Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

3 дня до Победы!

Ранним утром мы вошли в пригород Грозного посёлок Черноречье. Щебетание птиц прервал выстрел автомата. Начались боевые действия во всех направлениях почти одновременно. Все КПП и Блокпосты были атакованы и взяты под контроль. Все подступы к российским солдатам были заблокированы. Федеральные войска пытались неоднократно оказать помощь своим солдатам, но всё было тщетно. Любые попытки прорваться на подмогу были пресечены нашей стороной. Мирные жители всячески помогали нам с едой и всем необходимым. Были и те, кто примкнул в ряды Сопротивления. Чувствовалась поддержка и единство нашего народа против захватчиков. Заняв основные позиции, мы готовились к войне, продумывая всевозможные варианты. Посёлок Черноречье буквально за два-три дня превратился в передовую линию фронта, которая была действительно очень хорошо подготовлена. Повсюду были выкопаны окопы и блиндажи, шла полная подготовка к долгой бойне. Пока мы окапывались и готовились к худшему, генерал российской армии Пуликовский К.Б. объявил, что даёт нам на размышление 48 часов. Те, кто не хотели быть убитыми, должны были покинуть посёлок. В связи с этим Главный штаб ЧРИ принял необходимые меры для того, чтобы мирные жители покинули Черноречье.
Мне поступил приказ отправиться на разрушенный мост и не впускать в посёлок никого! Стояла длинная колона людей, которые хотели въехать в Черноречье для того, чтобы забрать своих родственников и вывезти их в безопасное место. Многие высказывали своё недовольство тем, что я не впускал их. Но приказ есть приказ! Приоритетом являлись женщины, дети и старики, которые собрались и ожидали нужного момента (т.е. разрешения федералов на выход мирного населения). Выход был только один – коридор представлял из себя разбитый мост, по обе стороны которого толпились люди. Кто-то хотел как можно быстрее выйти из обещанного Ада, а кто-то наоборот старался проникнуть в посёлок. Когда я занял свой пост, ко мне подошел мужчина лет 45 и он попросил пропустить его, на что я ответил отказом, так как был приказ – НИКОГО НЕ ВПУСКАТЬ! Я объяснил ему, что первым делом надо дать выйти мирным людям, а уже потом вы все зайдёте и сможете забрать своих родных. После моих слов он отошел от меня к толпе людей недовольный. К нему подошли несколько человек и, глядя в мою сторону промывали мои кости (т.е. выражали своё негодование). Я понимал, что обстановка накаляется, но не собирался отступать, так как я осознавал всю важность ситуации. Если бы я разрешил проехать хоть одному человеку, то остальных я уже не смог бы остановить. Через некоторое время этот мужчина подошёл ко мне и снова попытался объяснить, как сильно ему надо въехать в посёлок. Я понимал его и всех тех кто стоял в этой длинной колонне. После того как этот мужчина понял что меня ему не переубедить он, повернувшись ко мне заявил, что он не намерен ждать. Забравшись в кабину своего ГАЗ-53, завёл его, и попытался тронуться в сторону моста. Я знал, что если я дам ему проехать, то следом за ним последует вся остальные, и тогда на выход мирным жителям не останется шанса. Передёрнув автомат я выстрелил в воздух после чего направил автомат на водителя, тем самым давая ему понять, что никто из них не проедет этот мост. После первого выстрела он заглушил мотор и бурча себе что то под нос, вышел из автомобиля. Он уже не старался мне что-то объяснять – все было предельно ясно. Вскоре меня заменил один из наших гвардейцев, отправив меня ближе к мирным жителям, чтобы я следил за порядком и при необходимости помогал больным и старикам.
Где-то через полчаса федералы дали добро на коридор, послышалась команда на выход и люди тронулись к мосту. Неожиданно раздался свист миномётного снаряда, а затем и сами взрывы. Русские солдаты прицельно стреляли в толпу мирных жителей. Снаряды разрывались и началась паника среди мирных жителей. Наши гвардейцы крича призывали мирных жителей присесть или прилечь чтобы осколки не задели их. Я помню этот момент, когда крича гвардейцы просили людей пригнуться, а сами стояли во весь рост. Отвага и смелость придавали уверенность и нам. Не было тех из наших, кто лёг бы на землю или искал бы для себя укрытия, наоборот каждый из них пытался успокоить людей и помогал им как мог. В двух метрах от меня на землю упала женщина, которая старалась поджать под себя двух-трёх летнего ребенка. Причиной её падения на землю явился двухметровый жлоб, который с пеной во рту и в панике от взрывов миномётных снарядов оттолкнул эту женщину, и наступив на ребёнка, начал бегать по кругу. Он судорожно бегал вокруг нас, не понимая что делать. Увидев страх и панику в его глазах, я вцепился ему в руку и со словами: «Брат пригнись, мы тоже хотим жить». Этот жлоб отшвырнул мою руку убежал восвояси.
Вскоре взрывы прекратились, и мы продолжили вывод мирных жителей. Как только вышли мирные люди, начали въезжать те, кого я еле сдерживал. Пожилые женщины плача обнимали меня, выражали слова поддержки и гордости за нас, предлагали свою помощь и это трогало до глубины сердца. Это придавало силы для сопротивления и каждый из нас осознавал, что наш путь – ПРАВИЛЬНЫЙ. Отчизна нуждалась в нас, и мы это понимали как никто другой.
