Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

К 25-летию со дня начала российско-чеченской войны

История обезноженного Миши Епифанцева: от трагедии к трагедии

Одна из немногих трагических детских историй рассказана в фильме Татьяны Рубцовой «Виноват всегда агрессор», где идет речь о грозненском мальчике Мише Епифанцеве, которому в результате российского артобстрелаоторвало обе ногив январе 1995 года. Об этой трагедии рассказывает спаситель мальчика Аслан Хаджимуратов из пригорода Алды. Этот видеофильм можно посмотреть по ютуб-каналу "Reality": https://www.youtube.com/watch?v=G7Mwh79DB7AОднако этот видеофильм не дает всей информации о пострадавшем мальчике.

 Репортаж о грозненском мальчике Мише с массой фотоснимков сделал 25 лет назад фотокорреспондент "Комсомольской правды" Владимир Веленгурин. Но статья в «Комсомольской правде» под названием "История Миши Епифанцева" в интернетеотказывается открываться. Не хочет газета разглашать ни «комсомольскую», ни обычную правду. Казалось бы - прошло уже 25 лет, бывшему мальчику Мише уже 32 года, чего уж тут скрывать?

 

Решился было я пооткровенничать с российскими журналистами, имеющими отношение к истории Миши Епифанцева, которые откровенничают в социальных сетях…

 Фотокорр «Комсомольской правды» Веленгурин, бывавший не раз в объятой войной Чечне, и сделавший там страшные снимки о войне, к сожалению так и не смог откликнуться на мой вызов. Тем не менее я благодарен Владимиру, поведавшему миру о той страшной трагедии мальчика Миши. (В этой связи напоминаю – в данной статье использованы фотографии фотокорреспондента «Комсомольской правды» В. Веленгурина).

 Затем у меня состоялся диалог на том же Фэйсбуке с российской журналисткой Юлией Калининой, которая также делала репортаж о Мише:

- Здравствуйте Юля! Вы написали статью про Мишу Епифанцева – мальчика из Чечни, которому взрывом оторвало ноги. Вы могли бы прислать ту статью и фото к ней?

 Юлия:

- Здравствуйте, я не храню свои статьи, поэтому прислать не могу. Я думаю, ее можно найти в библиотеке Ленина, там архив всех газет.

 

М. Тарамов:

 - Ага, прям счас приеду из Швеции в вашу библиотеку, чтобы искать вашу статью, а заодно "Историю Миши Епифанцева" от Веленгурина из «Комсомольской правды». И не стыдно говорить такие вещи, не стыдно, что вам закрывают рот и затыкают вашу страну!?»

 Далее безответное молчание…

 Здесь я должен напомнить читателям, что российские спецслужбы ныне контролируют социальные сети, переписку по электронной почте и т.д. – этим во многом объясняется молчание моих российских коллег.

Но подумал я – не всё потеряно, так как в той кровавой, безногой истории фигурирует иностранный журналист, и не откуда то там из Европы, а прямо из Стокгольма, из Швеции, где я проживаю уже 15 лет, и с которым смогу теперь пообщаться вживую. Но обо всем по порядку…

 

Оказывается, фото раненого Миши Епифанцева, которого везли в Урус-Мартановскую больницу в автомобиле Аслана Хаджимуратова, как говорилось выше, сделал фотокорр «КП» Владимир Веленгурин и не только он. А дело было так… По пути в больницу, на базарчике в Черноречье, Аслан увидел нескольких журналистов, которым решил поведать трагедию с мальчиком Мишей, надеясь, что те расскажут эту кровавую историю всему миру. Он остановил машину и через открытую дверь позвал журналистов, крича: «Смотрите, что делают эти русские вояки с детьми!» Журналисты устремились к машине, делая фото, задавая вопросы. Среди нихоказался шведский журналистГуннар Юханссон, который поинтересовался возможностью последовать за раненым мальчиком.

