Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Жизнь после смерти. Андрей Пионтковский – о Путине у власти

  • Автор: Nohcho
  • Опубликовано в Статьи
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Путинский миф, слепленный в телевизионной пробирке кровавой осенью 1999 года циничными жрецами, несколько раз модифицировался, перезагружался, прошел в 2014 году шоковую терапию под креативным брендом "крымнаш", давшим омолаживающий эффект. Но на двадцатом году его безраздельного владения мнением народным неминуемое всё-таки произошло. Cоломинка "пенсионной реформы" переломила хребет верблюда, и в Кремле уже ничего не cмогут с этим поделать. Смерть путинского мифа – важнейшее по своим последствиям событие в России после его сотворения.

 Да, физическое лицо, о котором идет речь, еще увлеченно гоняет резинку по Красной площади, ныряет на дно морское, угрожает Западу 27 махами, катается на трехколесной мотоциклетке, встречается с сотрудниками ФСО, ряженными под народ, но миф о героическом правителе, заступнике народном, умер. Смерть путинского мифа вовсе не означает, что завтра сотни тысяч людей выйдут на улицы, требуя снять Владимира Путина или сменить режим. Но она означает, что никто никогда не выйдет по своей инициативе ни на защиту Путина, ни на защиту режима.

Пока растущее всеобщее недовольство, тошнота бытия не вылились в осязаемые протестные действия, у правящей группировки есть ещё возможности попытаться снова зацементировать ситуацию. Она просто обязана сделать свой первый ход в операции "Транзит-2019". Носитель мифа выполнял для российской элиты сакральную функцию оберега. Он был единственным интерфейсом власти в общении с чуждым ей народом. Путина с его удачно найденным образом "сына народа из питерской подворотни" пипл 20 лет более или менее хавал. Теперь же такого оберега у клептократов нет. Во мнении народном Путин становится частью враждебной власти. Эту растущую ментальную бездну между народом и властью надо не когда-то в 2024-м, а здесь и сейчас оперативно заполнять как телами назначенных врагов народа, так и новыми сильнодействующими мифологемами. В этом и заключается протекающий на наших глазах верхушечный "Транзит-2019".

II

Ситуация изношенности вождя и, как следствие, его неспособности выполнять ряд базовых функций – нередкое явление для авторитарных режимов. Нам, бывшим советским людям, памятна классическая формула транзитаноменклатурной власти: "Оказался наш отец не отцом, а сукою". Полагаю, что этой формулой с удовольствием воспользовалось бы сегодня большинство правящих клептократов, недовольных и рейдерскими наездами силовиков, и угрозой потери своего стиля сладкой жизни богатейших людей Запада. Но, в отличие от спартанских по современным меркам советских времен, профилактическое "осучивание" отца привело бы сегодня не просто к расстановке в другом порядке на трибуне Мавзолея мужчин в казенных пыжиковых шапках, а к силовому перераспределению триллионов собственности, записанных на вождя и его ближайшее окружение. Поэтому и не могла не сформироваться на зияющей вершине российской власти мобилизационная партия, ставшая ключевым игроком "Транзита-2019".

Вычисленную мною на кончике пера партию имперского реванша впервые рельефно и зримо в живых персонажах представил Алексей Венедиктов в своём донесении с пиров всеблагих от 20 апреля 2019 года: "Внутри путинской бюрократии оформляется и крепнет политическая партия, у которой есть видение сегодняшнего дня и будущего России. Я ее называю мобилизационная партия. Эдакие победоносцевы. Она организационно оформляется и крепнет, и мы видим, как выбрасываются протуберанцы ее решений и действий. Мне очевидно, что во главе этой политической партии или ее организационного крыла стоит секретарь Совбеза Николай Платонович Патрушев. В эту партию входят Игорь Иванович Сечин, Юрий Валентинович Ковальчук, Сергей Борисович Иванов. И её боевым крылом является Пригожин Евгений Викторович. И естественно, что Владимир Владимирович Путин частично ей принадлежит. Эта партия крепнет, потому что транзит турбулентен. Она становится ведущей, и все эти силовые истории с делом Калви, Абызова, Ингушетией, "Новым величием" – продукт именно этой партии.

