Logo

Бурак Озташ - ПРАВОВАЯ ПЕРСПЕКТИВА ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИЧКЕРИЯ

28 лет[1]  назад чеченцы – представители автохтонного населения Северного Кавказа – провозгласили свой суверенитет и независимость на будущее для свободной жизни, основав государство под названием « Чеченская Республика Ичкерия » ; со дня оккупации Чеченских территорий современной и демократической Российской Федерацией прошло 25 лет[2].

 

Если не принимать во внимание период перемирия 1996-1999 годов, с 1994 года по сегодняшний день Российско-Чеченские войны, происходящие в двух разных атмосферах, превратились в самую длинную войну в современной Европейской истории, когда западные страны и исламский мир уступили место колонистской России. В свете событий, происходящих в Грузии и Украине по вине России с её имперскими амбициями, о скором завершении кровавой войны невозможно будет сказать до тех пор, пока в России не произойдет смена режима.

 

Для того, чтобы правильно оценить 28-летний период, стоит начать с правового статуса Чеченской Республики Ичкерия. В особенности большая часть публикаций в средствах массовой информации и научных кругах опирается на пропагандистски детерминированные данные, что приводит к постоянным ошибкам в правовом контексте и, как следствие, неправильному восприятию общественностью. Исследователи, не имеющие правового образования и проводящие исследования в разных научных сферах, как правило, рассматривают выдвигаемые Российской Федерацией аргументы как общую истину и, в некотором смысле, представляют утверждения сильных как юридический факт. Например, постоянное подчеркивание слова « непризнанный » при упоминании Чечни или использование выражений типа « сепаратистский » или « автономная область », лишенных научных обоснований, обусловлено нехваткой информации по этой теме или же сознательной пропагандой.

На сегодняшний день общепринятым в сфере определения и существования государства в международном праве является подход, известный как « Теория трех элементов », в котором государство определяется как « постоянная организация с правосубъектностью, сформированная определенной группой людей, доминирующих над конкретной территорией[3] » . То есть, для того, чтобы говорить о существовании государства на законных основаниях, необходимо сосуществование трех основных элементов: Нация, Страна и Суверенитет.

Нация относится к человеческому элементу – человеческий фактор. Страна выражает конкретный участок территории. Суверенитет же обозначает независимость от внешнего контроля, обладание юридической и политической властью для выполнения законодательных, исполнительных и судебных функций на своей территории. В дополнении к этим основным элементам мы можем сказать, что для того, чтобы говорить о государстве, необходимы три дополнительных свойства : организация, правосубъектность и преемственность.

Для оценки правового статуса Чеченской Республики Ичкерия необходимо исследовать наличие этих элементов.

Согласно данным последней переписи населения, выполненной Советским Союзом, в 1989 году население Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистический Республики состовляло 1 270 400 человек. Из них 734 500 составляли чеченцы, 163 800 – ингуши и 293 800 – русские, остальные 73 800 человек относились к армянам, украинцам и другим национальностям[4].   После провозглашения независимости и суверенитета Чеченской Республики Ичкерия это население осталось жить на тех территориях. На данном этапе мы видим, что одним из необходимых элементов определения государства – нация – является чеченский народ, который существует и проживает на территории современной Чечни, таким образом позволяя судить о правовом наличии страны.

Для исследования элемента « суверентитет » необходимо сначала кратко взглянуть на исторический процесс, поскольку некоторые важные элементы в этом процессе важны для объяснения существования суверенитета.

Первое вооруженное столкновение между чеченцами и русскими относится к периоду 1557 года, когда Российская империя захватила Астраханское Ханство. С тех пор русские военные часто устраивали нападения на чеченцев. Однако русская колониальная политика на Кавказе набрала основные обороты в 18 веке[5]. Чеченский лидер Имам Мансур Ушурма, появившийся в этот период, пытался организовать чеченцев и другие кавказские народы против единого врага – Российской империи, и добился значительных побед против русской оккупации, пока в 1791 году не попал в плен[6]. Фактически эта инициатива, основанная на суфизме, беспрерывно продолжалась на протяжении 200 лет и ее последствия превратились в действующее по сей день движение мюридизма[7]. После капитуляции перед Российской империей последнего имама периода мюдиризма имама Шамиля 6 сентября 1859 года чеченское сопротивление, которое возглавил регент имама Байсангура Беноевского, было прервано в 1861 году захватом имама Байсангура и его казнью, после чего чеченские земли стали колонией Российской империи[8].

Хотя различные восстания имели место в период с 1861 по 1917 годы, господство Российской империи в регионе не было прервано, за исключением коротких периодов времени. После Февральской революции 1917 года в России, в мае этого же года во Владикавказе был созван Первый Горский съезд. Чеченская делегация наряду с другими приняла активное участие в работе съезда. Основным итогом этого события явилось создание Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана. В сентябре 1917 года Союз принял временную конституцию Горской республики (Республика Горцев Северного Кавказа и Дагестана) и покинул Российскую империю, после чего 11 мая 1918 года Горская республика объявила о своей независимости и чеченец Тапа Чермоев был избран первым премьер-министром республики.

Эта республика была признана Османской империей, Германией, Автро-Венгрией и Великобританией[9]. В этот период, когда гражданская война в России распространилась по всему Кавказу, и белые, и красные силы пытались установить собственное господство в регионе. В августе 1919 года Белая Гвардия под предводительством Антона Деникина вошла в Ингушетию и Чечню, сжигая на своем пути города и села. Этот захват оказался концом для существования Горской республики. В сентябре 1919 года чеченцы, дагестанцы, осетинцы и кабардинцы во главе с чеченским лидером Узун-Хаджи выступили вместе с большевиками против русских националистов и объявили о создании Северо-Кавказского Эмирата.  После поражения Белой Гвардии в сентябре 1921 года большевики снова заняли Северный Кавказ и прекратили существование эмирата : чеченское сопротивление продолжалось до 1925 года. Тем временем 30 ноября 1922 года была создана Чеченская Автономная Область, которую включили в Северо-Кавказский Край.

Союз Советских Социалистических Республик был основан путем объединения 15 республик лидером большевиков Владимиром Лениным в 1922 году после революции 1917 года, которая повлекла за собой падение Российской империи. Одной из этих 15 республик была Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР). В начале предполагалось предоставить Чечне статус области, но 15 января 1934 года ее объявили Чечено-Ингушской автономной областью и, после согласования с Конституцией СССР 5 декабря 1936 года, ей присвоили статус Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики в составе РСФСР.

Народный коммисариат внутренних дел (НКВД), созданный Иосифом Сталиным, оказывал серьезное давление на регион, поскольку был обеспокоен возможным восстанием чеченцев. В период с 1936 по 1938 год, по приказу Николая Ежова, который управлял НКВД, 31 июля 1937 года была начата операция под названием « Очистка от антисоветских элементов », направленная на чечено-ингушскую интеллигенцию в целом[10]. Приблизительно 14 тысяч чеченцев и ингушей, принимавших активное участие в установлении советской власти на Северном Кавказе, были арестованы и объявлены врагами народа: они были казнены или отправлены в трудовые лагеря. Такая че участь постигла и многих представителей национальной интелегенции, среди кторых были такие известные личности как Абдурахман Авторханов, Магомед МамакаевХалид Ошаев и другие. В Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республике национальная культура чеченцев и ингушей находилась под негласным запретом властей. В такой атмосфере угнетения в начале 40-х годов чеченский журналист и поэт Хасан Исраилов начал восстание во имя спасения Чечено-Ингушетии от советской колонизации. В феврале 1940 года Хасан Исраилов сумел взять под контроль многие аулы в горной местности. В 1942 году чеченский адвокат Маирбек Шерипов присоединился к движению Исраилова, начав в областях Шатой и Итум-Кала восстание с группой под названием « Национал-социалистическая партия кавказских братьев ». В течение этих лет нацистская Германия вторглась в Советский Союз и предложила сотрудничать с националистическими чеченцами через верховное командование Германии в Украине, чтобы использовать сопротивление на Северном Кавказе в своих интересах. Однако данное предложение было резко отвергнуто, поскольку « мы не хотим менять одного тирана на другого »[11].