 Г. Юханссон также прибыл в Урус-Мартановскую больницу, где дождался окончания операции, которая закончилась успешно (если можно так сказать), в результате которой врачи ампутировали обе Мишины конечности выше колен. Через некоторое время Гуннар встретился с Людмилой – матерью Миши, и обещалувезти семью в Швецию, где займутся реабилитацией Миши и сделают ему хорошие протезы. Пока семья в соседней Ингушетии готовилась к отъезду, после серии статей в шведской газете «Экспрессен» Гуннар Юханссон организовал там фонд имени Миши Епифанцева. Все расходы на поездку семьи, на реабилитацию и протезирование Миши в шведской клинике взял на себя этот фонд, на счету которого насчитывалось 1,4 миллиона крон. (На эти деньги сейчас можно купить 3-4 новых джипа «Вольво» - МТ).

 Но прежде следует рассказать о политической обстановке в указанное время – в начале российской агрессии в Чечне в январе 1995 года. Многие страны мира были возмущены вооруженным вторжением громадной России в маленькую Чечню, где начался реальный геноцид над гражданским населением. Наибольшее возмущение эта агрессия, на мой взгляд, вызвала в Скандинавских странах, особеннов Швеции, где в крупных городах проходили массовые манифестации против кровавой агрессии России. А в декабре 1995 года Швеция предоставила все условия для проведения международной конференции «Война в Чечне. Международный Трибунал», в которой приняли участие известные российские и иностранные журналисты, юристы, правозащитники.

 Разумеется, втакой ситуации для Гуннара Юханссона, привезшего с собой обезноженного Мишу Епифанцева, были открыты все двери в лучшие клиники Швеции. Очень скоро Миша реабилитировался и ему были сделаны лучшие протезы для ног.

 И вот теперь, спустя почти 25 лет со дня той трагедии, я решил поинтересоваться подробностями Мишиной историейв Швеции. Мой интерес к обезноженному Мише Епифанцеву был вызван вот еще чем…

 На протяжении долгого времени я собирал фото и публикации о раненых, истерзанных и убитых чеченских детях для издания альбома «Не стреляйте в детей! Российский геноцид над чеченскими детьми». В данном альбоме есть масса фотографий, присланных многими журналистами, как российскими, так и иностранными, побывавшим в объятой войной Чечне. Однако так мало снимков описывают ранения детей. Так, долгое время и мальчик с оторванными ногами валялся на одном из фото безымянным,в кровавой постели, пока я не увидел фильм «Виноват всегдаагрессор», где из уст Аслана Хаджимуратова я услышал историю Миши Епифанцева. Но рассказ Аслана к сожалению оканчиваетсяУрус-Мартановской больницей.

 После этого следы Миши Епифанцева от установленных ножных протезов обнаруживаются в лучших клиниках Швеции, и это благодаря упомянутому выше журналисту Юханссону.

 

Я ознакомился с некоторыми статьями Гуннара в газете «Экспрессен», после чего у меня возникли к журналисту вопросы. Мне без проблем удалось пообщаться с Гуннаром по телефону, и он рассказал о дальнейшей судьбе Миши и его семьи.

 В процессе общения с Гуннаром Юханссоном, я почувствовал, что он в некоторой степенидаже породнился с Мишей и с его семьей, где бывал неоднократно в гостях. Я, чтобы не бередить раны, учитывая, что прошло уже 25 лет со дня Мишиной трагедии, а самому Гуннару уже 75 лет, попытался быть с ним обходительным. Я объяснил ему, что я не намерен делать с ним интервью, так как основную информацию я получил из его газеты и с фотографий Веленгурина – я просто хочу уточнить кое-какие детали.

 

Вот вопросы, которые меня интересовали:

 

  1. Почему в одной из статей газеты «Экспрессен» Миша утверждает, что ноги ему оторвало взрывом гранаты?
  2. Почему Мишина мать Людмила не подала иск в Европейский Суд по Правам Человека?
  3. Почему семья Епифановых не попросила убежища в Швеции?

 Уважаемые читатели!

 Мы с Вами прекрасно знаем, что история Миши Епифанцева без вмешательства российских спецслужб не состоятельна. Такое вмешательство было, заявляю я со 100% уверенностью, иначе поездка семьи Епифанцевых в Швецию не состоялась бы, сколько бы ни старался Гуннар Юханссон или даже король Швеции. Ну, а чтобы Епифанцевы выехали в Швецию, они должны были выполнить все договоренности и условия с ФСБ РФ.

