Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Чеченская Республика Ичкерия - правопреемница Чечено-Ингушской Республики

Новый этап национально-освободительной борьбы чеченского народа против российской колониальной империи начался с распадом СССР. Однако циничной ложью является утверждение российской пропаганды о том, что провозглашение чеченской независимости явилось итогом «вооруженного мятежа». Приводимые ниже факты показывают, что чеченский народ и его законно избранные лидеры восстановили государственность в полном соответствии с международным правом и существовавшими на тот период законами СССР и РСФСР.

Официально днем независимости Чеченской Республики считается 6 сентября 1991 г. Эта дата не связана с какой-либо юридической акцией касательно независимости Чечни. Точнее будет сказать, что 6 сентября имеет отношение к очередному всплеску общественно-митинговой активности, столь характерной для того времени, вошедшего в историю как неудавшаяся попытка государственного переворота в СССР. Реальным днем независимости Чеченской Республики является 27 ноября 1990 г., когда Верховный Совет Чечено-Ингушской Республики в полном соответствии с общепризнанными принципами международного права, а также законов, действовавших на всей территории СССР, провозгласил государственный суверенитет Чечено-Ингушской Республики.

В отношении Чеченской Республики часто применяются эпитеты «непризнанная», «мятежная», которые не имеют ничего общего с действительностью. С юридической точки зрения независимая Чеченская Республика легитимна абсолютно в той же степени, в какой был легитимен СССР, и легитимна сегодняшняя Россия.

В апреле 1990 г. в духе осуществлявшихся М. Горбачевым реформ по либерализации советской системы Верховная власть СССР приняла без преувеличения два судьбоносных для народов СССР закона: 10 апреля – «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных Республик»; 26 апреля – «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации». Кроме общих положений в данных законах содержится ряд статей, которые кардинально меняют статус, например, автономных республик. Они недвусмысленно уравниваются в правах с союзными республиками. За теми и другими признается свободное самоопределение народов (Закон от 26.04.ст.1). Автономные республики, как и союзные, являются субъектами федерации – Союза ССР (Закон от 26.04 ст.1).

«Территориальные споры между союзными республиками, автономными образованиями, по которым соглашение между ними не было достигнуто, могут передаваться по взаимному согласию для решения Совету Национальностей Верховного Совета СССР» (там же, ст.З). «К исключительному ведению Союза Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и управления относится:

2) принятие в состав СССР новых союзных республик и утверждение образования новых и изменения статуса уже существующих автономных республик, автономных областей и автономных округов;

3) разрешение споров между союзными республиками между союзными и автономными республиками, автономными образованиями в случае их обращения по этому вопросу к органам Союза ССР» (там же, ст. 6.).

В законе СССР «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» ни в одном месте не делается различие между союзными и автономными республиками. Во всех случаях, независимо от того, идет ли речь о полномочиях или обязательствах, используется сочетание «союзные и автономные республики». В статье 5, которая называется «Договорные формы экономических связей Союза ССР, союзных и автономных республик», во всем тексте пункта 1 сочетание «союзные и автономные республики» заменено одним словом «республики».

Примечателен пункт 2 этой статьи, который как будто специально написан для того, чтобы продемонстрировать равнозначность союзных и автономных республик. Например: «2. Союзные и автономные республики вправе учреждать в столице Союза ССР и столицах других республик свои представительства, содержащиеся за счет средств республиканских бюджетов. Органы государственного управления Союза ССР могут создавать с согласия республики на ее территории свои службы и подразделения».

Интересно отметить, что в рассматриваемом законе, так же как и в предыдущем, в роли третейской стороны в споре между субъектами федерации выступает общесоюзная верховная власть. Например, статья 6: «5. Разногласия по экономическим вопросам между правительством Союза ССР, союзными и автономными республиками, а также между республиками, возникающие при исполнении законов СССР, постановлений и распоряжении правительства СССР, рассматриваются Верховым Советом СССР с учетом рекомендаций Совета Федерации».