Но не все силовики входят в эту политическую партию. И не все, кто в этой политической партии, – силовики. Поэтому точнее назвать ее мобилизационной и честно сказать, что во главе ее стоят Патрушев и Ковальчук. Операторами этой политической партии частично выступают ЛДПР и КПРФ. Цели ее благородные. Мобилизационная партия видит огромную могучую реваншистскую советскую страну, которая полмира контролирует. А остальные полмира ее боятся. Вот, собственно говоря, её видение. Вот на это она и мобилизует.

На этой неделе был так называемый научно-экспертный совет при Совете Безопасности РФ. И там выступал Патрушев, он произнес несколько замечательных фраз (которые передали российские агентства ТАСС и Интерфакс) о том, что США представляют собой угрозу самому существованию всего земного шара. Через 15 минут пришло сообщение от тех же ТАСС и Интерфакса, что это сообщение было передано по ошибке. Да, да, и не надо на меня так смотреть..."

Чрезвычайно емкая депеша Венедиктова насыщена живой достоверной информацией о поведении конкретных персонажей, их отношениях, атмосфере в путинском бункере. Когда "бригада" сталкивается с критической ситуацией в условиях растущей неопределенности, жизнь выдвигает неформальных лидеров, которые берут на себя инициативу и формируют стратегию поведения. В путинском расширенном Политбюро таковыми оказались Патрушев и Ковальчук. Именно в таком порядке. А не Начальник, о котором замечательно сказано: "Частично принадлежит".

В течение пяти лет Путинский План Победы был стратегическим горизонтом российской внешней политики

На мой взгляд, авантюристический, на грани клинического безумия проект покорения Россией половины мира и запугивания оставшейся половины разрабатывается под начальника. Начальник этот план, естественно, одобряет. Еще бы, это его родной Путинский План Победы в Четвёртой мировой войне как реванша за поражение в Третьей (холодной), о котором я детально докладываю своим читателям вот уже пять лет. Но душой и драйвером практической реализации этого замысла заслуженно стал другой человек – генерал армии Николай Платонович Патрушев. Себя он видит при Путине в Четвёртой мировой войне военным чекистским диктатором. В этом и заключается секрет частичной принадлежности Путина мобилизационной партии: он ещё пытается хоть ненадолго сохранить возможность маневрирования между различными кланами клептократии, понимая, что, дав последнюю отмашку на жесткие репрессии, станет инструментом в руках одного клана. Или, может быть, пытался 20 апреля, но уже не пытается сегодня, 14 августа.

Мобилизационная партия не нуждается более в Путине как в интерфейсе при общении с народом. Он нужен этой партии как формальный носитель высшей гражданской и военной власти. Интерфейсом станут жёсткие репрессии и тотальная зачистка любой оппозиции, а их обоснованием в умах и сердцах глубинного народа, станет, как полагает эта партия, историческая победа над Западом, которая воодушевит имперские "элиты" и усмирит усомнившиеся было массы.

III

Вожди мобилизационной партии Патрушев, Ковальчук, Сечин, Иванов и не частично, а уже, видимо, полностью принадлежащий ей Путин не собираются ни умирать, ни отказываться от скромного обаяния жизни долларовых мультимиллиардеров, ни уничтожать западную цивилизацию. Они хотят праздника – ликующего торжества над поверженным и униженным Западом – и гарантий своего дальнейшего политического бессмертия во главе восторжествовавшей над Западом России. Для этого у Путина есть своё секретное оружие. Нет, это не ракетные страшилки из мультиков, которые он демонстрировал в послании Федеральному собранию и взрыв одной из которыхпривел к малой радиационной катастрофе в Архангельской области. Подобных страшилок у Запада не меньше, и находятся они в большей степени боевой готовности. Уникальное чудо-оружие Патрушева – Путина – ядерный шантаж, которым они занимаются, начиная с аннексии Крыма, назойливо декларируемая ими готовность первыми применить ядерное оружие, абсолютное презрение к ценности человеческих жизней, которое они не раз демонстрировали.

