемого международного сообщества, уничтожение целого народа. Мы предупреждаем: чеченская бойня теряет последние остатки политического смысла и превращается в арену неуправляемой ненависти и взаимного истребления, которое грозит принять самые чудовищные формы.

Эти губительные процессы еще не поздно остановить, еще остаются надежды на здравомыслие лидеров влиятельных держав мира, способных, при желании, остановить кремлевскую клику, уже захлебывающуюся в пролитой ею чеченской и русской крови. Завтра, когда все процессы окончательно выйдут из-под контроля, уже будет поздно что-то предпринимать, что-то говорить о мире и компромиссах.

Да поможет нам Всемогущий Творец на пути разума и справедливости!

От имени и по поручению президента и правительства ЧРИ Ахмед Закаев,
Вице-премьер чеченского правительства, спецпредставитель президента ЧРИ.

Чеченпресс, 13.02.04г.

***********************************************************************

Еще одно преступление Путина

В Катаре была взорвана автомашина, в которой находился известный чеченский политик Зелимхан Яндарбиев. Вот теперь мы наблюдаем полную «синхронизацию мирового терроризма с политической жизнью в Москве». Взрыв в московском метро – десятки изувеченных тел невинных жертв, заплаканные лица родственников погибших, заявление Путина о войне «до победного конца», призывы российских нациствующих политиков о физической расправе над всеми, «кто не с нами», требования о расширении полномочий спецслужб и отмене моратория на исполнение смертной казни! И вот теперь мы наблюдаем, как эти самые спецслужбы на радость толпе казнят тех, кого публично заклеймили «террористами» и приговорили к смерти.

При этом необходимо понимать, что эти грязные политические технологии достигают своей цели только в том случае, когда все общество ВЕРИТ СВОЕМУ ВОЖДЮ. А ВОЖДЬ твердой рукой наказывает и уничтожает «врагов народа» и ведет всех «к светлому будущему», и на этом «трудном пути нет места сомневающемся и колеблющемся».

Для чего запрещают книги, изолируют в тюрьмах и компрометируют тех, кто говорит правду? Народ должен постоянно чувствовать, что он борется, народ должен постоянно помнить, что у него есть «реальный враг». А для этого народ постоянно должен получать в солдатских гробах своих юных сыновей, тех, кто мог еще жить и жить, но погиб от пули или кинжала ненавистного чечена. Народ должен постоянно видеть рыдающих и бьющихся в истерике седых матерей и скорбные лица близких друзей, рвущихся мстить за смерть друга.

В исключительных случаях, в период выборов, для полной мобилизации населения и сплочения его вокруг ВОЖДЯ, этот народ взрывают в спящем виде в домах или в метро. Если первая выборная компания Путина началась взрывами домов, то эти выборы начались взрывом в метро и казнью «врага народа» Яндарбиева. Когда меня спрашивают, как ты можешь так говорить о Путине, ведь его избрал народ?! – Я отвечаю: Гитлера тоже избрал народ – после поджога Рейхстага.

Теперь Путин и его ГБ под аплодисменты фашиствующих избирателей совершили еще одно преступление против чеченского государства. Они убили чеченского политика, который посвятил жизнь делу свободы своего народа, и я, как русский человек, которому глубоко стыдно за то, что происходит на его Родине, хочу извиниться перед родственниками и близкими Зелимхана Яндарбиева и выразить им свое соболезнование!

У меня нет сомнений в том, что любое зло рано или поздно будет наказано – на том мир и стоит. Бог, как бы Он не назывался, свою шельму всегда метит, и Путин еще будет молить своего бога, чтобы он послал ему такой же конец, как Джохару Дудаеву и взорванному по его приказу Зелимхану Яндарбиеву!

Александр Литвиненко

Часть [1] [2]