Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Истинно чеченские адаты не противоречат Шариату

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Вахи Сурхо, для CHECHENPRESS, 22.11.07.

 

Вынужден побеспокоить читателей очередной статьей. Месяц шумихи и, наконец, зам. министра иностранных дел, решил, дать своё простое объяснение создавшейся непростой ситуации, противопоставив чеченские адаты шариату. Он пишет дословно следующее: «Появились Жамааты со своими Амирами и новыми, непривычными для чеченцев социальными законами, которые начали отрицать и осуждать привычный образ жизни чеченцев – Адат». Это заявление ничто иное, как конёк, наезженный персонами, отдалившимися от исламской веры и самого чеченского народа. Уж много сотен лет не существует чеченского народа в отрыве от исламской веры, и последние чеченские лам-кериста – «язычники» приняли ислам ещё до призыва шейха Мансура.

Автор приведённой цитаты сам даёт правильное определение термину Адат – это привычный образ жизни. Арабское слово «1ада» можно соотнести с чеченским «1адда» более понятное в сочетание «1адда д1а дерг», то есть обычное, размеренное, привычное. Только вот за годы советской власти для чеченского народа стало обычным многое, что противоречить его этнической психологии, его вере и культуре. А избавление от советской власти предполагало также избавление чеченского народа от балласта советских адатов, что не могло пройти безболезненно для этнического организма.

Первыми все изменения в народе проявляются на молодёжи, и потому именно она встала против изначально необычных для чеченцев обычаев. Но надо признать, что в отрицании необычного, ставшего для многих чеченцев обычным, молодёжь привнесла и кое-что уж совсем необычное для чеченцев, вроде упомянутого зам. министром не вставания при виде старших. Подобные поступки являлись актом протеста против старого, которое в совокупности стало ассоциироваться для молодёжи исключительно с советским и языческим наследием, забывая, что если бы от прошлого истинного чеченского в дошедших до нас обычаях ничего не осталось бы, то и они себя вряд ли смогли бы обнаружить мусульманами к развалу СССР. Но всё же в последующем чеченская молодёжь начала выпрямлять в своём поведении подобные перегибы, и это факт.

Решающее значение в обычаях и традициях народов мира играют религии и лишь затем – 
местные особенности. Потому так схожи обычаи народов, придерживающихся тех или иных мировых конфессий.

Чеченцы, как говорят наши старики, издревле были привержены строгим, но справедливым правилам и потому безропотно приняли ислам, когда он дошёл до их ушей. Какая же справедливость может быть лучше божественной справедливости? Причём в силу своего менталитета чеченцы, как и многие кавказцы, склонились к наиболее строгой Шафиитской школе (мазхабу) исламской юрисприденции. За прошедшие века постановления ислама наиболее строгих и наиболее великодушных правил стали обычным образом жизни для чеченцев, а, говоря простым языком, шариатские установления вышеназванных категорий явились  «чеченскими обычаями».

Приведу примеры.

Курение по исламу считается «макрух» неодобряемым поступком. И мусульмане курят, зная, что это не хорошо, вредно для здоровья и кармана, но в ад за это всё же не позовут. Такое усреднённое решение не для чеченцев. Раз нехорошо, значит, запрещено «харам» и никаких макрух говорят они. Курящих среди чеченцев мало, потому что трудное это дело – заниматься порицаемым в народе. При старших не покуришь, при младших тоже не очень красиво. Не курят прилюдно, а значит, не рекламируют, не соблазняют других. А вот если бы, как и для других мусульман, курение было бы просто так макрух – нежелательное, как скажем вредно и нежелательно много пить холодной воды, то этим чеченцев не удержишь, курили бы все до безобразия. Для чеченцев серёдки нет – или можно или нельзя.

Точно также дела обстоять с «дия», денежным выкупом за пролитую кровь. Это установление шариата, которым чеченцы просто не пользуются, но при этом абсолютно не нарушают закон. Шариат предлагает потерпевшей стороне три решения: 1) «кисас» - воздаяние местью; 2) уже упомянутое «дия»; 3) просто прошение кровника, чем заслуживаешь вознаграждение раем. И в этом вопросе для чеченцев серёдка, то есть «дия» не приемлема. Если убийство было преднамеренным, то чеченец обязательно воспользуется правом мести «кисас». Если есть свидетельство и доказательство того, что убийство было непреднамеренным, то чеченцы не станут оценивать кровь убитого родственника земными благами и просто простят кровника, тем самым заслужив себе почитание в обществе и рай в загробной жизни.

Такова психология чеченцев в отношении всех других вопросов человеческого бытия. Чеченец говорит «да» или говорит «нет», игнорируя как соблазн середину, и при этом, абсолютно не приходя в противоречие с шариатом. Это и есть истинные чеченские адаты, исходящие из дозволенного шариатом. Но никак не могут называться чеченскими адатами всё то, что противоречить шариату.      