Они убеждены: достаточно ввязаться в региональное или даже локальное военное столкновение с Западом и выиграть только один психологический поединок (за условную Нарву, которая сама по себе им вовсе не нужна), как, ужаснувшись их ядерному шантажу или тем более их ядерному удару по одному европейскому городу, Запад дрогнет, откажется от гарантий безопасности по 5-й статье Устава НАТО и капитулирует навсегда. Отказ сражаться за условную Нарву будет означать конец НАТО, конец США как мировой державы, уход Запада из мировой истории. Генерал Валерий Герасимов называет это деэскалацией через ядерную эскалацию.

Путинский План Победы задуман теми же людьми, что и операция "Преемник‑99". Вспомните схваченного за руку организатора "рязанских учений", моложавого директора ФСБ Патрушева. Только на этот раз террористы берут в заложники уже не только население России, а весь земной шар. В течение пяти лет Путинский План Победы был стратегическим горизонтом российской внешней политики, он развертывался неторопливо и последовательно в рамках информационной и психологической подготовки как населения России, так и мирового общественного мнения. Смерть путинского мифа резко изменила временные параметры плана. Центральной для Путина и его бригады стала задача политического (да и физического) выживания. Им надо срочно экранировать себя как от нарастающего гнева удрученных своим прозябанием масс, так и от возможных дворцовых заговоров. В этих условиях ППП приобретает для властвующей верхушки сверхценность как инструмент радикального и долгосрочного решения внутриполитических проблем и из стратегической плоскости переходит в плоскость оперативного планирования.

Резкое демонстративное повышение уровня конфликта с Западом позволит оправдать любые репрессивные меры против "национал-предателей"

В последнее время уровень тревоги в депешах наших кротов на пирах всеблагих вообще резко вырос. Они как бы торопятся предупредить о грядущей катастрофе. Вот, например, великолепная зарисовка геополитических и даже эзотерических настроений вождей мобилизационной партии от Валерия Соловья: "Если раньше мы смотрели гадательно, как сквозь закопченное стекло, то сейчас все ясно и прозрачно. Я, к сожалению, скажу, что мы готовимся к масштабному конфликту. Мы хотели бы, чтобы он был скоротечным, но готовимся, по всей видимости, к масштабному. По-моему, это очевидно. Стратегическая линия, которая выбрана, является предметом личного убеждения группы людей, которые определяют российскую политику, а не одного Владимира Владимировича. Это предмет их личного убеждения, даже, если хотите, веры. Они уверены, что следование этой линии приведет Россию и их лично к успеху, они в этом не сомневаются. В рамках их картины мира это глобальная игра, глобальная ставка. Россия сейчас получила уникальный шанс взять реванш за гибель Советского Союза. То есть можно переиграть историю, причем одним броском костей, понимаете? Экономикоцентричный, гедонистский и морально нестойкий Запад дрогнет и отступит перед лицом непреклонной русской решимости, цели России будут достигнуты малой ценой. Это колоссальный соблазн. У группы элиты, которая принимает решения, есть групповое внутреннее убеждение, что на неё возложена высочайшая миссия, причем мистического религиозного толка, да, переиграть мировую историю, и она этой миссии следует. В этом смысле она очень логично, очень последовательно и целеустремленно движется к своей цели, пока не натолкнется на непреодолимые препятствия".

Резкое демонстративное повышение уровня конфликта с Западом позволит оправдать военной обстановкой любые репрессивные меры против "национал-предателей" и выбросить за борт опостылевшие им самим погремушки имитационной демократии. Кроме того, они поняли, что окончательное решение украинского вопроса в духе российского имперского сознания невозможно без радикального решения проблемы Запада. Да, Запад никогда не будет воевать на стороне Украины. Об этом президент США и генеральный секретарь НАТО предусмотрительно заявили в первый же день российской агрессии. Но Запад будет помогать Украине, в том числе и военными поставками, и в случае эскалации российской агрессии резко усилит антикремлевские санкции.

Покорение Украины невозможно сегодня без капитуляции Запада в целом. В Кремле и Минобороны рассчитали, что России надо ввязаться в прямое военное столкновение с НАТО в Прибалтике (что невозможно в Украине), а затем, повышая ставки, принудить ядерным шантажом Запад капитулировать. И дело не только в Украине, этой жемчужине российской "имперской короны". Счеты Кремля к Западу намного масштабнее и мучительнее, чем поражение в Третьей мировой войне. Запад столетиями являлся экзистенциальным вызовом и угрозой правителям России самим фактом своего существования как возможной исторической альтернативы. Шанс унизить Запад одним столкновением воль, показав его растерянность, нерешительность и беспомощность, несмотря на всё его колоссальное экономическое, технологическое и военное превосходство, настолько притягателен и сулит такие головокружительные дивиденды, что победоносцевы не смогут избежать искушения.

