Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Госкомитет ЧРИ по Религии и Шариатскому Праву

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

CHECHENPRESS. Отдел официальной информации. 23.04.2010 г.

 

Человек, действующий без знаний, 
подобен блуждающему путнику 
без определенного пути…

1 часть

С Именем Аллах1а,
Милостивого, Милующего.

В данной работе мы намерены попытаться выявить ложные религиозные заключения врагов нашего народа, которые навязывают нам чуждую Исламу идеологию, направленную на дискридитацию Ислама и нашего государства. Осознавая величайшую ответственность перед нашим Создателем и историческую ответственность перед чеченским народом, в этот судьбоносный период, во имя Аллах1а, мы взяли на себя бремя ответственности за сохранение чеченской государственности, за которую сотни тысяч достойнейших наших братьев и сестер отдали свои жизни.

Сегодня святая обязанность всех, кто был вовлечен в политические и военные процессы в Чеченской Республике в течение последних двадцати лет, объединиться в деле освобождения чеченского государства, оккупированного российскими агрессорами.

Хотя  нашим врагам удалось навязать нам лжеученых, обвиняющих нас в «непонимании религии» и в «ложности» национальной борьбы, мы истинными положениями Ислама собираемся показать их ложность и преднамеренное искажение сути приводимых «доказательств». 

С распадом СССР, при появлении реальной возможности юридически оформить свое независимое государство, чеченский народ использовал этот шанс.

Чеченский народ общими усилиями возобновил борьбу за независимость, при которой наш народ имел бы право выбора своего общественного уклада, что на языке международного права называется правом народа на самоопределение. Это был процесс осмысления исторического прошлого и осознания национальной самобытности.

25 ноября 1990 года в Грозном прошел всенародный референдум – Общенациональный Конгресс Чеченского Народа (ОКЧН) возвестил миру о том, что чеченский народ объявил о восстановлении независимого государства.

27 ноября, двумя днями позже, Верховный Совет ЧИР во главе с Д. Завгаевым принял, опираясь на решения ОКЧН, «Декларацию о Государственном суверенитете Чечено-Ингушской республики».

После августовского путча, организованного в Москве 6 сентября 1991 года, Верховный Совет Чечено-Ингушетии самораспустился. Д.Завгаев был отстранен от должности и временный орган (ВВС ЧИР) назначил дату выборов президента и парламента страны.

На современном этапе национально-освободительной борьбы чеченского народа, впервые в истории чеченского народа был введен институт президентства.

27 октября 1991 года в Чечне прошли выборы в президента, на которых был избран Джохар Дудаев, 1-2 ноября 1991 года Президент Чеченской Республики и Парламент страны провозгласили государственный суверенитет Чеченской Республики.

2 ноября 1991 года Парламент республики утвердил  Флаг, Герб, Гимн Чеченской Республики Ичкерия. 12 марта 1992 года была принята Конституция ЧРИ.

К 7 июля 1992 года российские войска покинули пределы Чеченской республики. Чечня стала первой территорией бывшего СССР и стран Варшавского договора, откуда полностью были выведены вооруженные силы России.

Весной 1995 года указом Президента Д. Дудаева были введены Шари'атские суды. В 1997 году Парламентом ЧРИ в 96-й статье в Конституции ЧРИ были внесены дополнения о Шари'атских Судах. В 1998 году провозглашено о приведении госструктур в соответствие с нормами Ислама, и 4 февраля 1999 года было объявлено о полном переходе к исламской форме правления.

Летом 2002 года, за полтора месяца работы Большого Маджлиса Шуры ЧРИ (Конституционного Собрания) было принято решение внести ряд изменений и дополнений в Конституцию ЧРИ. И в новой редакции статья 1-ая Конституции ЧРИ будет гласить: «Чеченская Республика Ичкерия – Суверенное, Независимое Исламское правовое государство, созданное в результате самоопределения чеченского народа. Источником всех принимаемых решений являются Кур'ан и Сунна».

Приведенная короткая хронология исторических событий демонстрирует ясность и определенность исторической цели чеченского народа.