Теперь о принуждениях по шариату «в первую очередь в отношении наших гордых горянок». О чём это говорит многоуважаемый зам. министра? Да о платке, который долгим и упорным трудом пропаганды и непрямого принуждения снимала советская власть с наших многострадальных женщин. Не очень молодые должны помнить лозунги «горянка снимает платок», «горянка выходит из мрака национальных предубеждений» и т.п.

Традиционный чеченский головной убор вплоть до 60-х годов предполагал косынку – «йовлакх», которую носили дома и большой платок хиджаб – «коьртали», который надевали, выходя на люди поверх косынки. Посмотрите на фотографии чеченок до выселения. Ну конечно, и тогда были эмансипированные дочери ушаевы и чермоевы в салонах Москвы и Парижа, но чеченские женщины из народа одевались описанным мною образом и мы сами наблюдали это у наших бабушек. А у наших советских мам по воле злого рока вначале пропали коьртали, затем косынки превратились в полоски. А теперь почти все чеченки поголовно опростоволосились, как говорили некогда в христианской России.

Да, тогда ещё платья сократились в длине, кажется, тогда в СССР на оборонку экономили. И в результате для кого-то из «чеченцев» стал обычным, то есть «адатным» тот образ бедной женщины, одетой по-чеченски необычно, но в силу инертности традиций при виде старших постоянно застенчиво прикрывающей участки своего тела. Къонахаша ма аллара, нах болчу нехан оьздачу х1усамера и тайпа сте арадера-м дац.

Да конечно, женский платок не был первоочередным вопросом государственной важности, и освободившаяся от духовного вакуума молодёжь переусердствовала в благородном порыве. Но зам. министра в виде аргументов против чеченской молодёжи, искренне желавшей возрождения исконно чеченских адатов (соответствующих шариату), при этом в некоторых вопросах ошибавшейся, эксплуатируется то, чем грешны все, кто ответственен за власть в послевоенной Чечне, т.е. ошибки, допущенные всеми властными структурами. Кланы были в Чечне тогда, когда джамаатов и в природе не было. Плюс откровенный поклёп. Шариатские суды были неподкупными до тех пор, пока в их помещениях не появились кадыровские «муриды» во главе с курчалоевским Бесланом.

Насчёт послушания старших ты прав зам. министра. Чеченский адат требует послушания старших, но не состарившихся. А состарившимся чеченский адат рекомендует не высовываться из дома, молиться и крутить чётки с упоминанием Всевышнего, замаливая грехи молодости. Во все самые сложные периоды чеченской истории Мехк-Кхел возглавляли молодые, образованные и энергичные люди. Старшие сами выдвигали их на непосильный для них труд. А нашему молодому поколению после Советской власти, к сожалению, в основном попались состарившиеся. Я лично, вернувшись с Грозненских боёв в 1995-ом, не мог найти в нашем селе ни одного старейшину, который подтвердил бы для молодёжи, что это война является Г1азот, и она колебалась из-за их пассивной позиции. Так кого должны были послушать тогда эти ребята?

Спорных вопросов много и ошибок у нас у всех достаточно. Только вот истинно чеченские адаты давно уже выверены шариатом и не стоит в лучших традициях атеистской советской власти стараться их разделить. Кто будет усердствовать в этом, тот окажется под катком народной воли. Народ не разделяет чеченские адаты и шариат, для него это одно и то же. Сознательным чеченским мусульманам следует лишь оберегать свой народ от того, чтобы, спекулируя его религиозными чувствами, претворялись в реальность планы по его дискредитации и уничтожению.

Ичкерийские политики не должны стесняться нашей религии, если не хотят потерять полномочия, делегированные им исключительно набожным мусульманским чеченским народом. Напротив весь мир должен принять чеченцев такими, какие они есть. И нельзя врать миру о наших намерениях. Чеченский народ намерен жить по своим обычаям, а значит, по шариату с кавказскими особенностями, которые допускает сам шариат, и о которых мы уже говорили.

Наша религия открытая и никому не мешает. Она позволяет нам заключать договора с людьми других конфессий иметь с ними торговые и иные отношения, а также обязывает нас соблюдать эти договора. И только тот, кто не доволен нами, тем, что мы исповедуем свою религию, открыто выступил против нас и попирает наш образа жизни, окажется среди наших врагов. Эта позиция чеченского народа должна быть открыто заявлена его лидерами и представителями в зарубежных странах. Отрицающие этот непреложный факт политики лишаются истинной народной поддержки, и поддержки муджахидов – лучших представителей народа, вышедших на защиту его чести и прав. Политики, отрицающие это народное устремление, должны понимать, что они сами бросают чеченский народ в объятия зелённых комиссаров, вынашивающих античеченские планы. Чеченский народ крепок в своей вере и он жив благодаря этой вере. Лицемерие вокруг этой священной веры недопустимо.