Демонстративное проявление силовиками садистской жестокости 27 июля, 3 и 10 августа в Москве свидетельствует, что мобилизационная партия во главе с Патрушевым навязала всему корпусу власти свою программу и приступает к ее реализации. Она не намерена дожидаться, пока разноплановые социальные и политические конфликты охватят всю страну. Мирная антикриминальная революция должна быть задушена в колыбели.

Присутствует и важный внешний фактор, заставляющий группировку Патрушева – Путина не затягивать с переходом к откровенной диктатуре и резкой эскалации военного противостояния с Западом. Только президент CША может отдать приказ об использовании американской военной силы для отражения агрессии против страны, входящей в НАТО. И ни Конгресс, ни администрация, ни истеблишмент в целом не смогут заставить его действовать, если он по каким-то причинам предпочтёт бездействовать. Ну, может быть, потом его подвергнут импичменту за невыполнение служебных обязанностей, но пара стран НАТО к этому времени уже будет оккупирована. Военная поддержка Запада в отражении возможной российской агрессии гарантируется с 2003 года государствам Балтии де-факто одним человеком. Когда-то его звали Джордж Буш, потом Барак Обама. Сегодня его зовут Дональд Трамп, и вот уже более двух лет он делает все, чтобы доверие к этой гарантии подорвать. Как действующий президент он ни разу не выдавил из себя слов о своей приверженности 5‑й статье устава НАТО. В Европе поняли, что при таком президенте США никаких американских гарантий безопасности не существует, а в Москве убедились, что более удобного для них человека в Белом доме на случай похода "вежливых зелёных человечков" в Балтию не будет никогда.

IV

Все чаще в телеящике появляется Николай Платонович Патрушев. Он мой старый клиент, хотя, скорее всего, не подозревает о моём существовании. Но дважды (в 2009 и в 2014 годах) мне удавалось остановить его хотя бы на формальном доктринальном уровне. Патрушев уже более 10 лет упорно добивается внесения в Военную доктрину РФ положения о готовности страны первой применить ядерное оружие в локальном (!) конфликте. Это интересная история, подтверждающая, что именно президент Российской федерации волейбола неутомимо разрабатывал План Победы над ненавистным Западом еще с 2009 года.

Десятки тысяч молодых людей, несмотря на избиения и аресты, выходят сегодня на демонстрации протеста на улицы российских городов. Они быстро взрослеют и уже понимают, что речь идет о чём-то гораздо более серьезном, чем выборы в Мосгордуму. Но они ещё не догадываются, что своей самоотверженностью они пытаются не только спасти свою страну, но и предотвратить глобальную катастрофу. После того как пациенты, сплотившиеся в мобилизационную партию, окончательно овладеют ситуацией, отключат в стране интернет, введут чрезвычайное положение, проведут массовые аресты, у нас и у мира в целом останется очень мало хороших ходов. Чтобы успешно противостоять смертельной опасности, надо прежде всего открыто назвать ее вслух: Патрушев, Путин, Ковальчук, Сечин, Иванов, мы знаем, что вы готовите для страны и мира.

Почему же о мобилизационной партии и её замыслах планетарного масштаба говорят только три человека: Венедиктов, Соловей и ваш покорный слуга?! Венедиктов и Соловей независимо друг от друга протокольно точно изложили то, что лично слышали в ближнем кругу высших руководителей российского государства. Послания Венедиктова и Соловья не услышали. Слова вождей мобилизационной партии, дословно процитированные их собеседниками, затерялись в белом шуме неистового гвалта безумных ток-шоу. У меня впечатление, что я единственный, кто продолжает комментировать эти слова и обращать на них внимание думающих людей в России.

* * *

И было еще свидетельство третьего собеседника. Самое короткое.

– Владимир Владимирович, вы понимаете, что мы приблизились к войне?

– Да. И мы в ней победим.

Андрей Пионтковский – политический эксперт