Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Муса Мержоев: "ВОИНА ДЛИТСЯ ОКОЛО 400 ЛЕТ..."

  • Опубликовано в История

Муса Мержуев — подполковник ВС СССР, полковник ВС ЧРИ, при Джохаре Дудаеве был с ноября 1991 года по февраль 1992 года начальником штаба ВС ЧРИ, а с апреля 1993 года — представитель Президента ЧРИ в ВС ЧРИ. Он был одним из ближайших лиц в окружении первого Президента ЧРИ, поэтому для нас, рядовых граждан ЧРИ, небезынтересно будет знать позицию полковника Вооруженных сил ЧРИ в оценке русско чеченской войны.

— Муса, как началась русско-чеченская война?

— Нельзя сказать, что русско-чеченская война началась в 1992 году, когда российские воинские части прошли по Ингушетии, она началась не 26 ноября 1994 года и не 11 декабря 1994 года. Русско-чеченская война длится более четыреста лет. Очередной виток военного противостояния начался 8 ноября 1991 года, когда Борис Ельцин выбросил десант на Ханкалу, объявив чрезвычайное положение в нашей республике. Джохар Дудаев тогда действовал решительно, но осмотрительно и оперативно, да и генералы Гафаров и Комиссаров трезво оценили обстановку в республике и дали отбой. Именно поэтому тогда кровь не пролилась. Наша страна тогда превратилась в единый боевой лагерь. Президент ввел (чрезвычайное) военное положение в ответ на действия Б. Ельцина.

Потерпев поражение с выбросом десанта, Москва объявила Нохчийчоь пропагандистскую, экономическую, политическую, транспортную войну, при этой применялись теракты.

Главный штаб тогда не имел плана ведения войны: Президент Джохар Дудаев надеялся на разум Москвы. Правда, только начали составлять план обороны республики. Президент перед нами никогда не ставил задачу составлять план ведения войны, мы составляли только план обороны ЧРИ на случай агрессии со стороны России. Нам было известно, что Россия начала готовить план окончательного покорения Чечни. И в Кремле нашли удобную причину — наведение конституционного порядка, для чего создавались ударные группировки во главе с Квашниным — генералом-танкистом. Задача русских генералов состояла в том, чтобы танковыми армадами запугать чеченцев. 
На начальном этапе упор делали на танковые колонны.

Президент ЧРИ Джохар Дудаев поставил задачу создать боеспособную армию, но по объективным причинам такой армии создать не удалось. Много было таких, которые хотели иметь кресло. А это очень опасно.

Президент ЧРИ Джохар Дудаев делал ставку на то, что все противоречия между Россией и Чеченской Республикой Ичкерия можно и нужно решать только мирным способом. Это национальная черта чеченского народа.

Этой войны хотела и завгаевская прорусская партия, а что касается Автурханова и Хаджиева, то они всего лишь простые исполнители воли партии войны. 26 ноября российские войска, вводимые Автурхановым и Гантемировым, которые российскими спеслужбами использовались в качестве ширмы, провели разведку боем, с решительными целями по захвату столицы ЧРИ и свержения законного Президента ЧРИ. После провала штурма, Россия предъявила ультиматум с требованием к чеченцам — сложить оружие и признать конституцию РФ. Но даже в это время Джохар надеялся на мир и согласился на переговоры с министром обороны РФ П. Грачевым и с делегацией РФ во Владикавказе. 26 ноября 1994 года российские части перешли через Ломаз-юрт, но даже в это время Джохар Дудаев надеялся на мир. Нo Кремль думал иначе, чеченскую проблему надо решать только силовым методом. Опорной базой российского вторжения стал Надтеречный район, где жители некоторых сел вслед вторгнувшимся российским частям бросали горстями муку, цветы, приветствовали как своих освободителей.

Вторжение в нашу страну осуществлялось с трех сторон (или направлений): Моздокского, Хасав-юртовского, Назрановского направлений. Запланировано было, что вспомогательная группировка двинется со стороны Ставрополя через Шелковской и Наурский районы. Но с началом боевых действий Хасав-юртовское направление стало вспомогательным, а Наурско-Шелковское (северное) — основным.

— Интересно было бы узнать Вашу оценку минувшей войны...

— В ходе русско-чеченской войны все операции разрабатывал Аслан Масхадов, а я был как бы в резерве. Правда, пытался самостоятельно оказывать помощь начальнику Главного штаба ВС ЧРИ. Вся тяжесть работы легла на Аслана Масхадова и начальника Центрального командного пункта Валида Таймасханова. Нужно отметить, что Главный штаб ВС ЧРИ сыграл главную роль в консолидации всех отрядов народного ополчения. Аслан Масхадов показал себя талантливым организатором и бесстрашным воином.