С самого начала восстановления своей государственности, народ и его руководители демонстрируют свою приверженность к национальным традициям, и, будучи мусульманским народом, принадлежность к Исламу. Это четко отображается в государственных атрибутах государства: Флаг – зеленый цвет полотна подчеркивает приверженность к Исламу, белый цвет выражает свободу, алый цвет крови отражает стремление народа к свободной жизни и его трагическую историю. Герб -  Волк (Борз) олицетворяет гордость, отвагу и свободолюбие чеченского народа, а Полумесяц (Беттаса) –  верность чеченцев Исламу.

Для чего мы все это напоминаем? Ведь обо всем этом немало сказано. А для того, чтобы перед тем как перейти к религиозному анализу, еще раз посмотреть на действия Д.Умарова и попытаться выяснить, что прослеживается в действиях Д.Умарова: отречение от Тагута, как он заявил, или же исполнение воли Тагута?

Чтобы сделать какие-то выводы, проанализируем т.н. «Омры» Д.Умарова.

ОМРА N1

Об образовании Имарата Кавказ

Постановляю

1.   Образовать Исламское Государство — Имарат Кавказ

В первую очередь, эта Омра констатирует нам факт того, что Д.Умаров до этой поры не осознавал, что он является гражданином Исламского государства.

С точки зрения Шари'ата, эта Омра не несет в себе что-либо очищающее от Тагута, так как у чеченцев уже существует Исламское Государство Ичкерия. Д.Умаров провозгласил новое государственное образовании, у которого нет ни Шари'атской, ни юридической основы, т.к. сделано это было без созыва ГКО МШ, куда входят алимы и амиры джама'атов, то есть влиятельные представители народов (ах1ль хьалливальакд), включенных в провозглашенное государство. Маджлис аль - Шура, который проигнорировал Д.Умаров, является одной из основ Шари'ата, - в тафсире имама Куртуби к аяту 159 суры Али Имран приводятся слова ибн `Атаййа, «аш-шура является одной  из основ Шари'ата, при заключении каких-либо решений. И кто не совещается с учеными ислама, и людьми знания (мирских дел), то его отстранение обязательно. И в этом нет никакого противоречия. Ведь Аллах1 похвалил верующих словами 
« ...а дело их по совещанию между ними..»».

Что касается  населения т.н. вилаятов, то оно, к сожалению, в своем большинстве проявляет лояльность к РФ и ее власти. Таким образом, это включение, как мы видим, произошло не в результате волеизъявления этих народов и не соответствует Шари'атским нормам. И самоназначение Д.Умарова правителем этих народов и территорий не имеет Шари'атской силы, чтобы требовать от них принесения ему присяги верности (бай'ат).

ОМРА N2

 О введении Шари'атского правления на территории Имарата Кавказ

Постановляю

1.Ввести Шари'атское правление на всей территории Имарата Кавказ

Здесь мы видим оторванность Д.Умарова от происходивших и происходящих политических процессов Чеченского государства.

Учитывая все вышеприведенные факты о поэтапном введении в ЧРИ шари'атских судов и шари'атского правления, в действиях Д.Умарова не прослеживается здравой логики, и его действия можно выразить известной поговоркой «ломиться в открытую дверь». Однако истинная его цель раскрывается в следующих Омрах.
ОМРА N7 
 Об упразднении института Президента ЧРИ 
В связи с образованием Имарата Кавказ 
Во исполнение Омра N2 «О введении Шари'атского правления на территории Имарата Кавказ» 
На основании Омра N4 «О преобразовании Чеченской Республики Ичкерия в Вилайят Нохчийчоь (Ичкерия) Имарата Кавказ» и Омра N6 «Об учреждении института Валиев Вилайятов Имарата Кавказ» 
 Постановляю 
1. Упразднить институт Президента ЧРИ 
2. Контроль за исполнением Омра оставляю за собой 
3. Омра вступает в силу с момента его подписания 
 **** 
ОМРА N8
 Об упразднении Кабинета Министров и Парламента бывшей ЧРИ 
В связи с образованием Имарата Кавказ 
Во исполнение Омра N2 «О введении Шари'атского правления на территории Имарата Кавказ» 
На основании Омра N4 «О преобразовании Чеченской Республики Ичкерия в Вилайят Нохчийчоь (Ичкерия) 
 Постановляю 
1. Упразднить Кабинет Министров бывшей ЧРИ 
2. Упразднить Парламент бывшей ЧРИ 
3. Контроль за исполнением Омра оставляю за собой 
Вот она главная цель технологов античеченского заговора – упразднить руками Президента ЧРИ Д.Умарова чеченское государство. Для этого и объявляется новое государство, вводится административно-территориальная единица, а затем ЧРИ упраздняется, превращаясь в Вилаят. То есть, все сводится к тому, чтобы избежать прямого уличения в попытке демонтажа ЧРИ. Именно для этого была разыграна вся эта авантюра с «отречением от Тагута» и образования т.н. «Имарат Кавказ» согласно концепции братьев И.Умарова и М.Удугова.

