Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Первое предупреждение

  • Опубликовано в Статьи

Украинские майданы - они разные.

Тот, который мы наблюдали 15 лет назад, был наречен Оранжевой революцией, но по сути являлся Майданом государствообразующим. То есть революцией номенклатурной, в ходе которой одни элиты занимали место других. У восставшего народа имелся свой несомненный лидер, кандидат в президенты, и в придачу к вяловатому кандидату имелась также Жанна д'Арк республиканского значения, тянувшая его вслед за собой на баррикады. Все это, при активной поддержке отдельных европейских политиков, практически обеспечивало гражданам победу в борьбе с уходящим Кучмой и его ставленником Януковичем. Хотя и сулило в скором будущем, когда Ющенко и Тимошенко разругаются насмерть, большие разочарования, навевая тягостные размышления о шиле и мыле.

По этой и некоторым другим причинам участники Революции достоинства, случившейся 10 лет спустя, обошлись вообще без лидеров и почти все системные оппозиционеры, проникавшие на Майдан Незалежности или площадки рядом с ним, встречали холодный прием. Переворот, завершившийся бегством президента Януковича, был по сути бунтом против целой системы управления государством, насквозь коррупционной и осточертевшей. Но поскольку в состоянии безвластия страна существовать не может, вышло так, что гибель Небесной сотни обернулась возвращением политиков второго ряда из числа триумфаторов Оранжевой революции. Российское вторжение на украинскую землю резко укрупнило сюжет: болезненный транзит власти обернулся трагедией мирового масштаба.

Теперешний Майдан отличается от двух предыдущих по ряду очень важных признаков.

Это, во-первых, не восстание против зажравшихся элит, ибо команда Владимира Зеленского, как к ней ни относись, олицетворяет собой, за редким исключением, абсолютно новую силу в стране. В сущности, потому народ и обратил внимание на этого кандидата, что он - сперва на телеэкране, потом в рамках президентской кампании - весьма убедительно сыграл того самого "слугу народа", честного, искреннего, болеющего душой за громадян, по которому так истосковались граждане, выбирая между ворами и коммунистами, ворами и демократами, ворами и ворами. Олигарх Коломойский, как говорится, не в счет...

Во-вторых, это не внутриукраинские разборки. Это Майдан на фоне гибридной бойни, длящейся уже более пяти лет и, быть может, предопределившей успех Зеленского - человека, который пообещал с войной покончить.

Оттого в нем столько необычного, в этом нынешнем противостоянии несогласных и начальства. В конце концов, как ни старались кремлевские пропагандисты и лично Владимир Владимирович, о России на Майдане и в 2004 году, и в 2014-м вспоминали нечасто. Оранжевая революция обрела победные черты, когда Путин воздержался от того, чтобы в третий раз поздравить Януковича с избранием и Юлия Тимошенко, не скрывая насмешки, вскользь упомянула сей отрадный факт. Объектом ненависти во время Революции достоинства были бойцы "Беркута"; российские снайперы казались поначалу фигурами мифическими, наподобие "белых колготок" в Чечне, всерьез о них речь зашла лишь после того, как Путин аннексировал Крым и спровоцировал "гражданскую войну" в Донбассе. И только теперь, когда оплаченный уже многими тысячами жизней конфликт Украины с РФ стал явлением будничным, неслыханный ранее слоган "Остановим капитуляцию" звучит в Киеве, Харькове, Одессе, Днепре, Запорожье, Полтаве, Кривом Роге, Виннице, Львове.

Украинцы призывают своего президента отказаться от переговоров с Россией на условиях, которые сродни капитуляции и предательству. Это совсем другое выступление. Нет, еще не революция и не попытка государственного переворота, и людей тут собралось пока довольно мало, и есть основания надеяться, что до крови дело не дойдет. Это Майдан-предостережение. Однако по степени драматизма он, пожалуй, не уступит тем, где решались исход президентских выборов и судьба законно избранного беглеца. Потому что впервые за всю историю современной Украины встал вопрос о ее существовании. Разумеется, можно долго спорить о том, сколь опасна для Киева известная "формула Штайнмайера" и как далеко готов зайти президент Голобородько с его европейскими партнерами на прямых переговорах с Путиным, к которым они так стремятся. Но в том ведь и проблема, что Владимир Зеленский не спешит поделиться с соотечественниками деталями этих соглашений.

Со стороны посмотреть, "формула" в принципе никуда не годится. Начиная с первого пункта, согласно которому на территориях "ДНР" и "ЛНР" должны пройти местные выборы, причем по украинским законам и под контролем наблюдателей ОБСЕ. Иными словами, любой украинский политик от любой партии, или, допустим, бесстрашный Олег Сенцов, если он захочет пойти в депутаты Рады от Луганщины, будет иметь право и, что еще интересней, возможность - до введения особого статуса "республик" и прочих чудес - безнаказанно съездить к боевикам и там за себя поагитировать. Потом оттуда вернуться, да. Бредовый характер этой, как бы сказать, юридической новеллы до того очевиден, что совершенно непонятно, какой документ 1 октября скрепили подписями Кучма, Грызлов, руководитель Трехсторонней контактной группы ОБСЕ Сайдик и официальные представители бандформирований. В порядке такого же бреда хочется предположить, что всенародно любимый артист со своей труппой надеется выиграть выборы в Донбассе, как он их уже выигрывал на территории остальной Украины, а больше никто из вменяемых политиков туда не поедет, но зачем это Путину? Ради отмены санкций? Они тревожат президента РФ куда меньше, чем угроза окончательно потерять Украину или просто подписать нечто такое, что будет выгодно Киеву. Даже странно, что в 2019 году немудрящую эту мысль надо обсуждать и кому-то доказывать.

Вот они и стоят на Майдане - участники мирного до поры противостояния с Банковой, как в былые времена. Они потрясены и возмущены, но недоумения в их глазах сегодня больше, чем других эмоций, и это тоже важное отличие Майдана-предостережения от предыдущих массовых акций. Совсем не поздно внять этим гражданам и еще раз подумать, прежде чем протягивать руку врагу.