Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Европа и региональная “игра престолов”

  • Опубликовано в В мире

Интервью профессора Гарвардского университета Стивена Уолта о том, кого можно считать восходящей силой в европейском регионе

Оценивая региональные силы 21-го века, которым по силам соперничать за гегемонию в Европе, гарвардский профессор Стивен Уолт (Stephen Walt) в первую очередь выделяет Россию и Германию. Свои аргументы в пользу того, что региональным гегемоном следует считать не Европейский Союз, а Германию, и почему Россия так и не смогла вернуться на уровень глобальной супердержавы, он изложил в интервью с корреспондентом Сербской службы “Голоса Америки" Йелой Франчески.

Возрождение Германии, практически уничтоженной в результате Второй мировой войны, началось с ее альянса со странами-участницами Бреттон- Вудского соглашения, сплотившимися под стратегической защитой и лидерством США. Как союзники времен войны, такие как Великобритания и Франция, так и те страны, которые эту войну развязали - Германия и Япония, сумели воспользовались всеми возможностями нового миропорядка с его открытыми границами и международной торговлей, в котором безопасность для всех обеспечивала Америка.

Германия, которой запретили перевооружаться, инвестировала все свои ресурсы в возрождение экономики. К 1989 году Германия стала индустриальным гигантом, третьей по величине экономикой в мире, после Японии и Соединенных Штатов.

После окончания Холодной войны Германии добилась еще большего прогресса. Произошло воссоединение двух германских государств. Бывшие советские государства- сателлиты к востоку и юго-востоку от Германии вступили в НАТО и Европейский союз, и Германия оказалась в окружении союзников и партнеров.

Благодаря созданию в 1993 г. Европейского Союза, начало которому годом раньше положил Маастрихтский договор, а также валютному союзу, вступившему в действие с 1999 г, все экономическое пространство Европы оказалось сплоченным под лидерством Германии. Все это, по мнению профессора Уолта, позволило ей стать региональным гегемоном.

“Германия располагает огромной экономической мощью и влиянием в Европе. Это ориентированная на экспорт экономика, которая интегрирует все остальные страны ЕС в свою, основанную на экспорте, систему сетей снабжения. Стоит помнить, что сегодня экономика Германии превосходит российскую. По сути дела, экономика России по размеру сопоставима с Италией или Канадой. Так что, если говорить об экономической мощи, у Германии ее, бесспорно, предостаточно” - считает эксперт.

Однако этого мало, чтобы претендовать на статус глобальной сверхдержавы, который требует также и наличие других стратегических компонентов, говорит Стивет Уолт:

“На протяжении последних 25-ти лет Германия допустила атрофию своих вооруженных сил, в основном полагаясь на защиту Соединенных Штатов. Я считаю, что для мировой политики это довольно нетипично, и этот тренд завершится, если степень американского участия уменьшится.”

Некоторые аналитики говорят, что Европейский Союз, который объединяет 28 стран и считается основой европейской стабильности и процветания, тоже может быть отнесен к категории региональных гегемонов. Профессор Уолт, однако, с этим не согласен:

“Брюссель все еще не обладает возможностью диктовать большинству европейских стран, особенно самым крупным, как им поступать. Я не считаю Европейский Союз единой силой. Он скорее является продуктом политических предпочтений влиятельных европейских стран”.

После распада Советского Союза Россия утратила статус глобальной сверхдержавы, превратившись в региональную. Однако в отличие от Германии, Россия сделала упор на возрождение своей военной мощи, при этом ее экономика остается слабой. Отсутствие мощного экономического и финансового фундамента ограничивает гегемонистские устремления России.

“У России есть определенное влияние в некоторых не столь отдаленных странах, таких, например, как Сирия, где Россия смогла достичь определенных ограниченных целей. России, однако, тяжело навязывать свою волю в близлежащих регионах, и Украина тому пример” - считает политолог Гарвардского университета - “Россия проявила изобретательность в применении нетрадиционных методов политической манипуляции в странах, представляющих для нее интерес. Я, однако, считаю, чем чаще это происходило, тем очевиднее стала эта конкретная угроза и с ней начали бороться.”

На протяжении тридцати лет после окончании Холодной войны политика США относительно России ходила по кругу. Американские администрации приходили и уходили, а отношения между двумя странами все ухудшались. Главным элементом политики США в отношении того, что подпадает подпадает под термин “злонамеренные действия России”, сегодня являются санкции.

“В Вашингтоне сложился консенсус о необходимости исключительно конфронтационной политики в отношении России. Я считаю это недальновидным. Это лишь способствует укреплению сотрудничества между Китаем и Россией, в ущерб Соединенным Штатам и их союзникам” - говорит Стивет Уолт.

США ввели санкции в отношении России в ответ на вторжение России в Украину в 2014ом году. Затем последовали санкции, причиной которых стали нарушения прав человека, использование нервно-паралитического вещества при покушении на бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь в Великобритании, вмешательство в выборы в США и кибератаки, нарушения договоров о торговле оружием тороговле с Северной Кореей.

Если исходить из долгосрочных стратегических интересов, США следовало бы искать пути восстановления отношения с Россией, чтобы остановить дрифт Москвы в сторону Пекина, заключил профессор Гарвардского университеа Стивен Уолт.

Источник: golos-ameriki.ru