Ведь, если бы Д.Умаров пытался бы отречься от Тагута, то не было необходимости упразднять государство; достаточно было отменить проявления Тагута в этом государстве. А если добровольцы из других республик движимы намерением ради Аллах1а, то у них не может быть претензий к государственности чеченцев – ведь и новое образование тоже объявлено «государством», не имеющим только границ и механизмов взаимоотношения с окружающим миром.

Но, как мы знаем, любой путь, в том числе и путь к предательству, будь оно осознанное или неосознанное, начинается с определенных шагов.

В нашем случае, эти шаги выражались в осуждении национальной идеи и политики предыдущих президентов. Уверовав в свою «избранность» как «спасителя мусульманских народов Кавказа», Д.Умаров попытался переиначить историю борьбы чеченского народа. Он взял на себя роль единственной инстанции, которая имела бы право определять будущее нашей национальной борьбы, идеи независимости и других аспектов Джихада чеченского народа, который своей самоотверженной борьбой стал детонатором для выхода некоторых представителей братских народов на освободительную борьбу. Приняв на себя всю мощь российской агрессии, Чечня продемонстрировала пример свободолюбия и реальной способности достижения свободы, но в тяжелый момент получила удар в спину. Удар был нанесен «заявлениями», что Джихад под знаменем ЧРИ «неприемлем» для добровольцев соседних республик. Так же неожиданностью было то, что признавая Исламскую сущность ЧРИ, соответствие Шари'ату системы правления ЧРИ, вдруг нам заявили о принадлежности нашего государства к антиисламской категории – Тагуту.

Ни для кого не секрет, что все предшественники Д.Умарова боролись за построение чеченского государства на основе религиозной принадлежности и национальных традиций чеченского народа. Именно эта основа и явилась определяющим фактором возобновления национально-освободительной борьбы чеченского народа, восстановления права на суверенное сосуществование с мировым сообществом, объявления Ислама государственной религией. Вся проводимая политика ЧРИ, заявления всех предшественников Д.Умарова и кровь, пролитая чеченским народом, определенно ясно указывают на то, что мы стремились к построению своего независимого государства, так как свобода – необходимое условие для воплощения своих национальных идей, и в первую очередь – идей исламских.

Осознание национальных приоритетов, бескомпромиссная позиция в отношении незыблемости идеи независимости, сплочение добровольцев на борьбу против российской оккупации в составе ВС ЧРИ, признание президента ЧРИ в качестве амира муджахедов – 
это наследие, которое получил Д.Умаров. Именно правовая процедура, закрепленная в Конституции ЧРИ, о преемственности власти, легитимизировала  Д.Умарова на посту президента, следовательно, и на должности амира муджахедов, борющихся с российскими оккупантами. И это все, по прихоти узкого круга лиц, пытаются представить нам «свалкой истории», а не наследием самоотверженного служения своему народу достойных его руководителей. Какие бы цели не озвучивал Д.Умаров, как бы он не пытался прикрыться лестными словами в адрес известных амиров, все это развенчивается определением системы государственности ЧРИ «Тагутом», так как по его словам получается, что наш народ и его президенты отстаивали именно эту самую систему!

Для того чтобы давать определение такого рода вопросам (которые определяют не только судьбу настоящего, но прошлого и будущего) несомненно, нужно осознавать, что это прерогатива ученых. Ни одно решение относительно религиозного вопроса не считается действительным, если оно принято человеком, не имеющим соответствующего статуса в Исламе. Исходя из этого правила, обратимся к человеку, который делает религиозные заключения относительно нашего государства и органа управления (ГКО МШ ЧРИ), и в целом всего Джихада на северном Кавказе.

