Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Доклад историка и языковеда Болатойха Джамболата

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Приветствую всех участников конференции, марша дог1ийла!

 

ЮНЕСКО включила чеченский язык в список вымирающих языков мира и только после этого удалось обратить внимание мировой общественности на проблему чеченского языка, хотя он находится в плачевном состоянии уже давно. Давление русского языка на чеченский язык и ассимиляционная политика российских властей, набирают с каждым годом все большие обороты. До сих пор этому не могли ничем противостоять, колониальные власти царской, советской и современной России не давали и не дают чеченцам ни малейшего шанса.

 

При этом все усилия России на ассимиляцию чеченского языка могут оказаться бесполезными пока стержень языка еще сохраняется. И как только будет проведена языковая реформа при первом удобном случае все наносное в чеченском языке может быть смыто как морская пена. Мой собственный анализ нынешнего состояния чеченского языка настраивает меня оптимистично. Надеюсь что в ближайшем будущем все же удастся вытащит чеченский язык из его нынешнего состояния.

 

До покорения Чечни и утверждения на ее территории царской администрации взаимоотношения чеченского и русского языка имели характер соседских контактов и не имели сколь либо заметного влияния друг на друга. Но и после покорения Чечни роль русского языка в чеченском обществе не сильно возросла. Царская власть не проявляла интереса приобщения чеченцев к русскому языку. Она делала уклон на лишение чеченцев земли и других средств существования, то есть на медленное физическое вымирание чеченцев подобно некоторым северным народам России. Но тщетность этих надежд стала очевидна уже перед революцией в России, несмотря ни на что чеченское народ увеличивался в числе, он выдержал экономическую блокаду. В виду этого к политике языковой ассимиляции приступила новая советская власть. При этом политику физического уничтожения чеченцев она проводила с большим размахом, чем царская власть. 

 

При устном контакте чеченского языка с русским языком до третьего десятилетия  20 – го века заимствования из него перестраивались под чеченский речевой строй, меняя формы под воздействием его физико-акустических законов. Например: ведро – ведар, кружка – куршка, пристав – пурстоп, счет – чот,  хамут – г1омат и т.д. Эти слова такими и остались в чеченском языке. Такие русские слова которые еще в недавнем прошлом произносимые старшим поколением как испаравк, ишкол, памдор, тарахтар, х1урешк и другие уже сегодня молодым и старшим поколением произносятся как и в русском языке справка, школа, помидор, трактор, фуражка, без изменений.

 

Связанно это с тем, что в орфографии кириллического алфавита навязанного чеченцам в 1938 году было прописано писать и читать заимствованные слова, как в русском языке, не адаптируя под чеченский язык. А так как эти русские и иностранные слова, проникающие в чеченский язык через посредство русского связанные с новыми реалиями индустриального века, машинально воспринимались уже как свои, то это начинало нарушать строй чеченский речи, его фонетику. Дети дошкольного возраста до сих пор перестраивают эти русские слова под чеченский стиль речи, но буквально через год обучения в русских школах их речевой аппарат перестраивается на несвойственные для чеченского языка сочетания звуков. Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что ассимиляционное влияние русского языка на чеченский язык началось где-то с середины 20-го века.

 

Таким образом, первый удар пришелся на фонетику и фонетический строй чеченского языка. Кириллический алфавит, с его несвойственным для чеченского языка противопоставлением твердых и мягких звуков и при отсутствии традиций передачи не славянских фонетики, сам по себе не располагал подчинению его чеченскому языку. А в связке с нацеленной на ассимиляцию орфографией он сработал как механизм разрушения чеченской фонетической системы.

 

О реформе орфографии в советское время не могло быть и речи, даже в наши дни в современной России ее не позволяют произвести даже частично введя чрезвычайно важно для чеченского языка написание всего двух дифтонгов иэ и уо. Поэтому чеченское слово сердце «дуог» произноситься чеченскими детьми как порода собаки дог. В чеченском языке очень богатый вокализм. И он больше всего страдает из-за отсутствия возможности отобразить на письме дифтонги и долгие гласные. При этом с особой прилежностью были сохранены в чеченском кириллическом алфавите вовсе отсутствующие в чеченской фонетической системе ё, ф, щ, ъ, ы, ь, ю, я, для написания русских заимствований.

