Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

На смерть журналиста, поправшего идеалы свободы

Андрей Бабицкий с чеченскими коллегами в Бамуте. 1996 год. Фото мое.Андрей Бабицкий с чеченскими коллегами в Бамуте. 1996 год. Фото мое.

Увы, когда узнал об этой новости, не испытал ни злорадства, ни удовлетворения. Умер человек, которого когда-то я знал и уважал — Андрей Бабицкий. То, что он сделал для нашего народа в первую войну и в начале второй, трудно переоценить. Тем больнее было наблюдать метаморфозы в его мировоззрении. На весь мир звучали репортажи журналиста радио «Свобода» Андрея Бабицкого о защитниках чеченского государства, о зверствах российской военщины. В подвалах, на передовой, в Грозном и в Бамуте, даже за пределами республики люди настраивали приемники, чтобы поймать заглушаемую волну радио «Свобода» и услышать спокойный голос отважного и честного репортера, рассказывающего обо всех ужасах войны. И этот голос вселял надежду, что его услышат в мире и заставят Россию прекратить бесчинства. Он слыл чуть ли не главным врагом кремлевских преступников. Самое время вспомнить, что своим главным врагом Гитлер во время Великой Отечественной Войны считал Левитана. И, конечно, при возможности садисты России не упустили шанса поиздеваться над честным журналистом. Очень больно и жалко было видеть по телевидению в 2000-м году кадры так называемого обмена Бабицкого на российских военнопленных. Когда он просил выключить камеру, подумалось, какие пытки и унижения пришлось пережить этому небольшому человеку, который и богатырским здоровьем не отличался. Позже, на конференции в Брюсселе, посвященной чеченской проблеме, Андрей в своем выступлении говорил, что посвятит свою жизнь разоблачению изуверов в форме правоохранительных органов РФ.

И после всех его злоключений было удивительно увидеть в словах Бабицкого оправдание аннексии Крыма в 2014 году, объясняя это тем, что Путин имел право защитить русскоязычное население полуострова. Подумалось, может я неправильно его понял? Не мог Андрей так сказать. Он же сам на своей шкуре испытал методы этих защитников. Мы с ним после этого не виделись, и задать свой вопрос мне не удалось. Но дальнейшая деятельность Бабицкого, увы, не оставляла сомнений. Он ушел из радио «Свобода» (или уволили, что уже не важно). Его интервью, публикации, организация телеканала на Донбассе окончательно сделали из Андрея врага. Как будто не было ни первой войны в Чечне, ни второй, ни бесед с чеченскими командирами, рядовыми бойцами и простыми жителями Грозного и других населенных пунктов республики, разрушенных российской военщиной. Как будто не было ни ложных обвинений, ни заключения и пыток в фильтрационном лагере, ни решимости разоблачать садистов. Андрей Бабицкий пытался объяснить, каким образом он пришел к пониманию Путина, его высшей «благородной» цели. Насколько эти объяснения правдивы и убедительны, другой вопрос. Об агентстве, в котором проработал много лет, стал говорить только в оскорбительной форме, при этом самым мерзким отделением называл чеченскую редакцию. Уверял, что никогда не верил чеченцам. Ладно, все это осталось на его совести. Но когда я увидел его на российском телеканале в пропагандистском ток-шоу, вновь испытал жалость к нему. Но это была уже жалость другого плана. Если прежде я уважал его безмерно, то на этот раз почувствовал, что отношение к нему повернулось ровно на сто восемьдесят градусов. И даже на фоне бессовестных российских пропагандистов он выглядел очень неприятно.

Можно много рассуждать о причинах такого изменения убеждений Андрея Бабицкого. Не он первый, не он последний переходит в стан врага. У всех свои причины: страх, алчность, искреннее переосмысление или еще что-то. Его поступок для меня лично был, пожалуй, одним из самых горьких, самых болезненных. Но все равно, памятуя о заслугах Бабицкого перед чеченцами, хочется сказать ему на прощание: «Упокойся с миром, Андрей. И Бог тебе судья».

 

Идиев З.