После подлой и гнусной атаки федералами на мирных жителей мы начали создавать более мощные укрытия. Мой комбат, копая со мной рядом окоп произнёс: «Даст Аллах1 и мы станем тут шахидами!» «Даст Аллах1!» - подтвердил я и продолжил копать. Эту ночь я провел в молитве.
Сидя на позиции, мы с соратником были на страже и, вглядываясь в каждый куст, мы контролировали все подступы дороги, которая вела к нам. В ту ночь был звездопад, и мне пришла мысль загадать желание, но понимая, что мои желания исполнить мог только Аллах, я просил Его дать нам победу и возможность мне поступить в Университет, как этого хотели мои родители.
На второй день появились два журналиста с видеокамерой Panasonic с синим чехлом и большим чёрным микрофоном. Журналисты ходили по позициям и, задавая вопросы делали репортаж. В тот момент, когда я пристально разглядывал камеру, ко мне подошли два гвардейца, и журналист предложил нам сфотографироваться, на что мы охотно согласились. Я был посередине, а по бокам, положив руки мне на плечи, встали Братья.
Это утро было многообещающим, и к обеду я почувствовал голод. Обойдя наши позиции, я заметил, что голоден не только я один. Спонтанно я решил пойти вверх от наших позиций к частному сектору, и мои ожидания оправдались успехом. Я постучался в калитку и мне открыла дверь женщина лет 40, я объяснил ей кто я и где мы находимся, после чего попросил немного еды. Женщина одобрительна кивнула и исчезла за дверью. Вернувшись через минут пять с большими полными пакетами еды, она протянула мне их. Сказать по правде я был шокирован и очень сильно рад такому тёплому приёму. Я поблагодарил её и благодарен ей и по сей день. Вернувших на базу, гвардейцы собрались в круг, и с радостными словами мы вместе начали трапезу, восхваляя Аллах1а за Его Милость к нам.
Потом начался мой курс молодого бойца, когда комбат продемонстрировал как надо перезаряжать пулемёт ПК и, соединяя ленты вставлять патроны, и объяснил когда надо менять наконечник ствола. Следующим уроком был гранатомёт ГП -25 , и я должен был научиться на глаз определять дистанцию на 100 и 200 метров. Для новичка по стрельбе с ГП – 25 мой первый выстрел пришёлся прямо в цель с первого раза. После чего меня ждал самый главный и интересный мне урок – РПГ-7 (гранатомёт). Брат комбата хорошо и внятно продемонстрировал теорию, как именно надо заряжать РПГ -7, как взводить курок и ставить на предохранитель, как прочищать РПГ -7 после выстрела, на что надо обращать внимание при перезарядке, и в какую сторону надо поворачивать снаряд, чтобы винт попал в пазл, а также где находится чека от снаряда, и все необходимые правила отвода огня при выстреле, и тонкости стрельбы по навесной траектории и прочее.
Эту ночь я спал в гараже на бетонном полу. Встав от холода посреди ночи, я нашел кусок пенопласта и использовал его как матрац. Уже сейчас, спустя годы я поражаюсь тому, что ни я, ни остальные наши гвардейцы, ни разу не простыли и не заболели – в этом есть знамение для верующих – нас оберегал Аллах1!
На третий день мирные жители организовали полевую кухню, где мы все вдоволь наелись горячей еды. Было приятно осознавать то, что народ старается помочь, а не стоит в стороне. В обед я остался на Базе, так как там было за кем присмотреть.
Мне выдали автомат, к которому я пристреливался, и к моему удивлению прицел был настроен идеально. Сделав выстрелов 7 по мишени, оказывается я привлёк внимание старших, и через минут 10 ко мне подошёл гвардеец и спросил меня: «Что за выстрелы тут были?» На что, решив слукавить, я ответил: «Не знаю». После моего ответа опытный воин подошел ко мне и пальцем покрутил у дула автомата – на его пальце осталась сажа (копоть) от недавно выпущенных мной пуль. Воин улыбнулся и ушёл, а для меня это был хороший урок.
Неожиданно в гаражи въехал белый автомобиль, в котором сидели наши воины. Будучи пацаном, мне как и каждому мальчику, стало интересно и, подбежав к ним я начал задавать вопросы и разглядывать машину. Старые воины поняли по моим глазам и вопросам, что эта старая машина привлекла моё внимание, на что сидящий за рулём сказал мне: «Хочешь себе эту машину?», на что я восторженно ответил: «Да, очень!» Он вышел из машины, протянул мне ключи, и после того как я убедился, что эта машина теперь моя, и я могу делать с ней всё что захочу, я топором отрубил крышу и сделал кабриолет. Машина без крыши была более удобна для войны и обзорности. Час я катался на своей новой машине – это был чудесный день. А когда я снова приехал на Базу, то увидел радостные лица воинов Президентской Гвардии. На мой вопрос что случилось, последовал ответ – « МЫ ПОБЕДИЛИ!»
Эти слова были как гром среди ясного неба, я не мог поверить в это, но был дико рад. Аллах1 услышал мою молитву и даровал нам Победу! В это было трудно поверить, но радость и крики людей доносились отовсюду, что моментально рассеяло моё сомнение. Это был самый лучший день в моей жизни. 400 лет мы ждали этот день и вот он настал – Хвала Аллах1у!
В воздухе чувствовался запах Свободы, радостные лица людей были повсюду. Это было невероятное ощущение Победы, Свободы и Независимости!
Малый (псевдоним)
 
Примечание:
Данная работа, представлена автором как пробная версия и подписана псевдонимом. Автором описаны реальные события, перед победой войск ЧРИ 6 августа 1996 года. Поэтому данная работа публикуется.
 
Председатель жюри Литературного Конкурса ГИА «Чеченпресс»– Майрбек Тарамов