 

Вместе с не подвергнутыми чеченским изменениям русскими заимствованиями в чеченский язык проникли и чуждые для него русские суффиксы и префиксы. Они лишив всяких шансов приспособления к заимствованной лексике чеченские суффиксальных окончаний с их склонениями, стали препоной логического встраивания в чеченский язык неологизмов заимствованных из русского и через русский. Механизмы чеченских словообразовательных методов остались невостребованными, и пришли в упадок.  

 

Вслед за фонетикой удар пришелся по лексике. На чеченском языке начиная с советского периода и по сегодняшний день не ведется преподавание каких-либо научных дисциплин. То есть чеченских школ в природе не существует, чеченские дети учатся в русских школах. Сам чеченский язык в них поставлен в один ряд с другими иностранными языками. На изучение чеченского языка и литературы в неделю отводилось два часа в советское период, и всего час в наши дни. Не удивительно, что при этом русская лексика постепенно вытесняет исконную чеченскую лексику, даже самую корневую, например имена числительные. Пока что дело не дошло до частей тела и явлений природы. А это пострашнее чем простое заимствование иностранных неологизмов, связанным с новыми реалиями жизни.

 

Последним ассимиляционные процессы коснулись грамматического строя чеченского языка. В условиях, когда чеченскому языку нечего противопоставить Мыслительные образы и конструкции их построения, осваиваемые из огромного количество разного рода русской литературы при обучении в русских школах и вузах постепенно вытесняют в чеченских молодых головах собственно чеченский мыслительные образы, нарушая тем самым синтаксис их живой чеченской речи. Как результат чеченское предложение претерпевает сильные изменения и начитает выстраивать даже в официальных текстах и речах не свойственные ей конструкции. А это посягательство на святую святых, на эргативный строй чеченского языка, то, что придает ему особую ценность. В мире осталось очень мало языков с эргативным строем и все они малочисленные языки и очень древние, реликтовые. 

  

Несмотря на все выше сказанное, и никак не ставя под сомнение компетентность ученых ЮНЕСКО, я все же не был бы столь категоричен в формулировках. Я думаю, что говорить об угрозе исчезновении чеченского языка пока что рано. Чеченский язык подвергается чрезвычайно опасной трансформации. Именно эта формулировка мне кажется наиболее подходящей современному состоянию чеченского языка. И эта опасность очень серьезная, требующая предельных усилий для исправления существующей ситуации. Расслабляться нет повода. Я просто за правильную постановку вопроса, для принятия правильных решений.

 

Итак, чеченский язык не умирает, но сильно трансформируется. Почему я так думаю?

 

Прежде всего, потому, что существует относительно большое количество говорящих на чеченском языке, хотя и говорящих на искаженном чеченском, подвергнутом трансформации под давлением русского языка. Ведь есть разница между говорящим на чеченском языке с массой заимствованных неологизмов и говорящим на русском языке с использованием некоторых чеченских слов и словосочетаний. Эти вторые и являются ассимилянтами.

 

Их незначительная прослойка в чеченском обществе существует с советских времен, мало влияя на жизнь самого народа и его язык. В прошлом это партийная и хозяйственная номенклатура составляла только некоторую часть чеченского населения Грозного. Но сегодня к ним можно отнести и чеченцев родившихся в самой России. Это озадачивает, ведь за две военные компании в России оказалось огромное количество чеченцев. Но все же в самой сельской Чечне, а это 80% населения, сохраняется оазис чеченского, хоть и трансформированного языка.

 

И самое главное. Непреодолимым препятствие на пути ассимиляции чеченского языка стало возросшее национальное самосознание в связи с новейшей историей, обновившей в памяти и всю предыдущую героическую борьбу чеченского народа. В психологии чеченцев есть четкое противопоставление «мы-чеченцы» и «они-русские». Поэтому «мы» никак не можем стать «они», т.е. обрусеть. И это осознание еще больше среди чеченцев, живущих в самой России.  А это самосознание делает востребованным все, что связанно с этнической самоидентификацией и это, прежде всего язык.

 

Таким образом, чеченцы говорят на трансформированном чеченском языке. Но эта трансформация, когда в чеченской речи используется огромное количество русских и иностранных слов, и даже фразеологических оборотов, как цельных единиц речи, многими воспринимается как необратимая ассимиляция чеченского языка русским языком. Хотя фокус этого явления заключается в том, что чеченский язык не имея возможности дать ответы вызовам прошлого индустриального и нынешнего информационного веков, подстраивается под них.