В тот же период более чем 30 тысяч чеченцев и ингушей сражались против фашистов в рядах Красной Армии.  Несмотря на это, 23 февраля 1944 года всех чеченев и ингушей обвинили в « сотрудничестве с нацистской Германией » и отправили в ссылку в  Среднюю Азию и Сибирь. Во время изгнания чеченцы и ингуши, воевавшие в рядах Красной Армии, были подвергнуты той же участи, что и их соплеменники[12]. Ссылка приняла обличие геноцида, когда около трети более чем из 500 000 чеченцев и ингушей погибло во время месячной транспортировки в нечеловеческих условиях в товарных вагонах, а так же в местах ссылки[13]. После смерти Сталина новый лидер СССР Никита Хрущев на ХХ съезде Центрального комитета Коммунистической партии осудил ссылку наций и разрешил возвращение изгнанных народов[14]. Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика, которая была упразднена после депортации, также была восстановлена после 13 лет изгнания, потеряв при этом часть своей территории. В 1980-х годах Президент СССР Михаил Горбачев в рамках реформистской политики под лозунгами  « Перестройка »  и « Гласность »  обеспечил большую свободу слова по всей стране. В этой новой обстановке чеченцы начали предъявлять больше претензий и организовывать свои первые гражданские движения. « Чечено-Ингушетский Народный Фронт », основанный в феврале 1988 года под руководством инженера Хож-Ахмеда Бисултанова с экологическим требованием выступить против биохимического производства под Гудермесом, через некоторое время превратился в политическое движение и выступил против коммунистической партии и советсткой администрации в республике. Наряду с этим движением, чеченская интеллигенция создала движение « Барт » во главе с Зелимханом Яндарбиевым, которое после участия в первом съезде Конфедерации Горских Народов Кавказа в Сухуми 25-26 августа 1989 года начало свою политическую организацию и 19 февраля 1990 года получило статус « Вайнахской демократической партии ». Чеченские и ингушские политические движения заявляют общественности о том, что утверждения о добровольном вступлении чеченцев и ингушей в состав Российской империи не имеют исторического обоснования, и призывают людей к единству в борьбе против колониальной национальной политики Москвы. В июне 1989 года бюро обкома партии ЧИАССР назначило Первым секретарем чечено-ингушского обкома партии Доку Завгаева. Впервые назначение чеченца во главе республики было с восторгом принято большей частью населения. Однако, в феврале 1990 года из-за серьезной коррупции и взяточничества в администрации по всей Чечено – Ингушетии начались массовые акции протеста и голодовки.

В результате в марте 1990 года были уволены первые секретари семи административных районов республики и большое количество партийных и государственных служащих. В том же месяце состоялись выборы народных депутатов ЧИАССР и Верховного Совета.

На этих выборах большинство депутатов состояло в партии « Демократическая Россия », но по итогу выборов большинство голосов получила Республиканская партия. Тем не менее независимое крыло оппозиции сформировало свои группы: « Демократическая инициатива » (Лидеры: Ганга Эльмурзаев, Юрий Чёрный, Владимир Тамаров), « Суверентитет » (Лидеры: Лечи Умхаев, Руслан Цокаев, Амин Осмаев). С Другой стороны проф.Руслан Хасбулатов, являясь лидером консервативного крыла Коммунистической партии, был избран в Грозном, обойдя Второго Секретаря Партийного Комитета Павла Громова. По итогу выборов, Доку Завгаев стал Президентом Верховного Совета до сентября 1991 года.

Тем временем 3 апреля 1990 года новый закон, принятый в СССР, расширил закрепленное в статье 72[15]  Конституции СССР 1977 года право выхода из Советского Союза только республикам Союза[16]. Вторая и третья часть нового закона указывает на то, что « решение об изменении статуса и отделении автономной республики или автономной области из состава СССР возможно только путем референдума ».

27 октября 1989 года согласно проведенным изменениям в Конституции РСФСР был создан Съезднародных депутатов РСФСР. После вступления в силу закона от 3 апреля 1990 года этот съезд провел свое первое заседание 16 мая по 22 июня 1990 года для обсуждения вопроса о суверенитете и, как и ожидалось, провозгласил свой суверенитет РСФСР 12 июня 1990 года[17].

Лето 1990 года для Чечни было довольно напряженным. В этот период группа чеченских интеллектуалов попыталась созвать Чеченский национальный конгресс, чтобы обсудить проблемы « национальной культуры, языка, истории и обычаев ». Данную инициативу поддержала республиканская администрация, а председателем оргкомитета конгресса был избран Леча Умхаев – представитель либерально-реформистского крыла республики. Таким образом 23-25 ноября 1990 года был созван 1-й Чеченский Национальный Конгресс, где было принято решение от имени чеченского народа объявить о суверенитете Чеченской Республики Нохчичо. Для воплощения в жизнь решения Конгресса был созван Исполнительный комитет Чеченского Национального Конгресса. Главой этого комитета был избран генерал-майор ВВС Советского Союза Джохар Дудаев, а Леча Умхаев – вице-президентом. После массовых демонстраций, организованный Вайнахской Демократической партией, 27 ноября 1990 года Верховный Совет Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической  Республики издал постановление о провозглашении государственного суверенитета Чечено-Ингушской Республики.

С этой декларацией правовой статус Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики, которая была автономной республикой в составе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, изменился и получил равный статус и права с РСФСР. Между тем, ингушские депутаты, которые сделали оговорку к данному документу, заявили, что Чечено-Ингушская Республика не подпишет никакого договора до тех пор, пока советским руководством не будет возвращен республике Пригородный район, переданный после депортации чеченцев и ингушей, Северо-Осетинской Автономной Советской Социалистической Республике. В декабре 1990 года Вайнахская Демократическая партия объединила усилия с Зеленым движением, Исламской партией пробуждения, Партией Исламскго Пути и Кавказским сообществом, чтобы сформировать блок Национального движения чеченского народа. Целью данной инициативы было обеспечение полноценной независимости республики, которая была провозглашена суверенитетом. Этот блок был также организован в декабре 1990 года и феврале 1991 года в столице Грозном для поддержки инициатив независимости в прибалтийских республиках и протеста против вмешательства советской армии.