Таким образом, если быть объективным, следует признать, что чеченцы уже в этот период, т.е. в апреле 1990 г., юридически перестали быть пресловутым «внутренним делом России». В своем Постановлении от 26.04.1990 «О введении в действие Закона СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации» Верховный Совет СССР в пункте 6 постановил: «Предложить Верховым Советам союзных и автономных республик привести законодательство союзный и автономных республик в соответствие с Законом СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации».

Принятию рассмотренных выше двух законов предшествовал еще один закон от 3 апреля 1990 г. под названием «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В данном законе непосредственное отношение к чеченцам имеет статья 3. «Статья 3. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе».

Даже беглый анализ советского законодательства на конец апреля 1990 г. показывает, что чеченский народ в результате перестройки получил два принципиально новых права: первое – повысить свой государственный статус до уровня союзной республики и, в качестве полноценного субъекта СССР, подписать обновленный союзный договор; второе – в случае выхода РСФСР из состава СССР или распада собственно СССР, что в принципе равнозначно, самостоятельно решить вопрос о своем дальнейшем государственно-правовом статусе. Два этих момента носят безоговорочный характер, и даже при самом предвзятом подходе здесь невозможно разночтение.

Провозглашение Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. «Декларации о государственном суверенитете РСФСР» соответствовало новому законодательству СССР. Однако этому же законодательству соответствовало провозглашение государственного суверенитета автономными республиками, входившими до того времени в РСФСР. Новые законы СССР не предписывали никому ни конкретный характер статуса, ни название республики. Надо сказать, содержание провозглашенных суверенитетов разнилось в зависимости от умонастроений властей той или иной республики. Но в одном все бывшие автономные республики и области сошлись полностью. Они решительно избавились от определения «автономия», которое прежде подчеркивало их второсортность по отношению к союзным республикам.

Текст принятой Верховным Советом ЧИАССР 27 ноября 1990 г. Декларации о государственном суверенитете ЧИР не оставлял сомнения в том, что Чечено-Ингушская Республика является суверенным государством. Власти Чечено-Ингушской Республики заявили о готовности подписать обновленный союзный договор на равных правах со всеми другими республиками, в том числе союзными. Провозглашенный суверенитет ЧИР нашел понимание и одобрение в высших эшелонах власти СССР. С определенного времени государственная делегации ЧИР наравне с делегациями других бывших союзных республик принимала активное участие в выработке проекта обновленного союзного договора. Новый союзный договор предполагалось подписать 20 августа 1991 г. Однако эта акция была сознательно сорвана коммунистическим путчем (ГКЧП), начавшимся за день до подписания этого договора: 19 августа 1991 года.

Но, несмотря на приведенные выше исторические факты, российская пропаганда всячески навязывала и продолжает навязывать мнение, что истоком Чеченского суверенитета являлся «вооруженный мятеж». Мол, в сентябре-октябре 1991 г. группа вооруженных людей во главе с отставным советским генералом Джохаром Дудаевым незаконно захватила власть, насильственным путем разогнав при этом Верховный Совет ЧИР во главе с Доку Завгаевым. Тот факт, что к этому времени Чечено-Ингушская Республика юридически уже год существовала вне РСФСР, тщательно умалчивается. За год, с ноября 1990 г. по ноябрь 1991 г., происходило реальное наполнение суверенитета ЧИР. Так, следует отметить специальное постановление Верховного Совета ЧИР от 11 марта 1991 г., запретившее проведение на территории республики общероссийского референдума о введении в РСФСР президентского поста. Публикуя это Постановление, ВС ЧИР во главе с Д. Завгаевым сослался на Декларацию о государственном суверенитете ЧИР от 27 ноября 1990 г., согласно которой республика далее не являлась частью РСФСР.