 

К примеру, в сегодняшней живой чеченской речи, русские и воспринятые через русский иностранные глаголы употребляют исключительно в инфинитивной форме. При этом посредством чеченских вспомогательных глаголов они втискиваются в чеченскую схему спряжения глаголов. «Трансформаци хилла», но не «трансформировался», «прогрессировать дина», но не «прогрессировал», «заучивать до» но не «заучивает».

 

Эти и другие подобные примеры, говорят о том, что иммунная система чеченского языка работает, несмотря на чудовищные атаки на сам язык. Раз так в наши скорейшие задачи входит защита чеченского языка. А это значит позволить ему заработать, помочь оживиться, пока его система защиты окончательно не вышла из строя.  А это возможно, с учетом того что сам чеченский язык до сих пор достаточно успешно сопротивляется, в чем мы смогли убедиться на вышеприведенных примерах. И тому, что чеченский язык при определенных условиях может устоять под таким натиском извне, уже есть примеры в истории нашего древнейшего языка, дожившего до наших дней.

 

Современный чеченский язык относят в разряд агглютативно – флексивных языков, т.е. к языкам с преобладанием  агглютинации над флексией. Но при подробном рассмотрении чеченского языка обнаруживается преобладание агглютинации только в современном словообразовании чеченского языка, тогда как все исконные чеченские глаголы имеют внутреннее, флексивное развитие. Это говорит о том, что в прошлом флексия играла большую роль в развитии древнего нахского языка, чем агглютинация.

 

Из вышеописанного наблюдения я прихожу к выводу, что возможно значение агглютинации в нахском языке выросло в средневековье, в связи с усилением в регионе роли тюркских языков. Давление тюркских языков на нахский язык было достаточно интенсивным, не уступающим по силе, как мне кажется, сегодняшнему давлению русского языка.

 

Под «культурным» влиянием тюркского языка часть исконно нахской «дикой» лексики была вовсе вытеснена из нахского языка, часть перешла в окаменелые архаизмы и часть в разряд «дикого», недоразвитого. Так в некоторых говорах чеченское «кхор» это дикая груша, а тюркское «хьормат» домашняя груша. Чеченское «боь» дикий чеснок и как ассоциация с этим «ламан боь» горный чеснок, а тюрское «самарсекх» культурное растение. Также заимствованное «хох» окультивированный лук, а чеченский «цкъарг» дикий лук.

 

То же самое происходит сегодня. Чеченские домохозяйки сегодня предпочитают говорить лук, чеснок при наличии ставших уже чеченскими хох, самарсекх, не говоря уже о вышеупомянутых чеченских архаизмах. Также марковка вместо ж1онк, перец вместо бурч, причем «красный перец», «черный перц», то есть целые словосочетания как цельные языковые единицы в сознании чеченцев при живых чеченских эквивалентах.

 

У тюркского языка было еще одно неоспоримое преимущество перед русским. При всех мирских благах, которые предоставляет владение русским языком, он всегда в чеченском обществе будет восприниматься как язык несовместимой культуры, как вражеский язык. В то время как тюркский язык для мусульманских народов, и чеченцев в том числе, был языком османского народа, покровительствующего всем мусульманам, то есть священным языком на равнее с арабским.

 

Пока мы не знаем не одной чеченской общины, целиком перешедшей на русский язык. Но по утверждениям некоторых кавказских языковедов кавказские тюрки суть тюркизированные кавказцы, в том числе и чеченцы. Только в горах сохранялся оазис нахского языка наименее подверженного влиянию тюркского.

При всем при этом чеченский язык выжил, хотя и стал несколько другим, нежели в начале второго тысячелетия новой эры, перед усилением роли тюркского языка в регионе.     

 

Что нужно предпринять, чтобы чеченский язык мог удачно противостоять давлению русского языка, его тлетворному влиянию? Начать надо с той же позиции, на которую первым сделал наступление русский язык. А это фонетика. Надо начинать с алфавита.

 

Начало этому процессу было положено первым президентом Чеченской республики Ичкерия Джохаром Дудаевым указом о переводе чеченского алфавита на латинскую основу. Но в связи с начавшейся войной до практической использования этой графики дело не дошло.

 

В связи с тем, что в странах Европы возникла достаточно большая чеченская диаспора, исправить эту ситуацию старается сегодня правительство чеченское республики Ичкерия. Летом прошедшего года принят целый ряд правительственных постановлений в этом направлении, как о реформе латинской версии чеченского алфавита, издание на ее основе школьных букварей для воскресных школ и подготовка к изданию орфографического словаря. Эти инициативы однозначно отзовутся и в Чечне, где всякие языковые реформы блокируются. 