Ушедший по собственному желанию в отставку в мае 1991 года генерал-майор ВВС Джохар Дудаев 25 мая 1991 года заявил, что с одобрением суверенитета Верховным Советом ЧИАССР Чечено-Ингушская Советская Социалистическая Автономная Республика утратила свою легитимность и единственную законную власть отныне представляет чеченский народ. Созванный 8 – 9 июня 1991 года II Чеченский национальный конгресс изменил свое название на Общенациональный Конгресс Чеченского Народа (ОКЧН) и объявил о том, что Верховный Совет ЧИАССР упразднён, вместо него основан Исполнительный комитет ОКЧН являющийся оруководящим органом Конгресса.  На этом съезде генерал-майор в отставке Джохар Дудаев был избран председателем Исполнительного комитета, в то время как Юсуп Сосламбеков от Вайнахской Демократической партии был избран первым помощником, а Зелимхан Яндарбиев, вице-президент  Вайнахской Демократической партии, и депутат Верховного Совета ЧИАССР Хусейн Ахмадов были избраны остальными помощниками. На том же конгрессе, в соответствии с требованиями ингушской стороны, было предложено определиться со своим политическим статусом и провести всенародное голосование, чтобы определить свои отношения с Чечней.

19 августа 1991 года в Москве была предпринята попытка государственного переворота против президента СССР Михаила Горбачева при поддержке КГБ, армии и коммунистов. Исполнительный комитет ОКЧН выступил против переворота. После событий, завершившихся 21 августа, в республике начались демонстрации с требованием отставки членов Верховного Совета Чечено-Ингушетии во главе с Доку Завгаевым.

На III заседании Общеационального Конгресса Чеченского Народа 1-2 сентября 1991 года было объявлено, что Верховный Совет упразднен, и вся власть  передана Исполнительному комитету ОКЧН. В ходе событий, которые начались в Грозном 6 сентября, сторонники ОКЧН захватили здание Верховного Совета, и была создана временная комиссия под председательством Яраги Мамодаева для мониторинга национальной экономической структуры.

Глава парламента РСФСР Руслан Хасбулатов с делегацией прибыл в Чечню 15 сентября 1991 года и принял участие в последнем заседании Верховного Совета ЧИАССР. На встрече было заявлено об окончании действия Верховного Совета, а для участия в избирательном процессе был сформирован Временный Высший Совет (ВВС) из 9 депутатов под председательством депутата Хусейна Ахмадова. Помощник Руслана Хасбулатова Юрий Чёрный был назначен заместителем председателя ВВС.

В сентябре 1991 года совет ингушских депутатов пошел на референдум о создании Ингушской республики в составе России, опасаясь, что Ингушетия может потерять свои права в Пригородном районе. Согласно объявленным результатам от 1 октября 1991 года большая часть избирателей выразила желание отделиться от Чечни. В рамках этих результатов в июне 1992 года Ингушетия официально объявила о своем нахождении в составе Российской Федерации.

В октябре 1991 года пять членов Временного Верховного Совета во главе с Юрием Чёрным создали оппозицию председателю ВВС Хусейну Ахмадову и трем другим членам парламента. Когда  эта группа попыталась захватить власть, 5 октября 1991 года Исполнительный комитет ОКЧН объявил, что захватит правительственные здания и здание КГБ и будет руководить администрацией до выборов. В итоге 27 октября 1991 года были проведены парламентские и президентские выборы. Джохар Дудаев набрал 412 671 голос из 458 144 зарегистрированных избирателей, в то время как независимые наблюдатели подтвердили, что на выборах не было нарушений[18]1 ноября 1991 года президент Чеченской Республики Джохар Дудаев объявил о создании свободного и суверенного чеченского государства, издав веками ожидаемый указ о Возрождении государственной независимости Чеченской Республики[19]. Затем 12 марта 1992 года принята и вступила в силу Конституция Чеченской Республики. 12 июня 1992 года все подразделения бывшей Советской Армии дислоцированные на территории Чечни покинули республику.

Спустя 4 месяца после объявления о независимости Чеченской Республики 31 Марта 1992 года в Москве было подписано Федеративное соглашение, о котором было заявлено 13 марта 1992 года.  Однако, Чеченская республика Ичкерия не подписала данное соглашение, отказавшись принять Конституцию Российской Федерации, которая вступила в силу 12 декабря 1993 года, а так же отказалась учавствовать в последующих выборах. При таком положении не было установлено никаких правовых связей между Чеченской Республикой Ичкерия и Российской Федерацией.

Как видно из короткого исторического процесса в Чечне, чеченцы никогда добровольно не присоединялись к Российской империи, Советскому Союзу или Российской Федерации: каждый раз это присоединение было осуществлено силой оружия. Несмотря на долгие годы колонизации, чеченский народ почти никогда не прерывал свое сопротивление и не позволил российской стороне установить над собою абсолютный суверенитет. На самом деле, после многих лет угнетения и притеснения чеченский народ создал суверенное и независимое государство, используя возможности, полученные во время распада Советского Союза в рамках существовавших на тот период правовых норм.

Например, Закон Союза Советских Социалистических Республик от 3 апреля 1990 года и принцип самоопределения – одно из символических понятий международного права (право народов определять свое будущее), которое Советский Союз передал народам своей страны, подписав декларацию в ноябре 1917 года[20]  – они получили законные основания для провозглашения независимости.

Таким образом, если мы рассмотрим Чеченскую Республику Ичкерия с точки зрения основных и вспомогательных элементов государства, которые мы объяснили выше, в результате чеченский народ, проживающий на земле площадью 19 300 км2 в юго-восточном регионе Северного Кавказа, может установить суверенитет чеченского народа в рамках законов, установить свою правосубъектность, создать собственные административными учреждениями внутри страны и ее представительства за рубежом, и продолжать свою деятельность на постоянной основе. То есть с точки зрения международного права, мы ведем речь о государстве.

На этом этапе часто возникает вопрос о признании, и, как ни странно, неквалифицированные в данном вопросе лица пытаются сохранить информацию о том, что Чечня не признана и, следовательно, не является независимым государством.

Однако, фактическое положение Чечни по теме её признания похоже на положение Турецкой Республики Северного Кипра, которой никогда не было отказано в признании ее отдельным государством особенно со стороны турецкой общественности. Турецкая Республика Северного Кипра на сегодняшний день признана только Турецкой Республикой и ни одна другая страна мира ее не признает. Опять же, мировая общественность стала свидетелем того, что статус признания Республики Косово, которая в одностороннем порядке провозгласила свою независимость от Союзной Республики Югославии в 1992 году, был изменен в 2008 году Соединенными Штатами, признавшими[21]  эту страну. Несмотря на это, другая группа стран во главе с Российской Федерацией продолжает отказываться признать независимость Косово. Очевидно, что вопрос признания целиком связан с внешней политической волей и интересами третьих стран и не наносит ущерба существованию этого государства[22]. Если вернемся к нашей теме, стоит упомянуть о том, что если и говорить о странах, признавших Чеченскую Республику Ичкерия, то это Грузия[23] и Афганистан[24]. Что еще более важно, Российская Федерация, претендующая на суверенное право над    территорией Чечни, неоднократно  признавала де-факто и де-юре независимость Чеченской Республики Ичкерия.