Вопреки утверждениям российских властей, приход к власти Джохара Дудаева не был сопряжен с мятежом. Действительно, в республике шли митинги с различными требованиями, и это было всего лишь эхом, прокатившимся из Москвы в дни попытки путча в августе 1991 г. При всем накале страстей, имевшем место в сентябре 1991 г. в Грозном, Верховный Совет ЧИР не был разогнан. На самом деле произошел самороспуск ВС ЧИР с соблюдением всех юридических норм. При этом был образован Временный Высший Совет ЧИР с единственной задачей – в максимально близкие сроки организовать выборы Парламента и Президента ЧИР. В связи с тем, что именно в эти дни чрезвычайный съезд ингушского народа в лице депутатов всех уровней изъявил желание оформиться в самостоятельную республику и войти в состав РСФСР, Временный Высший Совет объявил о выборах Парламента и Президента уже Чеченской Республики. Кстати, во время предвыборных баталий в Республике функционировал Совет Министров ЧИР вплоть до замены его комитетом оперативного управления народным хозяйством (КОУНХ), назначенным Дж. Дудаевым после своего избрания президентом.

Выборы президента и парламента в Чеченской Республике состоялись 27 октября 1991 г. с убедительной победой сторонников Дж. Дудаева. Конечно, в республике кипели страсти, были какие-то правонарушения, хотя и намного меньше в сравнении с тем, что переживала тогда, например, Москва. Таким образом, можно констатировать, что первый президент и парламент Чеченской Республики были законными преемниками Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики, в легитимности и суверенности которого никто никогда не сомневался. Доказательством этому является тот факт, что Чечня стала первой республикой на постсоветском пространстве, с руководством которой российское правительство заключило договор о разделе вооружения и военного имущества. Договор этот был заключен с правительством Джохара Дудаева в мае 1992 года, и его итогом стал приказ министра Обороны РФ П.Грачева командованию Северокавказского военного округа (СКВО):

«Командующему войсками СКВО (лично). На № 3/95ш от 20.05.92 г. Разрешаю передать Чеченской Республике из наличия 173 гв. ОУЦ боевую технику, вооружение, имущество и запасы материальных средств в размерах:

- боевую технику и вооружение – 50%,

- боеприпасы – 2 бк,

- инженерные боеприпасы – 1-2%.

Автомобильную, специальную технику, имущество и запасы материальных средств реализовать по остаточной стоимости на месте.

28.05.92 г. № 316/1/0308ш. П.Грачев».

Следует напомнить, что раздел вооружения и военного имущества между Чеченской Республикой и Российской Федерацией произошел одновременно с выводом из Чечни российских войск, ставших после провозглашения независимости Чеченской Республикой войсками иностранного государства. Чтобы правильно оценить это событие, необходимо указать, что вывод российских войск из бывших союзных республик и многих стран Восточной и Центральной Европы начался гораздо позже. Так, российские войска были полностью выведены из Польши 17 сентября 1993 года, а из Германии – 31 августа 1994 года. Разумеется, если бы Джохар Дудаев пришел к власти в 1991 году посредством мятежа, как утверждает российская пропаганда, то ни о какой передаче вооружения и военной техники возглавляемому им правительству и речи быть не могло. Возникает вопрос: почему российские власти, говоря о Чеченской независимости, упорно акцентируют внимание на событиях осени 1991 г.? Ответ, по моему мнению, заключается в том, что таким путем суверенитет Чеченской Республики пытаются лишить неоспоримой правовой базы, каковой являются: во-первых, все перечисленные выше законы СССР от 3, 10 и 26 апреля 1990 г.; во-вторых, Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г.; в-третьих, Декларация о государственном суверенитете ЧИР от 27 ноября 1990 г.

Подводя итог, мы с полным на то основанием можем утверждать, что восстановление чеченской государственности опиралось на действующие на тот момент законы СССР и РСФСР, а также соответствовало духу и букве международного права. Именно поэтому вторжение российских войск в Чечню мы называем военной агрессией против независимого Чеченского государства, а пребывание этих войск на территории ЧРИ – военной оккупацией.

Председатель Кабинета министров ЧРИ

АХМЕД ЗАКАЕВ