 Поэтому ответы Гуннара я просто обязан комментировать с учетом факта вмешательства Федеральной Службы Безопасности РФ в историю Миши Епифанцева и его семьи. И поэтому нам самим придется «догонять» некоторые детали. Облегчит наши предположения цитата политолога Юрия Фельштинского: «О деятельности спецслужб мы узнаем по их провалам». А таких провалов обнаружится здесьмасса, поехали…

 Я не знаю точный маршрут передвижения семьи Епифанцевых из Грозного в аэропорт Минводы, но любой выезжавший за пределы Грозногово время военных действий, должен был пройти контроль на многочисленных блок-постах, которые контролировались российскими спецслужбами. У семьи Епифанцевых к тому же должно было быть разрешение на выезд из России и обязательная виза в Швецию. Эта виза была получена усилиями Гуннара Юханссона в Ингушетии, куда семья Епифанцевых перебралась после операции Миши. А вот разрешениена выезд из РФ могло быть получено только после специальной идеологической обработки этой семьи. Как то вот так, в общем, не вдаваясь в детали.

 Итак - почему Миша утверждает, что ноги ему оторвало взрывом гранаты?

 Когда я спросил Гуннара об этом, то он ответил, что такМиша сам рассказывал журналистам и сотрудникам больницы.

 Конечно, полагаем мы, Миша – восьмилетний мальчик, который оказался в зоне российского артиллерийского обстрела, мог не понять, что же произошло на самом деле. Но ведь чёткий ответ на этот вопрос даёт в фильме спаситель Миши – Аслан Хаджимурадов, утверждающий о российском артобстреле поселка Черноречье, в результате которого пострадал не только Миша, но были убиты еще несколько человек.

Подтверждает тот артобстрел и Владимир Веленгурин, в комментарии к своему фото «Первые минуты после трагедии»: - «Семилетний русский мальчик Миша, проживающий в Грозном. Попал в 1995 году под артобстрел. Ему оторвало ноги. С первого дня трагедии фотокорреспондент следил о том, как складывалась дальнейшая судьба Миши. Случайно сделанная фотография изменила судьбу человека».

 И тут мы вновь должны вспомнить о «Конторе», чьи сотрудники, вне всякого сомнения, должны были убедить и самого Мишу и его семью о том, что он пострадал от взрыва ручной гранаты…(Намёк ФСБ «догоняем»– ну, типа, чеченские боевики кинули гранату в русского мальчикаJ)). Таким вот идиотским способом российские спецслужбыстарались отвести вину за случившееся от российских асов, а заодно и от российского военного и политического руководства. – Разве это не провал ФСБ?

 Ситуацию о, якобы, взрыве гранаты, которой оторвало ноги Мише, прокомментировал полковник Хусейн Исханов, бывший в то время помощником Аслана Масхадова – начальника штаба армии ЧРИ, которые находились в указанное время в Президентском дворце:

 - Вооруженные силы ЧРИ покинули Президентский Дворец лишь 18 февраля 1995 года, и часть Грозного, находившегося на правом берегу Сунжи, оставалась под нашим контролем вплоть до средины марта, тем более поселок Черноречье, который находился от центра более 10 км. С наступлением темноты, наши бойцы переходилина другую часть Грозного, где продолжали вести боевые действия. Так что вести речь о каких-то контактных боях с применением гранат в Черноречье в конце января – полный абсурд.По всему Грозному днем и ночью применялась российская боевая авиация, шли артиллерийские и минометные обстрелы, и в конце концов город был практически стерт с лица земли.

 Мне было очень интересно узнать ответ на второй вопрос – почему Епифанцева Людмила, находясь в безопасной Швеции, не подала в Европейский Суд по Правам Человека на Россию за ранение своего сына, в результате которого Миша остался без ног? Ответ Гуннара немного раздосадовал меня, когда он объяснял мне, что Людмила – простая, обычная женщина, которая не знала о каких-то там международных судах. Она и все члены семьи были чрезвычайно рады приему, оказанному семье Швецией, обеспечившей их всем необходимым, и потому она не посчитала нужным заниматься какими-то судами.

Тут мне хотелось возразитьЮханссону – зато Вы, образованные шведы, должны были надоумить Людмилупро ЕСПЧ… но я тактично промолчал. Я объяснял Гуннару, что зло надо останавливать всеми силами, чтобы насилие не распространялось по миру. Вот, например, сотни чеченцев подали в ЕСПЧ, в то время как таких заявлений должно было быть там тысячи, сотни тысяч. Да, это дело опасное, ведь некоторых заявителей из Чечни российские спецслужбы убили, но тем не менее…

 И тут дорогие читатели вновь «догоняем»!

 Представьте себе, что произошло бы в случае подачи семьей Епифанцевых заявления в Европейский Суд по Правам Человека?! Это произвело бы эффект разорвавшейся бомбы! Это был бы такой резонанс в мире, о котором российскому военному и политическому руководству со своими спецслужбами даже подумать страшно! Ведь тогда всё мировое сообщество, которое и так было возмущено российской агрессией, могло бы потребовать немедленной остановки военных действий и вывода российских войск из Чеченской Республики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 Могло ли руководство России допустить такое развитие событий?! Да никогда в жизни!

 Но ведь Людмила Епифанцева могла обезопасить себя и семью, потребовав политического убежища в Швеции – именно потребовать, потому что её сын лишился обеих ног в результате смертельно опасных деяний российской артиллерии, направленной в Чечню российским руководством. Ведь тогда мог бы последовать второй шаг – получив политическую защиту, Людмила Епифанцева могла бы безбоязненно подать заявление в ЕСПЧ.

И я, конечно же, спросил Гуннара Юханссона: - Подавала ли Людмила заявку на предоставление убежища её семье в Швеции?

 Ответ Гуннара меня удивил: «Нет, на деньги, собранные фондом Миши Епифанцева, было приобретено жилье для семьи в Швеции. Миша в любое время приезжалв Швецию для смены протезов… В общем Людмилу тянуло назад, в Россию…»

 У меня отвисла челюсть: – «Как, назад, из прекрасной Швеции, предоставившей почти райские условия, уехать в российскую империю, которая развязала войну, и из-за которой случилась столь ужасная трагедия, в страну, где для этой семьи нет обозримого будущего?» Гуннар с неуверенностью возражал типа, ну, таково было их желание…

 Ну, как же так, возражал я вновь и вновь – ведь в вашей же статье Миша утверждает, что он собирался жить и работать в Швеции. Лена – сестра Миши, с возмущением говорит о бесчеловечном отношении в России к инвалидам, ставя в пример Швецию, где инвалиды не чувствуют себя ущемленными, где онисчитают себя вполне полноценными людьми. Швеция предоставляет наилучшие условия для жизни и деятельности инвалидов, а здесь, в России, инвалиды просят подаяние на улицах, спиваются и гибнут.

 А тут мать семейства Людмила вдруг делает совершенно непонятный выбор – возвращение в Россию?! Не логично! Необъяснимо!

 Ну, нам не надо объяснять – мы «догоняем»!

 

А посмотрите на это фото и «догоните»  – почему восьмилетний Миша Епифанцев в Шведской клинике, в ножных протезах, держит в руках не смешные картинки, не «Русские народные сказки», не какие-то детские рассказы, а «Книгу памяти» о войне в Чечне, где на обложке изображен российский солдат с автоматом – один из тех, кто пришёл с войной в Чеченскую республику, кто убил и ранил там десятки тысяч детей, в том числе и самого Мишу?

 И вот теперь, спустя 25 лет, эта семья Епифанцевых пребывает в 3-х комнатной квартире в городе Тольятти. 32-летний Миша, теперь уже Михаил, освоившийв одно время компьютер, проработал немного программистом. Атеперь он безработный. И без ног… Нетрудно представить себе какое жалкое будущее его ожидает… В дальнейшие детали я не стал углубляться, потому что потерял всякий интерес к этой истории, которая из одной трагедии перетекла в другую…

 Майрбек Тарамов, Швеция, 5/12/2019