С тех пор как Чеченская Республика Ичкерия провозгласила свою независимость, чеченская и российская стороны неоднократно подписывали соглашения, или российская сторона фактическими действиями признавала независимость. Например, 1 ноября 1991 года после провозглашения независимости Чеченской Республики, Российская Советская  Федеративная Социалистическая Республика объявила чрезвычайное положение в Чеченской Республике и направила туда свои войска, но 4 ноября 1991 года парламент РСФСР отменил статус чрезвычайного положения и отозвал свою армию. Всего лишь спустя 3 дня объявленное снова чрезвычайное положение продлилось до 10 ноября 1991 года и отправленные в Чеченскую Республику войска вернулись обратно. Таким образом, даже если РСФСР не делал заявление о признании, то декларация независимости была утверждена де-факто. С 31 марта 1992 года в качестве продолжения РСФСР Российская Федерация до военной оккупации территорий Чеченской Республики 11 декабря 1994 года заявляла о своем отсутствии на этих землях ранее.  То есть, фактически Российская Федерация признала Чеченскую Республику Ичкерия, и продолжала признавать это фактической войной, начатой 11 декабря 1994 года под названием « Тезиз о Конституционном порядке ».

Если мы посмотрим на соглашения и протоколы, заключенные между Чеченской Республикой Ичкерия и Российской Федерацией во время Первой войны, и указы, изданные Российской Федерацией, то мы увидим следующее:

– в Протоколе[25]  о встрече делегаций по мирному урегулированию кризиса в Чеченской Республике по инициативе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), подписанном в Грозном 21 июня 1995 года, упоминается, что чеченские и российские вооруженные силы находятся в международном праве, то есть используется для обозначения вооруженных сил страны или сообществ стран – и что упоминается территория Чеченской Республики;

– в подписанном[26]  30 июля 1995 года в Грозном  Соглашении об установлении мирного порядка в Чеченской Республике были упомянуты также ПРАВИТЕЛЬСТВО Чеченской Республики Ичкерия и Правительство Российской Федерации, а также вооруженные силы обеих стран, и кроме того было упомянуто о том, Российская Федерация согласилась открыть « ПОЛНОМОЧНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО » в Чеченской Республике;

– 27-29 Марта 1996 года на Втором съезде Гаагской Инициативы в Голландии в свете осуществленных оценок и представленных решений, а так же согласно указа №435 от 31 марта 1996 года Президента Российской Федерации Бориса Ельцина[27], федеральные силы России в Чеченской Республике регулируют возвращение в « их административные районы » и в данном указе упоминается о « ПРАВИТЕЛЬСТВЕ » Чеченской республики, а так же о её « ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВАХ ». После этой даты, 10 июня 1996 года подписанный[28]  в Назране Протокол о шагах по прекращению вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики, Протокол о созыве комиссий по примирению и агрессии и Протокол о совещании Рабочей группы при Комиссии по примирению для освобождения  заключенных и обнаружения пропавших без вести лиц не упоминался в Протоколе о сборе комиссий по прекращению агрессии и примирения и что Комиссия по примирению, созданная по решению правительства Российской Федерации, не признает Чеченскую Республику Ичкерия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Однако следует отметить, что эта аннотация не включена в правовые документы, на которые мы будем продолжать ссылаться ниже, и что ИСКЛЮЧЕНИЕ ПРИЗНАНИЯ может применяться только в этих двух конвенциях, и тогда официальный документ, в котором аннотация не упоминается впервые, теряет свою юридическую силу.

Например, в подписанном[29]  22 Августа 1996 года чеченским Асланом Масхадовым и российским Александром Лебедем договоре « О применении срочных мер для прекращения вооруженного конфликта на территории Чечни и в городе Грозный » снова упоминается о территориях Чеченской Республики.

В подписанном 31 августа 1996  года[30] в Хасавюрте, Дагестан, договоре, где чеченскую сторону представляли Аслан Масхадов и Саид Хасан Абумуслимов, российскую сторону представляли Александр Лебедь и Сергей Харламов; кроме того, в российско-чеченском соглашении о перемирии, в котором Тим Гулдиман, руководитель группы содействия Европейской организации по безопасности и сотрудничеству в Чеченской Республике, принял участие в российско-чеченском соглашении о прекращении огня между Россией и Чечнёй, и где звучало заявление государственных органов власти Чеченской Республики; в части 3 статьи о « Принципах определения отношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой », которая прилагается к настоящему Соглашению, говорится, что принцип САМООПРЕДЕЛЕНИЯ упоминается в заявлении, касающемся правовой системы Чеченской Республики.

В подписанном 23 ноября 1996 года[31] Премьер-министром Российской Федерации Виктором Черномырдиным и Премьер-министром Чеченского коалиционного правительства Асланом Масхадовым временном договоре об улучшении экономических отношений между двумя странами до выборов нового президента Чечни указано о снятии Россией воздушного и наземного амбарго в Чечне с 1 декабря 1996 года; что Чеченская Республика будет нести ответственность за собственные таможенные ворота на автомобильном, железнодорожном и гражданском аэропортах в Грозном; утверждается, что Чеченская Республика обеспечит безопасность нефтепровода, проходящего через ее страну, и что министерства и соответствующие ведомства обеих стран будут нести ответственность за выполнение соглашения 5 января 1997 года в соответствии с Хасавюртовским соглашением все российские войска полностью покинули территорию Чеченской Республики Ичкерия.

Мы видим, что 3 февраля 1997 года Президент Российской Федерации Борис Ельцин направил письмо через Председателя Совета Безопасности Ивана Рыбкина, Премьер-министр Виктор Черномырдин направил телеграмму, и Председатель Совета Федерации Егор Строев еще одно официальное письмо, в которых они поздравляли Аслана Масхадова[32]   с получением 59,3% голосов[33] в результате свободных президентских выборов, состоявшихся 27 января 1997 года, которые были проведены международными независимыми наблюдателями в соответствии с Конституцией Ичкерии. Оглашение результатов выборов произошло 1 февраля 1997 года.

Однако, подписанное 12 мая 1997 года в Москве « Мирное соглашение о принципах взаимоотношений между Чеченской Республикой Ичкерия и Российской Федерацией »[34], несомненно, является самым ясным документом о том, что Чеченская Республика де-факто и де-юре признана Российской Федерацией с точки зрения международного права и практики. Таким образом, в статье 1 настоящего Соглашения, которое в общей сложности состоит из 5 статей, говорится, что « В случае возникновения спора никакая сила или угроза не будут использоваться для решения этой проблемы ». То есть эта статья является параллелью к определению указанных в пункте 2 ч.3 договора[35]   между членами ООН о « решении МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ проблем » и выражению в ч.4 о том, что « …в международных отношениях …избегается применение силы или угроз ». И это обязательство, которое только одно государство может дать другому государству. Во статье 2 Договора на первый план выдвигается выражение о том, что « двусторонние отношения будут рассматриваться в свете общепринятых норм и принципов международного права ». Принимая во внимание, что только независимые национальные государства связаны этими нормами права, более косвенное признание достигается другой статьей в соглашении. В статье 4 Договора указано, что « СИЛЫ обеих сторон РАВНЫ между собой ». В федеративных структурах центр и федеративный член никогда не бывают эквивалентны. Кроме того, соглашение было подписано президентом Российской Федерации Борисом Ельциным и президентом Чеченской Республики Ичкерия Асланом Масхадовым в их официальном качестве. Российская сторона согласилась принять участие в этом соглашении под названием, присвоенным ей государством, созданным чеченской стороной по собственной воле. То есть с этим соглашением Российская Федерация неявно выражает волю ПРИЗНАНИЯ.

11 июля 1997 года чеченские и российские власти подписали ряд соглашений об осуществлении банковских и таможенных процедур в Москве[36]. Фактически, мы можем сказать, что есть два разных государства, занимающихся банковской деятельностью и осуществляющие таможенные процедуры, и что Российская Федерация этими соглашениями очередной раз признала Чеченскую Республику Ичкерия.