Во время войны у меня было повреждение-позвоночника, я занимался формированием штаба Юго-Западного фронта (командующий X. Гелаев) по поручению
Президента — до 6 марта 1995 года, после чего был отправлен на лечение. После возвращения с лечения, до очередного обострения болезни, был в Бамуте, но уже практической помощи оказать не мог по состоянию здоровья.

У Джохара Дудаева был выдающийся талант организатора, умение зажечь людей, заставить их проверить в правоту дела. В трудные минуты он не терялся. Он доверял А. Масхадову, X. Гелаеву, Ш. Басаеву, хорошо знал качества каждого из них.

В русско-чеченской войне на стороне чеченского народа не сражался ни один наемник, не было никаких "белых колготок". Но были добровольцы, ставшие на защиту нашей независимости. Были не много таджики, каракалпаки, татары, кабардинцы, абхазцы, дагестанцы, карачаевцы, украинцы, прибалты. Никем не замеченным остался такой факт: под Моздоком около 300 кабардинских ребят разоружили русских и двинулись нам на помощь, но не смогли пробиться. Они были окружены русскими и попали в плен. На сегодня их судьба неизвестна.

В Бамутском сражении участвовали кабардинцы, азербайджанцы, карачаевец и другие. С врагом воевал весь чеченский народ. Так, старик из с. Гехи привел трех дочерей и сестру свою. Сыновей у него не было. Село Гехи известно всей нашей стране тем, что еще в первой половине XIX века отважная девушка Таймасха командовала отрядом в войне против царских войск.

Во время войны энтузиазм пропадал из-за отсутствия оружия. Это правда. Ополченцы сами покупали или в бою добывали оружие.

Последний раз Президента я видел в октябре 1995 года в Старом Ачхое, однако связь с ним поддерживал через посредников до марта 1996 г., когда через посыльного я ему передал рапорт о выделении средств для лечения. Но ответа я уже не получил по известный всем причинам.

Операция 6 августа 1996 года проведена по высшему разряду. Небольшие по численности отряды ополченцев блокировали стотысячный гарнизон г. Грозного. История войн и военного искусства не знает аналогов. Эта операция венец полководческой деятельности Аслана Масхадова и его соратников Шамиля Басаева, Хамзата (Руслана) Гелаева и многих других мужественных и бесстрашных командиров ВС ЧРИ. Здесь был учтен менталитет чеченского воина. В глазах противника один чеченский солдат превращался в тысячу. В этой операции проявился талант Шамиля Басаева, Хамзата Гелаева. И дух Джоахара Дудаева все время присутствовал в чеченских войсках.

— Каковы уроки русско-чеченской войны?

— Говорить, что мы разгромили Россию в этой войне, нельзя, это самообман. Нельзя своему народу делать медвежью услугу. Нельзя нам обольщаться. Россия, получив удар, делает выводы и занимается реорганизацией своих сил, чего мы пока не делаем.

Если мы хотим получить и укрепить независимость, мы должны создавать регулярную армию, делая упор на создание противовоздушной и противотанковой обороны.

В этой войне у русского солдата, агрессора и захватчика, выявились наружу самые низменные качества, а у чеченского воина — защитника и освободителя — самые благородные качества. У солдат нашей армии нужно воспитывать именно эти качества высокого гуманизма. А как вели себя русские солдаты с пленными и мирными жителями, известно всему миру. Русские солдаты даже кладбища превращали в отхожие места, строили из чуртов оборонительные сооружения. Сжигали и расстреливали пленных и мирных жителей, с вертолетов сбрасывали трупы и раненых.

В военном уставе нужно учитывать и прошлое, и настоящее, опираться на духовные и национальные черты чеченского народа.

Офицерские кадры можно и нужно готовить не только у нас, но и в США, Германии, Франции, Китае. И Главный штаб ВС ЧРИ должен заниматься этим делом. Вооружение нашей армии не должно быть в зависимости от поставок оружия из других стран. За счет "сагIа" нельзя победить. Мы не имеем права быть зависимыми от поставки оружия. Сегодня мусульманский мир зависит или от Франции, Англии, США или же от России. Нам нужно создавать свою военную промышленность, только тогда наша армия будет боеспособной и действительно независимой в проведении военных операций.

Источник:  газета газета "Даймохк Ларбархо" ("Защитник Отечества"), №8 (51) июнь 1997 г.