Насколько всем известно, это А.Астемиров! Однозначно, с точки зрения исламского образования, он не обладает таким статусом, который подтверждается учеными. 
Имам аш-Шатыби говорил: «Тот, о ком ученые не сказали, что он ученый, не является таковым до тех пор, пока ученые не засвидетельствуют о нем, что он ученый!»
Если говорить о моральной стороне данного вопроса, то он также далек от права вынесения Хукма (религиозно-правовое заключение) относительно чеченского народа и его борьбы.

Это человек, который около трех лет до провозглашения т.н. ИК добровольно жил под властью Тагута, когда рядом, в Чечне, мусульмане вели Джихад против российских агрессоров. Это человек, который участвовал в т.н. демократических выборах субъекта РФ, выступал на семинарах в Москве, организовывавшихся фондами Тагута. Человек, который работалзаместителем директора по научной работе КБИИИ, являвшегося светской структурой и зарегистрированного в министерство юстиции российской федерации по Кабардино-Балкарии.

Все это подтверждается словами самого А.Астемиров.

...«Так, например: были даны распоряжения об участии в выборах в государственные структуры власти. Члены джама'ата входили в эти структуры, занимали руководящие посты, работали в силовых ведомствах. Были созданы и зарегистрированы организации в Минюсте (например, КБИИИ). Джамааты оказывали помощь городским и сельским администрациям. Членам джама'ата запрещалось нарушать законы Российской Федерации. Запрещалась проповедь ненависти к кафирам и публичное обсуждение вопросов Джихада.

В интервью СМИ, лидеры общины осуждали братьев, заявляли о своей непричастности к муджахидам и Джихаду.

Это и многое другое делалось ради общественного мнения, сохранения легальности джама'ата и его безопасности. По Шариату, эти действия квалифицируются как нарушение одного из основных принципов веры — «Приверженности и непричастности», и объясняются стремлением некоторых мусульман стать частью кафирского общества, вместо того, чтобы быть к нему непричастными».

И весьма странно то, что пренебрегши человеком (Амир Мансур), который в один из сложных моментов нашей борьбы принял на себя обязанности кадия, Д.Умаров позволил А.Астемирову с такой легкостью оскорблять национально-освободительную борьбу чеченского народа. Ведь вчерашние его соратники, самые близкие его друзья, не раз заявляли, что мы ведем национально-освободительную борьбу, которая есть Джихад на пути Аллах1а, на котором мусульманин, павший с намерением ради Аллах1а, становится Шахидом!

Только двуличный человек может вести себя так, как А.Астемиров, обвиняя наше государство и путь президентов ЧРИ в Тагуте, когда ранее сам заявлял следующее:

..«Независимое государство Ичкериябыло объявлено Исламским в 1996 году. По приказу главы государства Зелимхана Яндарбиева были закрыты и объявлены вне закона все светские суды. Единобожие проповедовалось открыто, не только в мечетях, но и на государственном телевидении.

Аслан Масхадов, ставший главой государства после Яндарбиева, был признан всеми праведными лидерами мусульман Чечни и реально утвердился в своей власти на территории государства Ичкерия. Не смотря на то, что Масхадов формально назывался президентом, он не объявил Чечню светским государством, а, напротив — пошел по пути утверждения Шариат, как единственного закона в государстве.

После гибели Аслана Масхадова, его преемник, Шейх Абдул-Халим был утвержден Маджлисом и его признали своим амиром все моджахеды Чечни, а затем Дагестана, Ингушетии, Карачаево-Черкессии и некоторые группы моджахедов в Осетии и Кабардино-Балкарии. Руководители мусульманской общины Кабардино-Балкарии, также признали главу Ичкерии своим амиром»..

.....
Но позже, без зазрения совести,  А.Астемиров заявил следующее:

...«Сторонники шариата также не считали президента ЧРИ законным исламским правителем государства. Его признавали лишь общим координатором боевых действий. Многие тогда надеялись на переговоры с Россией и считали необходимым сохранение статуса президента для заключения перемирия. Показателем того, что единство было формальным, является тот факт, что каждая группа или джамаат имели свои независимые источники финансирования. Некоторые амиры объясняли это тем, что это продиктовано военной необходимостью, но истинная причина была во взаимном недоверии и отсутствии доверия власти. Даже после прихода к власти шейха Абд-уль-Халима не все муджахиды присягнули ему как исламскому лидеру».

Цель заявлений А.Астемирова заключается в том, чтобы выставить предшественников Д.Умарова, как людей, следовавших ложной идеологии. Только преподнося национально-освободительную борьбу как «одну из форм язычества», авторы концепции ИК могли позволить себе критику в адрес погибших героев ЧРИ, которые пользуются огромным авторитетом даже после смерти. После того, как в подсознание муджахедов удалось бы насадить мнение, что война 1994-96 и 1999-2007 годов, проходившая на основе государственных институтов ЧРИ, под командованием президентов ЧРИ, является Тагутом, становилось бессмысленным ссылаться на взгляды предшественников Д.Умарова, как на аргумент в выяснении возникших спорных вопросов.

Все время, во всех работах по критике идеи независимости, делается акцент на то, что борьба за свободу – самоцель чеченцев, а не средство достижения цели. Борьба за независимость отделяется от Джихада, хотя это – форма Джихада, который в нашем случае называется оборонительным. Но еще за несколько месяцев до провозглашения ИК, Д.Умаров в своем обращении к народу сам сказал: «Вот уже 13 лет идет священный Джихад чеченского народа против российских захватчиков. Эта война является продолжением четырех вековой борьбы за Веру и Независимость».

И вот, по прошествии четырех месяцев после того, как было сделано это обращение, Д.Умаров отрекается  от «Тагута – ЧРИ», то есть, получается абсурд: чеченский народ, оказывается, вел Джихад под «Тагутом»! Но это – циничная ложь! Чеченский народ вел Джихад, освобождая от оккупантов Чеченское Государство, на территории которого были введены Шари'атские нормы.

 

Далее перейдем к рассмотрению главной и единственно возможной причины обвинения ЧРИ в Тагуте – Конституция ЧРИ. 

Понимая бездоказательность и в этом вопросе, следуя своей лицемерной сущности, А.Астемиров ссылается на вариант статьи 1992 г.

...«Амир муджахидов Абу Усман Докку Умаров выступил с заявлением, в котором отрекся от любых проявлений идолопоклонства, и утвердил для своих подчиненных исламскую систему правления. Это означает, что он официально объявил о своей непричастности к закону тагута — Конституции ЧРИ 1992 года, вторая статья которой гласит: «Народ Чеченской Республики Ичкерия является единственным источником всей власти в государстве. Народ осуществляет принадлежащую ему суверенную власть непосредственно и через систему создаваемых им органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также посредством органов самоуправления»».

Решения, принятые на расширенном заседании ГКО (Маджлис) в 2002 г., упоминаются А.Астемировым вскользь, не придавая им особого значения, умаляя значимость Маджлиса 2002 г.

«.Маджлис 2002 года был попыткой положить конец разногласиям среди участников сопротивления, но его результатом стало лишь формальное объединение муджахидов Кавказа»…

«..В итоге сторонники демократии и шариата пришли к соглашению о признании власти президента ЧРИ и внесли так называемые шариатские поправки в конституцию республики. При этом все понимали, что это соглашение формальное и вынужденное»…

Это обвинение указывает на то, что заявление ведущих специалистов в вопросах религии времени 2002 года, авторитетных амиров джамаатов и простых рядовых муджахедов, что на Маджлисе были решены все проблемы и устранены все препятствия, удерживавшие муджахедов от всеобщего объединения под единым  командованием президента ЧРИ, по словам Астемирова оказалось простой «формальностью», а публичные заявления по поводу достигнутого на этом Маджлисе успеха – «лицемерными». Напомним: из знатоков Ислама, в Маджлисе 2002 г. участвовали шейх Абдул-Халим, шейх Абу-Умар, шейх Сайф-Ислам и др., которые являлись действующими муджахедами, в отличие от А.Астемирова, который в то время занимался общественно-политической деятельностью в  КБР, в соответствии законами РФ.

Далее он пишет:

«Ситуация усугублялась тем, что среди участников джихада не было человека, которого все муджахиды могли признать беспристрастным судьей, потому что в послевоенной фитне участвовали все более или менее авторитетные амиры и муталлимы (знатоки шариата)».

Но его очередную ложь, можно опровергнуть одним высказыванием  Ш.Басаева.

«..Кроме того, Шейх Абдул-Халим справедливый и наиболее приемлемый для всех участников Сил Сопротивления руководитель, пользующийся у всех доверием и уважением»…

А теперь, инша Аллах1, постараемся пояснить, что такое Конституция в понимании мусульманина и наших ушедших братьев, которые после заседания Маджлиса в 2002 г. заявили о своем твердом намерении устранить все противоречия, несоответствующие Шари'ату в Конституции ЧРИ от 1992 года. А также разработали в соответствии с Шари'атскими нормами положение о ГКО МШ, который являлся высшим органом государственной власти ЧРИ на период войны. И создали все необходимые государственные структуры власти; в частности был утвержден верховный кадий ЧРИ шейх Абдул-Халим Садулаев в ранге вице-президента ЧРИ. Эти реформы были одобрены всеми командующими фронтами и секторами, а также амирами джамаатов и представителями ЧРИ за рубежом. И эти реформы не противоречили Конституции ЧРИ, так как президент ЧРИ с момента введения военного положения, как глава государства, наделен правом принятия любых решений, способствующих отражению агрессии, а парламент прекращает свою законодательную деятельность. И Аслан Масхадов как президент не превышал своих полномочий, предусмотренных конституцией ЧРИ.

Говоря о Шари'ате, надо всегда иметь в виду, что в Исламе не существует деления жизни на «духовное» и «мирское» или на «светское» и «религиозное». Один из главных тезисов исламской доктрины, это – Всемогущество и Всевластие Аллах1а, неделимость Его Самого и неделимости Его Власти.

Таким образом, Шари'ат, как Божественный закон, выступает единственным универсальным регулятором для мусульманина,  проникая во все сферы отношений человеческого бытия.

В этом смысле Шари'ат обладает характерными качествами и различными механизмами, которые позволяют ему сохранять актуальность, реальность, практичность и гибкость.

Законы Шари'ата подразделяются на две группы.

К первой группе относятся законы, которые неизменны в своей основе. К ним относятся: основы вероубеждения, столпы Ислама, основные запреты (прелюбодеяние, ростовщичество, убийство, воровство и др.), нравственность (верность, честность, терпение, доброта, прощение, милость, застенчивость) и определенная сфера взаимоотношений (супружество, наследование, ответственность).

Ко второй группе относятся законы, в отношении которых возможна изменяемость (гибкость) в зависимости от времени, места, обстоятельств, условий и традиций. Они представлены сферой политики, научного прогресса, и всем, что связано с практическими, бытовыми интересами людей.

Исходя из того, какие аспекты нашей жизни входят в обе группы, мы можем заметить мудрость сочетания незыблемых и гибких, изменяемых с учетом обстоятельств, законов в Шари'ате.

Сущностная природа человека со времен Пророка Адама,  мир Ему, его основные духовные и физические потребности остались неизменными. Перед человеком, как во все времена, встают извечные вопросы: Как?.. Куда?.. Как началось Создание всего?.. Что ожидается в будущем?.. Что будет после смерти?.. Все это указывает на то, что научно-технический прогресс, достигнутый человечеством, изменил лишь его внешнюю сторону жизни, и только Религия Единого Бога является ориентиром его истинных целей и принципов, способная направить на достижение истинных целей его существования.

Из всего выше сказанного вытекает вполне закономерный вопрос: если Шари'ат служит источником обретения блага во всех аспектах жизни человека и указывает путь к ее обретению, зачем нужна конституция, написанная людьми?

Прежде чем попытаться дать ответ на этот вопрос, необходимо выяснить, что такое конституция.

Конституция (документ) – это закон, который определяет форму государства и систему правления, а также определяет границы и полномочия всех ветвей власти. Этот закон определяет, и в тоже время закрепляет, его взаимоотношения с людьми, разъясняя при этом права и обязанности правительства по отношению к своим гражданам, а также права и обязанности граждан.

Разница между исламской конституцией и исламскими законами с одной стороны, и прочими конституциями и законами с другой в том, что источником не исламских конституций и законов являются обычаи, решения судов и тому подобное, которые появились в результате деятельности всевозможных учредительных собраний, издающих конституции, и избираемых народом палат депутатов, так как в не мусульманских странах именно эти институты являются источником законов и формируют власть. Основой же исламской конституции и исламских законов являются только Коран и Сунна.

Следовательно, исламская конституция является гарантом соблюдения действующей властью государства, всех государственных и общественных структур и ее гражданами, справедливых законов, т.е. – Шари'ата.

Коран и Сунна не дают на все вопросы времени и места конкретные, детализированные ответы, но содержат все необходимое для его поиска, которым занимается Муджтахид (Муджтахид – это человек, который имеет право самостоятельно выносить решения по вопросам мусульманского права, то есть делать Иджтихад (вывод религиозных заключений, которые не упомянуты в ясном религиозном тексте, который имеет одно значение)). На основе выводов из Корана и Сунны Шари'атских положений, сделанных учеными по возникшим вопросам в определенных ситуациях в определенное время и места, правитель мусульман принимает определенные законы, претворяет их в жизнь, приказывая людям поступать в соответствии с ними.

Начиная со времен Абу Бакра и до последнего халифа, возникала постоянная необходимость принятия определенных законов, соблюдение которых было обязательным для мусульман. Необходимость в них возникала в следствии расширения территории халифата, вхождение в него все больше разных народов, и необходимости учета национальных традиций этих народов.

Халифы принимали определенные законы в целях сохранения единства власти, законодательства и административного управления. Также есть и другая, весомая причина, которая требует в разные времена принимать новые законы в государстве. Это то, что большинство людей являются последователями (мукаллидами – придерживающиеся учения муджтахида, но не достигшие по знанию степени иджтихад), и среди них имеется лишь малое количество Мужтахидов, и государству необходимо принимать законы, в соответствии с которыми оно будет управлять людьми. Здесь нет разницы, относится это к Халифу, Валию или Кадию, поскольку им будет трудно править тем, что ниспослал Аллах1 в связи с отсутствием у них способности совершать Ижтихад. Ибо, если оставить губернаторов и судей разных регионов править лишь на основе своих знаний, то это приведет к различию и противоречию законов в одном государстве и даже в одном городе, что в итоге может привести к правлению иным, нежели тем, что ниспослано Аллах1ом.

Поэтому из-за  сегодняшнего повсеместного незнания Ислама, для исламского государства будет являться обязательным принятие определенных, не противоречащих Корану и Сунне, законов, которые должны касаться сферы урегулирования взаимоотношений между людьми и наказаний, не распространяясь на Акийду и вопросы Ибадата. Чтобы государственные и социальные проблемы всех граждан решались в соответствии с законами Аллах1а, и совокупность этих законов и есть – Исламская Конституция.

И было бы невежеством нарекать  «Исламскую Конституцию» определением Тагут только потому, что слово «конституция» является иностранным. Если мы взглянем в сущность исламской конституции, то увидим – это свод законов, позволяющий управлять государством, вести внутреннюю и внешнюю политику, регулировать отношения между гражданами государства, а также с представителями всех религиозных конфессий на основе Божественного Закона.

Правильность такого понимание вытекает из Сунны Пророка Мухьаммада, да благословит его Аллах1 и приветствует, который в Медине написал договор между Мухаджирами и Ансарами, а также с иудеями с учетом их обычаев. Он разрешил им остаться в их религии и оставил им их имущество. Первый пункт этого договора гласит:

1.Этот документ (книга) написан Пророком Мухьаммадом, да благословит его Аллах1 и приветствует, для верующих из племени Курейш, города Ясриб (Медина), для мусульман и людей, следовавших за ними, а также для тех, кто впоследствии присоединились к ним и участвовали с ними в Джихаде.

Конституция ЧРИ является сводом законов, обязывающих своих граждан следованию Религии Единого Бога и последнему Божьему Закону – Шари'ату Мухьаммада, да благословит его Аллах1 и приветствует.

И факт, что она написана людьми, не является Тагутом, так как она не отменяет ни одного Шари'атского положения, ясно изложенного в Кур'ане и Сунне…

 

Председатель Государственного Комитета ЧРИ по Религии и Шариатскому Праву Шейх-Хусейн Магомадов. 

(часть-2)