Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Доклад Хасана Бакаева - историка, ученого – востоковеда

Bildergebnis für хасан бакаев

Отмечая 20-летие мирного договора между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия, уместно было бы напомнить, что традиция заключения российско-чеченских договоров уходит в глубь столетий, еще в эпоху Ивана Грозного. Правда, при заключении некоторых из таких договоров возникали разночтения: российская сторона, которая оставляла за собой авторство при составлении таких документов, видела в них обязательство чеченцев признать себя подданными России, а чеченцы полагали, что заключают с русскими союзнические договоры. В этой связи императорский наместник на Кавказе П.А. Ермолов в одном из своих донесений в Петербург отмечал: «Чеченцы своевольничают и проявляют свой разбойничий характер, считая себя союзниками в.и.в. и нужно сломать сие опасное заблуждение их» (М.Гаммер, Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и Дагестана, М., 1998 г. стр. 57). Правда, Ермолов не объяснил, как чеченцы могут считать русских своими союзниками и одновременно с этим разбойничать против них, но российские наместники на Кавказе редко утруждали себя логикой.

 

Генерал Ермолов, проводя регулярные карательные экспедиции против чеченцев, изо всех сил ломал «опасное» их «заблуждение» относительно союзничества с Россией, вырезая подчас все население крупных чеченских селений, как это было в 1819 году с жителями Дади-Юрта. И уж, конечно, после таких зверств чеченцы надолго избавлялись от любых заблуждений относительно того, что Россия относится к ним как к союзникам, как того и добивался генерал Ермолов.

 

У России в Чечне при заключении мирных договоров возникала еще одна серьезная проблема. Ее обрисовал известный историк Кавказской войны и ее участник генерал-майор В.А. Потто: «Установление мирных отношений с хищными чеченцами представляло всегда большие затруднения. Они не имели высшего сословия и, распадаясь на множество родовых союзов, управлялись своими старшинами, находившимися под влиянием членов союза. Русскому начальству на линии приходилось вступать в сношения не с целым народом или его представителем, а с каждым почти большим селением отдельно» («Исторический очерк Кавказских войн от их начала до присоединения Грузии». Тифлис, 1899 г.).

 

Многие, вероятно, помнят, как в Первую российско-чеченскую войну российское командование вынуждено было заключать мирные договоры с каждым чеченским селением или нестоличным городом по-отдельности. Населенный пункт окружался войсками и перед его жителями ставился нехитрый ультиматум: или ваше село подписывает мирный договор с Россией, или будет проведена карательная акция. Какого рода была бы эта карательная акция, всем должна была продемонстрировать судьба чеченского селения Самашки, в котором, по оценкам международных гуманитарных организаций, в апреле 1995 г. было вырезано от 250 до 300 жителей, преимущественно женщин, стариков и детей https://www.hrw.org/reports/1996/WR96/Helsinki-16.htm). После этого самашкинские старейшины подписали мирный договор с Россией.

 

Так вот, самашкинский мирный договор с Россией ничем не отличался от тех мирных договоров, которые заключал с чеченскими селениями командующий русскими войсками на Северном Кавказе в 1782-1787 гг. генерал-поручик П.С. Потемкин, известный чеченцам следующим высказыванием: «Наши действия на Кавказе и война с горцами доказывают, что невозможно покорить чеченцев, кроме как истребить их совершенно». Впрочем, прежде чем истребить чеченцев «совершенно», генерал Потемкин давал им шанс признать российское подданство и принять себе на шею назначаемых Россией князей от соседних народов. Когда же чеченцы отказались покориться России и князьям-назначенцам, начались кровавые походы против чеченских селений. К примеру, весной 1782 года 4-х тысячный корпус регулярных войск и казаков при 12 орудиях под командованием полковника Кека скрытно перешел через Сунжу и напал на селение Атаги. Произошло ожесточенное сражение со многими сотнями погибших с обеих сторон, село было сожжено, жители лишились домов и имущества. После этого атагинские старейшины заключили мирный договор с Россией. Таким же образом полковник Кек склонил к российскому подданству и жителей селений Гехи и Алде.

 

Забегая вперед, следует отметить, что подобный же ультиматум, но уже не перед жителями отдельного чеченского селения или города, а перед всем населением республики, президент России Путин поставил 17 марта 2003 года, накануне т.н. референдума, на котором чеченцам предлагалось забыть о суверенитете и признать себя гражданами России. Путин отчетливо объяснил чеченцам, что только так они смогут  «добиться того, чтобы граждане России – жители Чечни – перестали жить в страхе. Перестали бояться ночного стука в дверь и прятаться от так называемых зачисток» (http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/528846).  

 

В своей книге «По трущобам Чечни», изданной в 1913 году, историк и один из первых чеченских журналистов Ибрагим-Бек Саракаев отмечает, что еще один мирный договор был заключен чеченскими наибами с российским наместником на Кавказе, фельдмаршалом Барятинским. Саракаев писал,  что «горцы поверили воззваниям русских военачальников, а наибы Чечни после падения Ведено заключили форменный договор с главнокомандующим Кавказской армией, наместником Кавказа генерал-фельдмаршалом князем Барятинским, согласно которому они отреклись от Шамиля и бросили войну.

Условия этого договора ясно выражены в прокламации князя Барятинского к чеченскому народу... » Чеченцы обязались прекратить военные действия против России, а князь Барятинский от имени российского императора обещал чеченцам неприкосновенность их земель, их обычаев и законов (кроме закона кровной мести), не призывать из в армию, не обращать в казаков и самую широкую внутреннюю автономию. Позднее стало ясно, что это было со стороны российских властей  беззастенчивая ложь, потому что, покончив с покорением Западного Кавказа, российские власти устроили чеченцам страшный земельный голод и не только лишили их подобия автономии, но и в каждом селении установили военный режим в лице специальной назначенных приставов. Российский публицист XIX в. Яков Абрамов отмечал в этой связи:

 

«Известно.., что, при изъявлении покорности чеченцами в 1857 г ., тогдашний главнокомандующий на Кавказе, князь Барятинский, издал прокламацию, в которой сказано, что земли, занятые чеченцами в момент принесения покорности, останутся вечным достоянием чеченского народа. Прокламацию эту чеченцы берегут и хранят как зеницу ока и к ней всегда апеллируют. Между тем, вопреки этой прокламации, значительная часть чеченской земли была отведена под поселение казачьих станиц, а также роздана кумыкским князьям и другим лицам. Все население чеченского округа, состоявшее из 81,360 душ, «стеснилось» (выражение г. Берже) на пространстве 76 квадратных миль, и на каждую семью приходилось всего 5—10 десятин (расчет того же г. Берже). Не говоря уже о нравственной обиде, которую должны были чувствовать чеченцы, оставленное им количество земли положительно не давало им возможности существовать, особенно если принять во внимание, что в то время чеченцы вели исключительно скотоводческое хозяйство» («Кавказские горцы», журнал «Дело» № 1 за 1884 год).

 

Аналогичным образом поступили также и большевики, идеологические антагонисты царизма. В своем обращении к горцам вождь коммунистической России В.И. Ленин сулил: «…Чеченцы и горцы Кавказа, все те, мечети и молельни которых разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России! Отныне ваши веровании и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов, Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Поддерживайте же эту революцию и ее полномочное Правительство!» ("Известия" № 232, от 17 ноября 1917 г.). Чеченцы поддержали советскую власть и, совместно с ингушами, фактически остановили поход Деникина на Москву. Российский историк А.Л. Рашковский в этой связи отмечает:

 

«Сегодня, конечно, много говорится про Чечню и чеченцев, но, в общем-то, чеченцы и ингуши спасли советскую власть в 1919 году, когда деникинцам оставалось сто верст до Москвы. Товарищи Киров и Орджоникидзе, остатки “железного потока”, разбитого деникинцами в 1918 году, которые спасались в горах Ингушетии, провели месяц в богословской дискуссии с ингушскими и чеченскими стариками, сравнивая учение Мухаммеда и товарища Карла Маркса. В конце концов, было принято решение признать четвертый рабоче-крестьянский полк под командованием Гикало армией газавата. Этот документ хранился в Грозненском музее до того, как его сожгли. Чеченский и ингушский отряды нанесли удар в тыл белым в тот самый момент, когда Деникину отчаянно не хватало хотя бы пары дивизий для последнего броска на Москву… Правда, во время Великой Отечественной войны большевики “отблагодарили” чеченцев и ингушей, выслав их в Казахстан» (http://prigodich.8m.com/html/notes/n113.html).

 

Этот краткий обзор должен был показать, что 12 мая 1997 года впервые в многовековой трагической истории российско-чеченских взаимоотношений между двумя сторонами был заключен полноценный и добровольный межгосударственный мирный договор. Мы часто злоупотребляем выражением «историческое значение», но в данном случае это выражение вполне уместно, потому что Московский договор между РФ и ЧРИ, подписанный президентами обеих стран, является единственным политически и исторически значимым юридическим документом, регулирующим взаимоотношения России и Чечни. Все остальные российско-чеченские «договоры», как мы видели, носили или локальный, или ультимативный, или лицемерный характер, что делает ничтожной их юридическую значимость. Конечно, на совести президента России Ельцина, развязавшего против чеченского народа две войны, потоки крови, он повинен в гибели сотен тысяч чеченцев. Но мы должны помнить также и то, что это был единственный руководитель России, который пошел на подписание с чеченским народом достойного договора, создав тем самым прецедент справедливого мира между Россией и Чечней.  

 

Московский договор состоит всего из 5 коротких пунктов, которые гласят:

 

  1. Навсегда отказаться от применения и угрозы применения силы при решении любых спорных вопросов.
    2. Строить свои отношения в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, при этом стороны взаимодействуют в сферах, определяемых конкретными соглашениями.
    3. Договор является основой для заключения дальнейших договоров и соглашений по всему комплексу взаимоотношений.
    4. Договор составлен в двух экземплярах, причем оба экземпляра имеют равную юридическую силу.
    5. Настоящий договор вступает в действие со дня подписания.

Президент Российской Федерации (подпись) Б.Ельцин

Президент Чеченской Республики Ичкерия (подпись) А.Масхадов.

 

Нет и не может быть вечных империй, построенных на подавлении завоеванных территорий и народов, и каждой из них историей отмерен свой срок. Придет срок распада и для Российской империи. В принципе, распад этот уже начался десятилетия назад, когда от коммунистической и псевдодемократической Российской империи в новейшей ее истории сначала отпали внешние сателлиты («страны социалистического содружества»), а потом и вассальные «союзные республики». Процесс отделения от имперской метрополии последних завоеванных ею провинций, т.н. автономных республик, был приостановлен жесточайшими геноцидными войнами против чеченского народа, однако сама проблема российско-чеченских отношений не решена, она лишь загнана в тупик беспрецедентным насилием и террором в отношении любых проявлений свободомыслия в Чечне. Но рано или поздно, и скорее рано, чем поздно, неминуемо снова возникнет потребность решить российско-чеченские отношения политическим путем, и в этом случае обеим сторонам придется вернуться к духу и букве Московского договора от 12 мая 1997 года.

 

В завершение необходимо подчеркнуть следующее. Поскольку договор заключен между РФ и ЧРИ, он сохраняет свою юридическую силу лишь постольку, поскольку существуют оба субъекта этого договора – Российская Федерация и Чеченская Республика Ичкерия. И именно потому мы должны всеми силами и способами поддерживать если и не практическое (что в современных условиях неосуществимо), то хотя бы формально-юридическое существование Чеченской Республики Ичкерия, что является условием сохранения юридической силы Московского договора от 12 мая 1997 года. И пока существует легитимное Правительство ЧРИ, всегда остается шанс на возобновление этого Договора и наполнение его практическим содержанием.

Хасан Бакаев

P.S.- к сожалению сам Х.Бакаев из-за болезни не смог присутствовать на конференции. желаем ему скорейшего выздоровления (редакция "Чеченпресс").