Еще одним важным документом[37], который не стоит упускать из виду, является соглашение о нефтепроводе, подписанное тремя странами в августе 1997 годаХож-Ахмед Яриханов и Ахмед Закаев от имени Чеченской Республики Ичкерия, вице-премьер Борис Немцов от имени Российской Федерации и вице-премьер Аббас Аббасов от имени Азербайджана подписали соглашение по нефтепроводу, по которому азербайджанская нефть будет транспортироваться в Россию через Чечню. В ходе переговоров в столице Азербайджана Баку президент Азербайджана Гайдар Алиев и чеченская делегация встретились вместе, а Алиев и российская делегация провели частные переговоры. В итоге три стороны объединились и провели окончательные переговоры по поводу 150-километровой линии, которая пройдет через территорию Чечни. Президент Азербайджана Гейдар Алиев на церемонии подписания сделал заявление для журналистов: « Сегодня, подписав трехстороннее соглашение между Российской Федерацией, Чеченской Республикой Ичкерия и Азербайджаном, Азербайджан также убрал последнее препятствие перед своей республикой по поставке черного золота европейским партнерам ».

Не только характер этого соглашения, но и процедура, проводимая до подписания – переговоры между Азербайджаном-Чечней, Азербайджаном-Россией и Россией-Чечней до подписания, а также подписание соглашения тремя сторонами – противоречат пониманию руководства федеративных государств. В структуре федерации, даже если подпись члена федерации символически включена в подписание договора, сторона члена федерации не может провести отдельную встречу с третьей страной в переговорах между странами, которые определят границы и условия подписываемого соглашения.

Тот факт, что представители Российской Федерации и Чечни ведут частные переговоры с третьей независимой страной независимо друг от друга, свидетельствует о том, что существует 3 разных независимых и суверенных государства.

Это соглашение по нефтепроводу является не только подразумеваемым признанием Чеченской Республики Ичкерия Российской Федерацией, но и признанием со стороны Азербайджанской Республикой.

На первых этапах Второй Российско-Чеченской войны Президент Российской Федерации Владимир Путин 13 декабря 2001 года в интервью[38] для английской газеты « Financial Times » сказал следующее: « Я просто хочу напомнить вам, что в 1996 году Россия вывела все свои вооруженные силы из Чечни, создав там де-факто полностью независимое государство, не де-юре, а де-факто. По этой причине никто не может сказать нам, что мы используем всю свою силу, чтобы уничтожить стремление чеченского народа к независимости. Мы сделали это однажды, мы дали им такую независимость… », и таким образом своими словами подтвердил признание Российской Федерацией независимость Чеченской Республики Ичкерия.

Подводя итоги, мы можем констатировать следующее: Борис Ельцин и Владимир Путин заявили или подтвердили актом подписания договоров тот факт, что им известны правовые документы независимого и суверенного чеченского государства, которые чеченский народ объявил коллективно в соответствии с нормами международного и местного права.

В конечном счете, с точки зрения права важно не то, признается ли государство или нет-важно то, имеет ли это государство де-факто суверенитет над своей территорией. С 1 ноября 1991 года по 11 декабря 1994 года и с 6 августа 1996 года по 1 октября 1999 года Чеченская Республика Ичкерия управлялась руководством, выражающим свободную волю чеченского народа, и на территории страны доминировал государственный суверенитет. На сегодняшний день можно заявить, что страна де-факто находится под оккупацией со стороны Российской Федерации,и даже если утверждать о потере Чеченским государством своего суверенитета, эта ситуацию можно признать как временная потеря суверенитета, то есть по сути в недавнем прошлом в военных вторжениях как в Европе так и в различных частях мира, доминировало мнение, что эти вторжения нарушают суверенитет государств, но не наносят ущерба их суверенитету.

Например, во время Второй Мировой Войны Бельгийский король Леопольд Третий принуждал бельгийскую армию сдаться и  хотя он пытался сформировать марионеточное правительство во главе с пронацистским Анри де Маном, все равно изгнанное правительство, названное как « Правительство четырёх » продолжало свою деятельность в Лондоне с 1941 по 1945 год[39]. Аналогичным образом, польское правительство в изгнании оставалось в силе с 1939 по 1990 год, сначала во Франции, а затем в Англии, и было признано истинным представителем польского народа[40].

Можно воспроизвести такие примеры и в странах Балтии. Правительства в изгнании, созданные сначала представителями прибалтийских республик с оккупацией нацистской Германии, а затем Советского Союза, продолжали свою деятельность, пока не достигли окончательной независимости этих стран. Этот полувековой процесс был охарактеризован экспертами по международному праву как временная потеря суверенитета, и идея заключается в том, что это не наносит ущерба правовым нормативам рассматриваемых государств.

Кроме того, можно будет говорить о так называемом правительстве, созданном в оккупированной Российской Федерацией Чеченской Республике Ичкерия под руководством Рамзана Кадырова. Однако не стоит забывать, что эта структура относится к номинальным суверенам в законе, называемом « марионеточным правительством », и в действительности находится под контролем иностранной силы[41]. В марионеточных государствах или структурах лицо или лица, которые демонстрируют суверенитет над определенной страной, играют доминирующую роль через власть иностранного государства, а не с помощью своих собственных полномочий; на самом деле они не имеют ни воли, ни силы. В этом контексте пророссийский режим в Чечне будет не более чем марионеточным правительством и не окажет влияния на законное существование государства Ичкерия.

С другой стороны, на сегодняшний день некоторые предшествующие элементы, действующие на Кавказе или особенно в Турции, с помощью виртуального образования под названием « Кавказский эмират » ведут пропаганду о завершении и отныне несуществовании Чеченской Республики Ичкерия[42]. Во время временного исполнения обязанностей президента Чеченской Республики Ичкерия Докка Умаров заявил о создании Кавказского Эмирата 7 октября 2007 года, а 11 октября 2007 года заявил об упразднении государства и парламента Чеченской Республики Ичкерия[43]. Тем не менее, всевозможные объяснения и объявления, касающиеся правового статуса Чеченской Республики, которая является демократическим парламентским правовым государством, и все виды де-факто действий в этом направлении противоречат Конституции Ичкерии Чеченской Республики. Например,  в Статье 1[44]  Конституции Чеченской Республики Ичкерия указано не подлежащее оспариванию заявление о том, что ни один орган, включая президента, не может изменить законное существование этого государства: « Государственный суверенитет и независимость Чеченской Республики неделимы и бесповоротны и не входят в полномочия государственных органов ». В Статье 5 Конституции указано, что « Государство, все его органы и ответственные лица связаны законом и конституционным порядком », что указывает на то, что все правительственные чиновники могут действовать в рамках правовых положений и в рамках закона. Опять же, согласно Статье 72 Конституции Президент даёт следующую клятву: « Я официально выполню высокие обязанности Президента Чеченской Республики в Чеченской Республике, я буду верно служить народу Чеченской Республики, сохранять его суверенитет и независимость, соблюдать Конституцию и законы Чеченской Республики, обеспечивать права и свободы граждан ». Данной клятвой Президент заверяет, что будет воздерживаться от поведения, которое нанесет ущерб суверенитету и независимости государства, а также будет действовать в соответствии с законам. Кроме того, Статья 73, которая определяет полномочия и обязанности президента государства, не предоставляет никаких прав или полномочий упразднять государство. Подобным образом Статья 76 Конституции гласит, что « Президент Республики на основании Конституции Республики принимает законы и решения Парламента и осуществляет их; издает приказы и распоряжения, контролирует их исполнение. Указы Президента не могут противоречить Конституции и закону », таким образом устанавливает ограничения на приказы и решения Президента. Следовательно, заявления Докки Умарова об упразднении Чеченской Республики Ичкерия нарушают уставы статей 1, 5, 72, 73 и 76 Конституции Чеченской Республики Ичкерия, и таким образом свидетельствуют о совершении преступления в отношении Конституции и Государства. Хотя считается, что Докка Умаров подал в отставку с поста Президента Чеченской Республики Ичкерия, заявив, что он учредил Кавказский Эмират, в Статье 74 Конституции говорится, что в случае совершения преступления Президент может быть освобожден от должности Парламентом Чеченской Республики.

Фактически, было еще раз подчеркнуто, что Докка Умаров был уволен с должности Постановлением 1-B, изданным Парламентом Чеченской Республики Ичкерия 6 ноября 2007 года, и было объявлено, что до первых демократических свободных выборов Парламентом Чеченской Республики Ичкерия будет создан новый Кабинет министров, который продолжит государственное управление[45].

Предполагается, что виртуальный проект Кавказский Эмират, который со дня объявления о его создании по сей день находится под контролем Российской службы безопасности ФСБ[46], уже истек, когда некоторые группы, продолжающие вооруженную борьбу  заявили о своей верности предполагаемому халифу предполагаемого исламского государства в Сирии[47].

Эти последователи эмирата, потерявшие области своей деятельности и влияния, зная, что мировая общественность не поддержит их нынешние политические взгляды, начали ревизионистскую политикув отношении государственных символов и политического устройства  Чеченской Республики Ичкерия. Одним из наиболее активных проводников такой политики был  проживающий на тот период в Турции Мовлади Удугов. Фактически, когда так называемое сообщество Имкан-Дер, которое было создано для осуществления финансовой деятельности после объявления о создании так называемого Кавказского Эмирата, не получило ожидаемой поддержки, в обществе, и одна из его радикальных террористических организаций ИВВФР (Исламский Великий Восточный Фронт Рейдеров) использовало символы Чеченской Республики Ичкерия и создала параллельную ассоциацию, действующую в течение определенного периода времени.

Теперь мы видим, что некоторые из салафистов, сторонников так называемого Кавказского Эмирата или тех, кто служит российским спецслужбам, участвовали в ряде мероприятий по разрушению правовой базы государства Чеченская Республика Ичкерия, особенно в чеченской диаспоре в Европе.

В настоящее время хорошо известно, что некоторые люди, ютуберы, уважаемые блоггеры, ассоциации, которые назвали свои организации в честь важных имен, пытаются захватить символы государства Чеченская Республика Ичкерия.

Однако стоит настаивать на том, что государство Чеченская Республика Ичкерия, суверенитет и независимость которого были объявлены в соответствии с нормами права, сохраняет свое законное существование и продолжает свою деятельность непрерывно. Не следует забывать, что граждане Чеченской Республики Ичкерия на основе предоставленных им Коституцией прав, могут передавать вопросы, проблемы и требования, связанные с деятельностью правительства Чеченской Республики Ичкерия соответствующим учреждениям и руководителям соответственно.

Однако, не следует упускать из виду, что такие попытки являются конституционным преступлением, если это основное право состоит в том, чтобы разрушать государственный суверенитет или делать исполнительную власть незаконной.

Особенно, в последние дни различные критические замечания в отношении государства Чеченская Республика Ичкерия и его системы управления пытаются включить в повестку дня как осознанно или неосознанно,с благими намерения или с злонамеренными.  Мы отмечаем, что у некоторых из этих критических замечаний есть предложения по созданию некоторых новых структур, поскольку Чеченская Республика Ичкерия не регулирует некоторые вопросы в Конституции Ичкерии. На самом деле, такое предложение исходит от людей, которые не изучали правовую социологию и не разработали правовой образ мышления. Однако. мнение о том, что нормы права зависят от конкретных прописнаных истин, является неверным. Этот способ мышления – не более чем попытка задушить идею права в статьях и параграфах. Правовые нормы – это работа человеческой логики, и эта творческая логика не может удовлетворить все надежды и потребности. Фактически, мировая жизнь и условия жизни постоянно меняются, и вопросы, которые законодатель не думает или не должен включать в текст, могут внезапно стать необходимыми. По этой причине мы часто сталкиваемся с поправками и изменениями в законе. В случае, если такие проблемы встречаются на практике, прецедентное право и практика используются для решения существующей проблемы, поскольку еще нет поправок или новых правовых норм. Сложившаяся прецедентная практика заключается не только в разъяснении и толковании законов. В этом случае при составлении юридической статьи важно принимать во внимание то, что имел в виду законодатель, моральный аспект этой работы и возникающее в результате чувство справедливости. На самом деле, в тех случаях, когда существует юридический пробел или значение статей закона не может быть ясно понято из текста, законы должны оцениваться не только исходя из слов, но и исходя из моральных принципов.

В этом контексте мы должны сначала обратиться к законодателю в тех случаях, когда Конституция Чеченской Республики Ичкерия не содержит определенного или окончательного положения по одному или нескольким из этих вопросов. В связи с продолжающейся военной оккупацией территории страны было бы неразумно ожидать, что законодательный орган разработает новый закон по этому типу проблемных вопросов или внесет поправки в существующие законы. Именно на этом этапе важно, чтобы мы относились к существующим законам не только как к словам, но и воспринимали их с точки зрения морали.

В частности, в Интернете отмечается, что проводились различные обмены информацией об управлении и администрировании независимого и законного чеченского государства, которое, по сути, означает, что три отдельные группы заявили, что они являются законными представителями государства Чеченская Республика Ичкерия. Когда мы рассматриваем требования этих групп в свете Конституции ЧРИ, мы можем ясно видеть проблему легитимности исполнительной власти, не оставляя места для дискуссий. Например, те, кто разделяет эти утверждения, заявляют, что в качестве исполнительных органов власти Чеченской Республики Ичкерия существуют 3 различные группы и что нужно решить этот вопрос. Эти 3 группы классифицируются следующим образом:

  1. Заявления Жалауди Сараляпова, члена ЧРИ и председателя парламента ЧРИ.
  2. Инициатива, созданная депутатом ЧРИ Ахъядом Идиговым : Президиум Правительства ЧР – Ичкерия.
  3. Кабинет Министров ЧРИ и Председатель Кабинета Министров ЧРИ Ахмед Закаев.

Когда мы рассматриваем эти три структуры только в свете Конституции Чеченской Республики Ичкерия и конвенций , мы можем получить информацию о претензиях и реальности.

Согласно Статье 71 Конституции ЧРИ президент будет избираться на пятилетний срок путем тайного голосования на всеобщих и прямых выборах. Фактически, в соответствии с Конституцией Государства Чеченская Республика Ичкерия и соответствующими законами, президентские выборы состоялись 27 января 1997 года в Чечне при активном мониторинге со стороны независимых международных наблюдателей. Аслан Масхадов был избран президентом на этих выборах. 8 марта 2005 года он был убит поссийскими оккупационными структурами в ЧРИ. В соответствии с Конституцией Чеченской Республики Ичкерия вице-пресидент Абдул-Халим Садулаев, стал исполняющим обязанности президента с одобрения парламента ЧРИ после того, как действующий президент принял мученическую смерть. 17 июня 2006 года после гибели  Садулаева, согласно процедуре, должность исполняющего обязанности президента ЧРИ занял Докка Умаров. Как упоминалось ранее в этой статье, Докка Умаров потерял свой пост президента ЧРИ 7 октября 2007 года в результате антиконституционного преступления. Именно с данного момента становится ясно, что в Конституции нет четкого и ясного прописания данной ситуации, что оценивается некоторыми как проблема. Однако, если мы детально рассмотрим Конституцию ЧРИ, то в ней нет чёткого указания касательно дальнейших действий в случае смерти президента, единственное регулирование касается временной нетрудоспособности, отставки и увольнения. Вот поэтому Статья 75 Конституции указывает нам дальнейшие действия в данной ситуации. В данной статье указано, что случае отставки или увольнения президента вице-президент временно принимает пост до следующих выборов с одобрения депутатов парламента ЧРИ; в случае, если это лицо не может выполнять свои обязанности путем увольнения или отставки, новый кандидат может быть временно назначен большинством голосов парламентариев ЧРИ.

Это положение также показывает нам, что глава правительства ЧРИ не может автоматически действовать в качестве Президента или под руководством Президента, если Президент не может выполнять свои обязанности по какой-либо причине. Только одна эта статья законно опровергает утверждения Жалауди Сараляпова о том, что некоторые лица вокруг него являются властью или законной исполнительной властью. Председатель Парламента ЧРИ отвечает за руководство деятельностью Парламента, а также за подписание и публикацию решений, принятых Парламентом. Кроме того, согласно Статье 66 Конституции ЧРИ, мандат главы Парламента не является абсолютным и может быть отклонен тайным голосованием членов парламента.

Аналогичным образом, член парламента ЧРИ, депутат Ахъяд Идигов следит за развитием событий за последние два года после провозглашения Кавказского Эмирата, и создаёт в 2009 году  организацию под названием « Президиум Правительства ЧР-Ичкерия », однако существует утверждение о том, что эта организация представляет исполнительную власть ЧРИ отныне далеко не законно.

Конституцией ЧРИ не был предусмотрен вариант развития событий под названием « Президиум Правительства ». Более того, парламент ЧРИ не дал Ахьяду Идигову никаких полномочий или обязанностей по формированию правительства и внесению каких-либо изменений в действующую администрацию. В праве эта практика называется попыткой захватить администрацию незаконными средствами, и даже несмотря на то, что в деле отсутствуют военные элементы, в законе это называется попыткой государственного переворота.

Согласно Статье 2 Конституции ЧРИ, покушение на государственный суверенитет незаконными методами или попытка незаконного захвата относится к категории наиболее тяжких преступлений. Очевидно, что Ахъяд Идигов из-за его конституционного преступления не имеет юридического права представлять государство ЧРИ перед исполнительной властью, и для него этически невозможно выполнить свои права и обязанности, вытекающие из его депутатского мандата.

После заявления в сети Интернет о том, что эти две группы совершили конституционные преступления и не имели никакой легитимности с точки зрения представительства чеченского народа, и следует отметить, что единственным законным органом исполнительной власти правительства Чеченской Республики Ичкерия в изгнании является Кабинет министров до окончания российской военной оккупации суверенного и независимого чеченского государства и проведения новых независимых выборов в стране. Например, вместе с отставкой Докки Умарова 7 октября 2007 года, в исполнительной власти чеченского государства образовалась вакансия, которая была устранена декретом 3-B[48]  Парламента Чеченской Республики Ичкерия от 14 ноября 2007 года в соответствии со статьями 61, 62, 64, 78 и 79 Конституции ЧРИ.

Этим указом был создан Кабинет Министров Чеченской Республики Ичкерия, и Ахмед Закаев был назначен Председателем Кабинета Министров. Важно отметить, что это назначение было сделано не председателем парламента ЧРИ Жалауди Сараляповым, а самими членами парламента ЧРИ. Это связано с тем, что Кабинет Министров, который формируется решениями, принятыми членами парламента или вотумом доверия, начинает свою работу с подписи председателя парламента ЧРИ, но здесь подпись – это не власть или одобрение председателя парламента, а единственная подпись воли парламента и чеченского народа. Согласно Статье 62 Конституции ЧРИ, парламент имеет право обсуждать и решать любые вопросы. В действительности, в Статье 63, которая следует за этой статьей, подчеркивается, что парламент является высшим законодательным органом в рамках государственной власти. Также нормальным является то, что в Конституции ЧРИ отсутствует регулирование, так как рабочие процедуры и методы собрания парламента не должны быть четко отражены в конституции. Принимая во внимание юридическую практику, важно иметь в виду, что парламентские заседания, особенно в условиях войны, могут проходить в различных формах в зависимости от времени и момента, и что решения могут приниматься с использованием различных средств, таких как личное присутствие, с использованием радио, телефона или интернет-систем. В свете чрезвычайного и неожиданного события 7 октября 2007 года члены Парламента ЧРИ воспользовались возможностями, предоставляемыми современными технологиями, и обменялись идеями по этому вопросу для выполнения своих конституционных обязанностей.

В свете полномочий, предоставленных им Конституцией, они высказали свое мнение о переизбрании Кабинета министров, который был назначен исполнительным и сберегательным органом государства: статья 78 Конституции ЧРИ,  о назначении председателя Кабинета Министров. Что касается выборов членов Кабинета министров и выборов председателя Кабинета министров, принимая во внимание предыдущие примеры из практики, Ахмед Закаев оказался наиболее подходящим кандидатом на пост Председателя Кабинета Министров ЧРИ. Подводя итоги, следует отметить, что Правительство ЧРИ, которое было создано в соответствии с установленной конституционной юриспруденцией и обычными правилами ЧРИ, в настоящее время под руководством Ахмеда Закаева, продолжает выполнять свои законные обязанности.

Несмотря на российскую оккупацию в Чечне, общество является свидетелем бесперебойного проведения таких дипломатических мероприятий, как работа представительств за рубежом, выдача гражданства и паспортов  гражданам Чеченской Республики Ичкерия, дипломатические инициативы против Российской оккупации в Чечне, заявления в международные институты о военных преступлениях, преступления против человечности и преступления геноцида, совершенных Россией в Чечне. А также, интервью с высокопоставленными должностными лицами независимых государств и дипломатические визиты в независимые государства, что является прямым доказательством факта существования Чеченской Республики Ичкерия, и, правительства ЧРИ, которое функционирует как исполнительный орган государственной власти.

09.01.2020

Адвокат Бурак Озташ
Член Стамбульской коллегии адвокатов № 36839
Кандидат юридических наук, тема диссертации : « Государство Чеченская Республика Ичкерия его отношения с чеченской диаспорой ». Париж, Высшая школа социальных наук (EHESS)

[1] Указ о возрождении государственной независимости Чеченской Республики был подписан Первым Президентом Джохаром Дудаевым 1 ноября 1991 года и государство Чеченская Ресбулика Ичкерия было юридически воплощено в жизнь.

[2] 11 Декабря 1994 года Российские военные зашли в Чечню с трех фронтов и началась оккупация.

[3] Georg Jellinek, «L’État moderne et son droit », Traduction française par Georges Fardis, Paris, V.Giard & Brière, 1911, Том: I, стр. 296.

[4] Результаты переписи СССР 1989 г., East View Publications, 1996.

[5] Abdurakhman Avtorkhanov, Marie Benningsen-Broxup, Moshe Gammer, Fanny Bryan, Paul Henze, Chantal Lemercier Quelquejay, «  The North Caucasus Barrier: The Russian Advance Towards the Muslim Word », London, 1992, страница 252.

[6] Бурак Озташ, «Une page de la résistance dans la Caucase du Nord : Imam Mansour Oushurma », EHESS, Январь 2013.

[7] Мюридизм – региональное движение с мистическими элементами не только религиозных, но и национальных мотивов на Северном Кавказе, которые требуют строгой приверженности Священному Корану.

[8] Moshe Gammer, « Muslim Resistance to the Tsar : Shamil and the Conquest of Chechenia and Dagestan », London, 1994, 480 стр.

[9] Abdurakhman Avtorkhanov, « The Chechens and Ingushes during the Soviet Period and its Antecedents » in «  The North Caucasus Barrier », London, стр.146-194.

[10] Marc Jansen, Nikita Petrov, «Stalin’s Loyal Executioner: People’s Commissar Nikolai Ezhov, 1895-1940», Hoover Institution Press, 2002, стр.274.

[11] Abdurakhman Avtorkhanov, «Народоубийство в СССР. Убийство чечено-ингушского народа. », Мюнхен, 1952, стр.64.

[12] Alexandre Ouralov (A.Avtorkhanov), « Staline au Pouvoir », traduit du russe par Jacques Fondeur, Paris, 1951, стр.161-182

[13] Ссылка: http://www.worldchechnyaday.org

[14] N.S. Khrushchev, « Report on the Central Committee of the Communist Party of the USSR to the 20th Party Congress », Москва, 1956,стр. 36 и 47.

[15] Constitution (Fundamental Law) Of The Union Of Soviet Socialist Republics, Adopted at the Seventh (Special) Session of the Supreme Soviet of the USSR Ninth Convocation On October 7, 1977. Translation by official Novosti Press Agency Publishing House, Moscow, (1985)

Ссылка: http://www.departments.bucknell.edu/russian/const/77cons03.html#chap08

[16] The law of the USSR of April 3, 1990 (Register of the Congress of the People’s Deputies of USSR and Supreme Soviet of USSR. 1990, issue No. 13, p. 252) Ссылка: http://www.nkrusa.org/nk_conflict/ussr_law.shtml

[17] Ссылка.: http://www.politika.su/gos/ndrs.html

[18] Журнал Маршо, 4 выпуск, ноябрь 2013, стр. 4-5.

[19] Djokhar Dudayev, «Тернистый путь к свободе», Vilnius, 1993, стр. 5.

[20] Lawrence F. Farley, «Plebiscites and Sovereignty: The Crisis of Political Illegitimacy»,Westview Press, 1986, стр. 5.

[21] Ссылка: http://2001-2009.state.gov/secretary/rm/2008/02/100973.htm

[22] Ian Brownlie, «Principles of Public International Law», Oxford, Oxford University Press, Четвертое издание, 1996, стр. 655-675.

[23] Парламент Грузии, 13 марта 1992 года Чеченская Республика приняла решение признать Ичкерию, что было объявлено в тот же день подписью президента Звиада Гамсахурдиа. 17 января 2000 года Грузия отозвала свое решение о признании.

[24] 16 января 2000 года правительство Афганистана, возглавляемое талибами, признало Чеченскую Республику Ичкерия. Решение было подписано министром иностранных дел Вакилом Ахмадом Мутавакелем.

[25] Transitional Justice Peace Agreements Database (University of Ulster, Transitional Justice Institure, Incore)

[26] Transitional Justice Peace Agreements Database (University of Ulster, Transitional Justice Institure, Incore)

[27] Nezavisimaya Gazeta, Online Edisyon, No.61, 02.04.1996

[28] Transitional Justice Peace Agreements Database (University of Ulster, Transitional Justice Institure, Incore)

[29] Transitional Justice Peace Agreements Database (University of Ulster, Transitional Justice Institure, Incore)

[30] Nezavisimaya Gazeta, Online Edisyon, No.163, 03.09.1996

[31] Информ-агентство ITAR-TASS, FBIS-SOV-96-228, Ежедневный выпуск, 23 ноября 1996.

[32] Alan Kasayev, « Russia has welcomed the results of Chechnya’s Presidental elections », War Report, Institute for War and Peace Reporting, No. 48.

[33] Nizam, Журнал Юстиции ЦРИ, Грозный, No. 2-1997,стр: 10.

[34] Richard Sakwa, « Chechnya : From Past to Future », Anthem Press, 2005, Доп. – 2.

[35] Ссылка: https://treaties.un.org/doc/Publication/CTC/uncharter-all-lang.pdf

[36] Akhmed Zakayev, « Subjugate or Exterminate », Academia Press, 2018, стр 333.

[37] Akhmed Zakayev, « Subjugate or Exterminate », Academia Press, 2018, стр. 334.

[38] Ссылка: http://eng.kremlin.ru/transcripts/9087

[39] Robert W. Allen, Churchill’s Guests : Britain and the Belgian Exiles During the WWII, Praeger, 2003, стр.248.

[40] Peter D. Stachura, « The Poles in Britain, 1940-2000 », Routledge, 2004, стр.140.

[41] James Crawford, «The Creation of States in International Law», Oxford, Oxford University Press, 2006, стр 78.

[42] Пройдите по ссылке,чтобы увидеть заявления по данной теме проживающего в Турции брата Докки Умарова – Ахмеда Умарова, на своем: « Разъяснение некоторых аспектов провозглашения Имарата Кавказ и противодействие этому национал-демократических группировок», 10 ноября 2014.

[43] Ссылка на приказ №4,7 и 8 об упразднении парламента Чеченской Республики Ичкерия: http://www.kavkazcenter.com/russ/content/2007/12/10/54917.shtml

[44] Ссылка на Конституцию Чеченской Республики Ичкерия: http://www.ickerya.com/cecenya/anayasa/

[45] Ссылка на Указ № 1-B Государственного информационного агентства Чеченской Республики Ичкерия “ЧеченПресс” от 06.11.2007 ссылка.

[46] Ссылка на публикацию Ахмеда Закаева “Akhmed Zakayev’in « Проект Эмират спецназа ФСБ РФ » ссылка.

[47] Mairbek Vatchagaev, «North Caucasus Militants Split Between Caucasus Emirate and Islamic State, as Radical Islam Gains Influence in Region», Eurasia Daily Monitor V.12, Issue: 19, 30.01.2015; «Caucasus Emirate and Islamic State Split Slows Militant Activities in North Caucasus», Eurasia Daily Monitor V.12, Issue: 29, 13.02.2015.

[48] Ссылка на Указ № 3-D от 14.11.2007 в ЧеченПресс, Государственное информационное агентство Чеченской Республики Ичкерия ссылка.

Почётный Консул ЧРИ в Турецкой Республике Бурак Озташ
Член Стамбульской коллегии адвокатов
Кандидат юридических наук

Copyright © 2019 thechechenpress.com