 

Затем лексика. Заимствования в наш век электроники, дело обычное в языках мира. Но необходимо правильно перенимать иностранные неологизмы, без перетаскивания с ними их грамматических форм, чтобы они смогли органично влились в наш язык, подчинившись его законам. При этом, не стоит злоупотреблять заимствованиями как в русском языке, в тех случаях когда уже есть свои эквиваленты или возможность их безболезненного для носителей языка создания.

 

Это на первом этапе. Впоследствии желательней заменить все заимствования из русского языка. Для этого, прежде всего, надо стряхнуть пыль с чеченского словообразования. А это значит изучить и описать все методы чеченского словообразования и регенерировать их. Надо выявить устаревшие и ставшие малопродуктивные формы словообразования, постараться перевести их в разряд продуктивных, т.е. придать динамику словообразованию.

 

Неотложной задачей является также выявление всех исконных чеченские корней. Необходимо составить словарь чеченский корней. Составить также словарь архаизмов. Их фонд, за последние 50 лет, сильно пополнился. Молодежь не понимает смысла многих чеченских слов, буквально вчера еще употребляемых в простонародной речи, а сегодня уже ставших малоупотребительными из-за давления русского языка.

 

На всей вышеупомянутой базе нужно начать составлять специализированные словари и словарь чеченских неологизмов. Эти словари помогут построить школьные учебники по всем научным дисциплинам, что в корне изменит статус чеченского языка. Понятно, что с таким объемом работы не справиться ни один человек. Для этого должен заработать институт языка. Думая, что для чеченской диаспоры Европы это не является невыполнимой задачей.  

 

И наконец, синтаксис языка. Ему может помочь только популяризация чеченской  литература. Сделать свои произведения популярными это конечно задача самих чеченских авторов. Но поднятие имиджа чеченского языка и литературы задачи Ичкерийского правительства, чеченских общественных организаций и диаспор, они должны помочь нашим талантам. Ведь в последнее время чеченский язык сдает и свой последний форпост – художественную литературу.

 

За период двух последних войн чеченские художественные произведения стали создаваться на русском языке, как бы с целью довести трагедию чеченского народа до мировой общественности. Но это цель оказалась призрачной. Радиус действия русского языка очерчивается границами бывшего Советского союза, мир остается в неведении. От этого перехода наших литераторов на русский язык мы большее теряем, чем приобретаем. Единственное радует, что пишущих чеченцев стало на порядок больше. Но им надо научиться творить на своем родном, чеченском языке, а не обогащать и так не хилую русскую литературу. Напротив, для обогащения чеченского языка мы должны переводить шедевры мировой литературы на чеченский язык. 

 

Я говорю о том, что есть необходимость создать среди чеченской молодежи языковой бум, писательский бум, переводческий бум. А это значит, что менеджеры чеченского языка, Ичкерийское правительство и общественные организации должны добиться того, чтобы наш народ начал читать на своем языке, начал писать на нем. Можно начать с смс-ки, коротких сообщений, писем по электронной почте, сообщений на форумах, это должно войти в привычку. Пусть пишут как могут с ошибками и в перемешку с русскими словами, но всегда на чеченском. И читать побольше на чеченском языке, читать, прилагая усилия пока трудное не станет легким.

 

Многие любят во всем винить кириллический алфавит. Он действительно плох, но не он во всем виноват. Чеченцам кажется, раз язык свой, родной, то они не должны проходить уровень слогового чтения, прежде чем перейдут к беглому чтению. Обучаясь грамоте на своем родном языке, дети всех национальностей проходят этот этап, сколь бы хорош не был их национальный алфавит, перепрыгнуть его не удастся никому. Так что надо перестать обманывать себя и начать как первогодки читать да – да = дада, ба – ба = баба. И, несмотря на огрехи кириллического алфавита, через какое-то время усердствующий сможет убедится, что можем читать бегло, ведь вся существующая чеченская литература написана этим алфавитом.

 

У молодой чеченской литературы уже есть как бы своя классика. От нее и надо отталкиваться для достижения новых высот. Хотя и не густо есть достойные нашего внимания произведения чеченской художественной литературы, которые могут обогатить язык чеченского читателя и мир его воображения прекрасными художественными образами. Чтение родной литературы может разбудить желание творить лучшее и поднять ее на уровень мировой литературы. Этим мы поможем развитию нашего языка, а значит, поможем самим себе.

 

Благодарю за внимание.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить