Logo

Фетва на убийство Ахмеда Закаева Часть 3

CHECHENPRESS. Отдел писем. 18.10.2009 г.  Часть-1 Часть-2 

Третье: препятствие его принуждению.

 

Нам стало известно от брата эмира Абу Османа Доку Умара, что: «После заявления Доку Умара (имеется в виду заявление, в котором Закаев осуждает отказ эмира моджахедов от человеческих законов и его провозглашение образования «исламского эмирата») в эфире радио «Маршо» с нами связался Ахмед Закаев и спросил: «Что нам теперь делать?» Шамс Ад-Дин, советник эмира Доку, ответил ему: «Передача «Маршо» нас не касается» (то есть, она не относится к нашим официальным каналам), нам надо ждать ответа из дома (то есть, от главы моджахедов в Чечне), не надо выступать с какими-то заявлениями или комментариями относительно провозглашения образования эмирата. На что Закаев сказал: «Вам там легко говорить. А меня в любой момент могут арестовать, и тогда они заставят меня выступить с любым заявлением, которое им понадобится».

 

Это означает, что Закаев утверждает, что в Англии он может подвергнуться любому принуждению к слову или делу. Давайте посмотрим, может ли такая жалоба в принуждении считаться законной, может ли служить ему оправданием, в то время, когда ему приписывают прямое неверие?

 

Для начала вспомним условие, при котором действие становится принуждением.

Имам Ибн Хаджар, пусть Аллах будет милостив к нему, сказал: «Условий, при которых действие становится принуждением, четыре:

 

1. Угрожающий должен быть в состоянии выполнить свою угрозу, а принуждаемый не в состоянии отразить её, хотя бы даже бегством.

2. Должна иметься большая вероятность того, что если принуждаемый не подчинится, то угроза будет приведена в исполнение.

3. Угроза должна быть немедленной, то есть, если угрожающий скажет: «Если ты то-то не сделаешь, то я тебя завтра побью» – это не считается принуждением. Исключение составляет небольшой промежуток времени, или если угрожающий в состоянии выполнить свою угрозу всегда.

4. От принужденного не должно выявиться что-то, что указывает на то, что у него есть выбор. [62]

 

Отсутствие определения этих условий приводит к снятию ответственности с любого, кто обвиняется в принуждении, тогда каждый преступник может убивать или насиловать, а потом заявлять, что его принудили, только бы его не наказали.

 

Что касается Закаева, то имеются указания на то, что у него был выбор, и нет ничего, что доказывало бы, что кто-то угрожал бы ему причинением вреда, если только он не произносил слова неверного. Более того, сам Закаев об этом не утверждал, а сказал, что Хэнк может заставить его сделать заявление. Он заявлял, что все, что было им сказано в печатных и электронных СМИ, а также все публикации на его сайте были сделаны им под давлением. Однако это никак не спасает дело, так как все его заявления говорят о том, что у него был выбор это сказать. Важное, что можно отметить в этом случае, это то, что человек привык жить, руководствуясь такией, и проявляет лояльность к религии неверных в той мере, пока их угнетения его не касаются.

 

В наше время, имея дело с вероотступниками, правителю или муфтию необходимо заявить об этой слабости, в которой живет умма, не спешить, а донести слова имамов, произнесенные еще во времена существования «дар аль-ислам», до людей нашего времени, не принимая во внимание эту слабость, от которой большинство мусульман сегодня не могут избавиться.

 

Всевышний сказал: «Верующие не должны считать неверующих своими помощниками и друзьями вместо верующих. А кто поступает таким образом, тот не имеет никакого отношения к Аллаху, за исключением тех случаев, когда вы действительно опасаетесь их. Аллах предостерегает вас от самого Себя, и к Аллаху предстоит прибытие». («Имран», 28).

 

Ибн Джарир Ат-Табари в своем комментарии 3 / 227 пояснял: «Это означает: мусульмане, не берите неверных себе в друзья и помощники, которые могут увлечь вас в свою религию, те, кто помогают мусульманам вместо верующих, и потакают своим слабостям не имеют никакого отношения к Аллаху». Это значит, что человек непричастен к Аллаху, Аллах отступился от него из-за его вероотступничества и приобщения к неверию.  Под «за исключением тех случаев, когда вы действительно опасаетесь их» имеются в виду те случаи, когда вы владеете собой и опасаетесь неверных, демонстрируете им святость, питаете к ним вражду, не разделяете их неверие и не сопереживаете им.

 

Такийя: это проявление вежливости к язычникам - опасаясь за себя и семью- одновременно с чувством вражды к ним и гневом на сердце.

 

Ас-Сади сказал: «Если только вы не боитесь. А это значит проявлять святость своей религии и непричастность к неверующим».

 

Он также писал: «Такийя проявляется в слове. Занимающийся подстрекательством говорит таким греховным языком. В страхе он обращается к себе, а его сердце успокоено в вере, нет в нем греха, только такийя, выражаемая в словах». [63]

 

Шейх Абу Басер Ат-Тартууси сказал: "Люди, практикующие такийю, придают значение тому, чтобы отыскать какой-то путь отказаться от нее. Они вынуждены обращаться к такийе, чтобы сохранить себя, чтобы не быть убитыми. О них говорит Всевышний: «Это не относится только к тем слабым мужчинам, женщинам и детям, которые не могут ухитриться и не находят правильного пути. Таких Аллах может простить, ведь Аллах – Снисходительный, Прощающий». (Сура «Женщины», 98-99). Такийя возможна для них, но не для сильных, которые могут ухитриться и найти правильный путь. [64]

Шейх Абу Басер отметил, что  временные и пространственные условия в вопросе принуждения реже приемлемы, чем условия, в которых практикуется такийя. Примером принуждения является следующее: привели человека силой на определенное место, в определенный час, чтобы он сделал или сказал что-либо против своей воли… Как только истечет это время и сменится обстановка, пропадет обстоятельство принуждения, которое дает основание человеку проявлять безбожие или то, что противоречит закону.

Что касается такийи, то временные и пространственные условия его применения шире и вбирают в себя весь тот период времени, в течение которого мусульманин вынужденно пребывает на земле сокрытия и несправедливости. Он прибегает к ней всякий раз, когда к этому вынуждают обстоятельства, чтобы защитить себя от людского зла.

Возможно, отличается такийя от принуждения еще и тем, что принуждение является непосредственным, и наказание за него следует незамедлительно. В то же время такийя может быть косвенно элементом принуждения, а наказание за неё может прийти несколько позже события, чтобы собрали несправедливые все донесения и сведения о том, за кем они следят и шпионят. Это основное различие между такийей и принуждением. [65]

Шейх Абу Басер заявил:

«Такийя появляется по мере надобности, которая вызывает страдание людей. Так, если, к примеру, страдание людей вызывается пятью словами, то нельзя его умножать и обращаться к ним с десятью словами» [66]

Он сказал: «Таким образом, не на каждой земле безбожия есть земля сокрытия: страх дает основание мусульманину проявлять свое безбожие или скрывать свою истинную веру. Так, в частности, на земле безбожия с мусульманином заключен мирный договор, в соответствии с которым он может исповедовать свою веру и который предоставляет ему свободу. Он видит, что так бывает в некоторых западных странах!

То же самое  получила горстка тех, кто бежали в Эфиопию. Несмотря на то, что она была страной безбожия, для них она была землей безопасности, на которой они могли исповедовать свою веру и молиться!

И поэтому, простое нахождение мусульманина на земле безбожия не подталкивает его к необходимости сокрытия, несмотря на присутствующий элемент страха и возможность его угнетения… И несмотря на размер этого угнетения и его форму. [67]

Известна  ситуация с Закаевым, который пользуется свободой перемещения в пределах Великобритании и беспрепятственно ездит по Европе. Если мы предположим, что ему действительно будет  кто-то угрожать, он сможет выехать  за пределы Великобритании в ряд  других стран, где живут многие из тех, кого требует выдать Россия. Покинув Великобританию, он попутешествует, затем вернется в Лондон, станет заявлять, что он принужден, а это не даст ему спасения.

Сказал шейх Абу Басер Ат-Тартууси  в своей речи, которая касалась очерков шейха Саййида Имама (Абд Аль-Кадира Абд Аль-Азиза): «Благочестивое принуждение согласуется с шариатом… и заслуживает оправдания его обладатель, – тот, кто говорит то, что от него требуется в условиях принуждения, или пишет параграф, или страницу, или две – в соответствии с тем, что ему диктуют… И он пишет очерки, исследования, книги, изыскания об истоках мусульманского права, о которых знает только он… Ты видишь, как он тут и там делает выводы из своих умозаключений и личного опыта… Пытается убедить остальных в своей точке зрения. Звонит им и заставляет согласиться с собой, прибегая к методу кнута и пряника… Это нельзя назвать отступлением от принципа благочестивого принуждения, которое прощает ошибки своего обладателя, ведь Бог Всевышний, Всезнающий. [68]

Я сказал: Посмотри, а шейх Абу Басер не считает  просто угрозы и пребывание в тюремных условиях принуждением. Но в случае с Закаевым лучше всего не принимать во внимание угрозы.

Если мы предположим, что Закаев был принужден, то нельзя поверить, что в течение того времени, что он провел в Европе, у него не было возможности известить о своем положении руководство Чечни. Как свидетельствуют его личные письма руководителям, он призывает к безбожию по доброй воле.

В биографии Халида Ибн Аль-Валида говорится о том, что когда как он вышел в поход на Йамаму, и когда как ее жители отступили, он выдвинул вперед двести всадников и сказал: «Приведите тех, кого вы схватили». Они привели ему Муджжа’а и 23 человека из его людей. Когда он оказался перед Халидом, то сказал ему: «Халид, тебе известно, что я виделся с посланником Божьим, да благословит его Господь и да приветствует его, ? еще при его жизни, и я присягнул ему, приняв ислам. Сегодня я стою на том же, на чем стоял вчера. И если к нам прокрадется лжец, то Господь ведь говорит: ?«Она, неся свое бремя, не обременится чужим бременем».?

А он сказал: «Муджжа’а, сегодня ты оставил то, чего придерживался вчера! Твое благорасположение к делу этого лжеца и довольство им (хотя ты самый могущественный из жителей Йамамы, тебя огорчило мое пришествие) стало признанием его и одобрением того, что он принес. Разве я не оправдаю, ведь ты рассказал о том, о чем он говорил – говорил Сумама, потом отрекся и отказался? Ал-Йашкари говорил… И вот ты сказал: «Я боюсь своих людей». Отчего ты не пришел ко мне или не отправил ко мне посланника?!

Он сказал: «Я решил, Ибн ал-Мугейра, что ты все простишь». И он сказал: «Я пожалел твою кровь, но в душе моей рана от твоего пренебрежения!» [69]

Шейх Абдель Мунаим Мустафа Халима отметил  в своем комментарии к истории  Муджжа’а: «Вдумайтесь, как Халид ибн ал-Валид, ? да будет доволен им Господь, принял во внимание то, что Муджжа’а признал лжеца Мусейлиму и охотно примкнул к его религиозной миссии, в то время как он всего лишь находился во владениях лжеца Мусейлимы не вследствие слабости, не по уведомлению, хотя он [Аль-Валид] знал, что Муджжа’а не позволит сказать ни единого слова, свидетельствующего о его довольстве Мусейлимой и его учением!» [70]

В соответствии с этим, мы заявляем, что то, на что  претендует Закаев, не есть принуждение, которое извиняет принужденного  и преграждает властям путь к  нему.

Что касается утверждения Закаева о том, что он хочет, чтобы демократия использовалась на пользу мусульман и отвращала от них все дурное, то это также его не извиняет.

Имам Ибн Таймиййа, да смилуется на ним Господь, сказал (в фетве 476/14): «Ни в многобожии, ни в суждении о Господе без знания, ни в непристойных поступках, будь то внешние (видимые), или внутренние (скрытые), ни в притеснении нет ничего от пользы».

Шейх Ибн Сахман сказал: «Искушение – это безбожие. Если бы бились кочевое и оседлое население до смерти, то было бы легче поставить на земле деспота, который бы разрешил конфликт шариата». [71]

Шейх Абу  Басер Ат-Тартууси говорит: «Есть ли хоть один тиран на земле, который отрекается от Всевышнего… и не утверждает свои интересы?!»

Нет ни одного деспота, которого бы спросили о причине, по которой он обращается к установленным человеком законам, и причине, по которой он переносит эти законы на исламскую почву, и он бы не мотивировал свой поступок личной выгодой!.. Нет ни одной нации на земле, которая бы не судила так, как считает справедливым… и при этом не утверждала выгоды для людей!..

Видите ли вы, что простое утверждение выгоды может оградить властителя от безбожия и облачить в защитные одежды, которые не позволят обвинить вас в безбожии?!» [72]

Шейх Абу  Омар Ас-Сейф, да смилуется над ним  Господь, сказал: «Возвестил Господь: «Как быть, если их постигнет их несчастье за то, что сделали их руки?» А как быть, если случилась беда из-за их грехов и отказа от Книги Бога и Сунны посланника его, да благословит его Господь и да приветствует его? «Тогда они приходят к тебе и, клянясь Богом, говорят: мы хотели только благодеяния и примирения». То есть, мы хотели только благодеяния и примирения между исламом и противоречащими ему системами – демократией, социализмом и проч., – а истинная вера требует отказа от противоречащих исламу систем. Нет примирения и соприкосновения между ними и исламом. Это все равно как если бы появился лозунг «Исламская демократия» и другие лозунги лицемеров». [73]

Тема прощения и исследования методов защиты обвиняемого закончилась словами шейха Абу Басера Ат-Тартууси, угодному Господу: «Когда они говорят «после выяснения обстоятельств и за отсутствием возражений», мы видим, что они готовы целиком и полностью нарушить эти свои слова, хотя и произносят их к месту и не к месту. Это заставляет нас думать, что слово правды, на которое они уповают, является ложью. А ложь, которую они имеют в виду, когда говорят подобное, проявляется при обращении к людям: «Если один из правителей нашей эпохи получит договор на безбожие, то мы сможем обвинять его самого только после приведения доказательств и выяснения обстоятельств – придуманных ими обстоятельств – и за отсутствием возражений!»

Как будто  этот правитель живет в чащах  и пустынях Африки, вдали от знаний, да и сам не может получить знания?!

Затем, после  выяснения выдуманных обстоятельств  и за отсутствием возражений, никому нельзя обвинять этого избалованного  правителя в безбожии. Тогда дело передается ученым, занимающимся вопросами  мусульманского права, которые не обвинят  в безбожии никого из современных  тиранов – при всем их явном безбожии и порочности, – а это для них не секрет. Напротив, они отказываются обсуждать эти вопросы из-за искушения, от которого нужно избавиться.[74]

Заключение

Между тем, суждение об Ахмеде Закаеве с точки зрения шариата следующее: он зиндик, отступивший от мусульманкой веры. Он скверный мирянин, один из бесов нашего времени, который давно враждебен к шариату и единобожникам.  

Сказал шейх Абу Басер Ат-Тартууси:

«Я говорю: «Зандака – слово персидского происхождения, пришедшее в арабский язык, и корень его «зенд кард» означает скрывание безбожия, ересь, а также проявления безбожия и веры одновременно и по отдельности, в зависимости от того, к чему располагает ситуация: если к ней подталкивает нужда или ей благоприятствуют возможности.

Поэтому зиндик – тот, кто исповедует атеизм и проявляет его – время от времени, либо часто – всякий раз, когда представиться случай, и он считает, что вокруг него нет шпионов, которые бы наблюдали за ним или записывали его слова и суждения. Если же его распознают и признают виновным, приведя при этом веские улики, и спросят, почему он проявляет безбожие, ты увидишь, что он немедленно начнет все отрицать. Он объясняет свое безбожие и свои слова, начисто отклоняясь от признака своей безбожности. Вроде как, он и не хотел не верить, а хотел только совершенствования, добра и примирения, но мы не понимаем его стремления и цели!!

Вместо этого ты видишь, как он признается в том, что он правоверный мусульманин, и свидетельствует единобожие, что верит в молитву, закят и другие столпы веры. Если попросишь его произнести текст шахады, то он тут же, не мешкая, сделает это, чтобы снять с себя обвинение в ереси, избежать суда и последствий!»
Чем же он отличается от лицемера?

Я говорю: Разница между ним и лицемером состоит в том, что лицемер скрывает свое безбожие внутри себя, в глубине своей души, в то время как нет явного, неопровержимого доказательства, которое бы свидетельствовало о его безбожии и лицемерии. А зиндик исповедует безбожие и открыто проявляет его. Если указать ему на улику и привести убедительные доказательства, которые невозможно опровергнуть, он будет вынужден раскаяться в своем безбожии, открестится от всего сказанного и проявит свою противоречивую натуру, укажет на то, что он мусульманин!!

Как только примут его отречение от безбожия, и уберут меч, занесенный над его головой, так он вновь проявит свое безбожие, свои взгляды и ересь!! 

Цель зиндиков:

Единственной  целью зиндиков является извратить ислам и мусульман, стереть из их душ веру, внести путаницу в их ряды, вводя в ислам лживые значения, идеи, вольнодумство.

Ты видишь, как они разрешают запретное, позволяют себе совершать грехи, искажают аяты и священные тексты, подменяя их смыслы и законные намерения, привносят свои мерзкие лживые цели и стремления, дабы ввести в заблуждение этим культом и отвратить мусульман от их истинной веры.

У них один интерес – бороться с исламом  и отстранить людей от него. Ради этой цели они не стесняются прибегать  к любым возможностям и способам, оскверняют все неприкосновенное и совершенное». [75]

Шейх Абу  Басер сказал: «Из того, что сказано об описании и значении атеизма, мы совершенно точно знаем – и тут не может быть никаких противоречий, – что атеизм является гнусной, разнузданной сектой безбожников, которая не придает религии никакого значения и ценности. Однако то, чего придерживается эта секта и что воспринимает, исходит, без сомнения, от ее безбожия и нахождения за пределами области ислама, хотя сама же она утверждает, что состоит из мусульман!!

И наоборот, когда ты открываешь атеисту эту неопровержимую истину, то тут же готов упрекнуть тебя за то, что ты обвиняешь его в безбожии, и спешит сказать, что он мусульманин, что он молиться и свидетельствует, что нет никакого Бога кроме Истинного Бога!!

Когда же ты споришь с ним и объясняешь суть его безбожия, от которого он открещивается и категорически отрицает свое его или то, что его взгляды позволяют обвинить его в безбожии и осудить за отступничество, он предстает перед тобой в образе, который допускает атеизм. Якобы он ведет аскетический образ, строго соблюдает молитву, пост и хадж, который совершится по воле Господа!!

Если бы ты попытался заставить его раскаяться, то он бы посмеялся над тобой и сказал: «Я больше похож на мусульманина чем ты. Зачем ты заставляешь меня раскаяться и для чего, ведь я молюсь и держу пост?!»

Когда же он уединиться, или окажется в своем  окружении, в узком кругу или  большой компании, вдали от наблюдения со стороны последователей единобожия, то ты увидишь, как он не замедлит проповедовать атеизм и все его вышеуказанные лживые, безбожные, вольнодумные положения и принципы!!

Вот каков  зиндик, и описание его было приведено  в начале этого исследования. Поэтому, мы назовем атеиста зиндиком. Он попадает под приведенное выше описание и осуждение зиндика». [76]

Возвестил  Всевышний: «Они говорят: мы веруем в Бога и в посланника Его, и повинуемся им; но и после этого некоторые из них удалились назад: таковые не суть верующие. * И когда призывают их к Богу и к Его посланнику, чтобы он рассудил между ними: то вот, некоторые из них идут прочь. * Если бы у них было истинное понимание, то они пришли бы к нему с покорностью. * Что за болезнь в сердце у них? Сомнение ли у них, или страх, что Бог и посланник Его будут несправедливы к ним? Да они несчастны. * А у верующих, когда их призывают к Богу и посланнику Его, дабы он судил между ими, то говорят: “Мы слышим и покорны”. Таковые – счастливы». (Ад 47-51)

Если Ахмед  Закаев призывает людей к многобожию, к большому греху, и объявляет преступником каждого, кто непричастен к его многобожию и его людям, и берет власть в свои руки, без того чтобы Господь ниспослал ему, и утверждает, что имеет право повелевать людьми и что поистине его власть законна, то он никто иной как бес.

Ученых из стран Аравийского полуострова  спросили: «Когда по человеку можно  определить, что он бес?» Последовал ответ: «Когда он призывает к многобожию, или принуждает поклоняться себе, или обращается к потустороннему миру, или берет власть в свои руки, без того чтобы Господь послал ему такое право, и т.п.». [77]

Наказание, которое заслуживает Ахмед Закаев

Возвестил Бог, Превелик он и Всеславен: ?«Если они после сего союза с ними, нарушат клятвы свои и будут хулить вашу веру: то воюйте с вождями неверия, нет для них веры: может быть, они будут сдерживать себя» (Покаяние:12) ?.

Шейх Ибн Таймиййа говорил: «Подтверждено, что порочащий веру – имам в неверии». [78]

Ал-Куртуби  в тафсире 8/82 пишет: «Некоторые ученые приводят этот аят в качестве довода о необходимости убивать всякого, кто порочит веру, так как он безбожник. А порицание веры состоит в том, что он связывает с ней то, что ей не соответствует, или же с пренебрежением выступает против положений веры». [79]

Шейх Абдель Кадир Абдель Азиз сказал: «По жизненным  законам, которые, по обыкновению, явны, за неверие судят человека, запятнавшего себя безбожным словом или поступком, что было достоверно установлено по шариату. Если имеются условия для его осуждения и отсутствуют против него возражения, то судит его облеченный правом судить, затем смотрит:

“Если его заставили отвергнуть в области ислама, то я обязательно приму его раскаяние перед тем, как власть предержащие приведут в исполнение приговор.

Если же он отверг силой или в области войны, то всякий имеет право его убить и взять его имущество, не приняв его покаяния».

Это дело рассматривается с точки зрения вытекающих отсюда выгодных и пагубных последствий, а если же они находятся в противоречии друг с другом, то он выбирает наиболее предпочтительное из них». [80]

Он сказал, разъясняя это правило:

«Шейх Мансур Аль-Бахути Аль-Ханбали сказал: «Его убивает только имам, или его заместитель, независимо оттого был вероотступник рабом или свободным человеком, потому что его убивают по воле Господа Всевышнего, и делает это имам или его заместитель. А если убил его (вероотступника) кто-то другой (не имам и не его заместитель) без его позволения, то он [тем самым] нанес оскорбление и его порицают (за пренебрежение имамом и его заместителем), он не обеспечен гарантией неприкосновенности (убийца вероотступника, потому что это решение не безгрешное) независимо от того, убил он его перед принятием его покаяния или после (потому что пролил кровь в целом, и его вероотступничество позволяет пролить его кровь, ведь оно есть как перед принятием его покаяния, так и после него), однако когда он (вероотступник) находится на земле войны, каждый может убить его (не приняв его покаяния) и взять его имущество (потому что он стал врагом)» (из книги «Кашшаф ал-Кана’ ‘ан матн ал-икна’» («Разоблачение в вопросе о крепости убеждения»), Ал-Бахути, 6/175, издательство Дар ал-Фикр, 1402 год по хиджре).

Сообщение шейха Аль-Бахути о том, что если вероотступника убил не имам, то он порицается, но не обеспечивается гарантией неприкосновенности, не расходится с сообщениями ученых, которые распространены в их книгах. Необходимо атаковать того, кто открыто говорит о своем неверии, и это доказано, но ему неизвестно покаяние. Он таков, что если его кто и убьет, то этого убийцу не оправдает его пролитая кровь. Возможно, это следует сделать, если имам небрежно относился к порядкам. В таком случае, какое сильное желание было у предков убить Бишра Аль-Мариси, когда они признали его безбожником за высказывания о сотворенности Корана, а имамы и не думали наказывать его. По этому поводу высказался Абдель Малик Ибн Аль-Маджишун – ученик имама Малика: «Кто скажет, что Коран сотворен, тот безбожник». А также сказал: «Если я встречу Бишра Аль-Мариси, то сломаю ему шею». Абдалла Ибн Аль-Мубарак, подстрекавший убить Бишра, сказал: «Я разочарован в людях: нет среди них того, кто бы убил Бишра». Эти высказывания передал Абдалла Ибн Ахмад Ибн Ханбал в своей книге «Сунна» на с.37 и с.40 (издательство Дар Аль-Кутуб Аль-Аламиййа, 1405 год по хиджре).

Я говорил  об основаниях для обвинения в  неверии: «Если он отверг силой или в области войны, то всякий имеет право его убить и взять его имущество, не приняв его покаяния. Это дело рассматривается с точки зрения вытекающих выгодных и пагубных последствий». Это осуждение вероотступника, отвергнувшего по своей воле.

Отвергнувший вероотступник может отступиться в области ислама и остаться там, отвергнув правителя по своей воле и прибегнув к оружию и к помощи единомышленников. Он может отступиться в области ислама и сбежать в область войны, и может пребывать в области войны во время своего вероотступничества и остаться в ней.

Если доказано его вероотступничество по свидетельству служителей закона или о нем широко известно, да еще нет ни тени сомнения – а это подтверждается только заключением судьи или фетвой муфтия, – то всякий имеет право убить его и взять его имущество, не приняв его покаяния. Это из различий в обращении с тем, кого заставили отвергнуть, и тем, кто отверг. Об этом раньше сказал шейх Аль-Бахути. Ибн Кудама, да смилуется над ним Господь, сказал: «Если окажется вероотступник в области войны, где он продолжал оставаться правителем, каждому разрешается его убить, не приняв его покаяния, и взять его имущество, ведь он стал врагом и его судят так, как судят жителей области войны («Ал-магна ма’ аш-шарх ал-кабир» 10/82). Ибн Муфлях Аль-Ханбали говорил похожее в «Аль-Фуру’» 175-6/176. Он указывает на то, как пророк, да благословит его Господь и да приветствует, пренебрег кровью Абдаллы Ибн Са’ада Ибн Абу Ас-Сарха, когда тот отступил от веры и убежал в еще не завоеванную Мекку. Совершив побег в область неверия, он отверг главу мусульман. Его история рассказана через достоверных посредников и подробно разбирается в книге Ибн Таймиййи «Ас-Сарим ал-Маслюль» (С.109-118, издательство Дар Аль-Кутуб Аль-Аламиййа, 1398 год по хиджре). Ибн Таймиййая, да смилуется над ним Господь, сказал: «Если вероотступник отверг, и при этом находился в области войны, или вероотступники отвергли с помощью силы власть ислама, то убить его надлежит немедленно, не приняв его покаяния («Ас-Сарим Аль-Маслюль», с.322). Также он сказал: «Не принимается покаяние от отвергнувшего, а принимается покаяние от того, кого заставили отвергнуть» (с.325-326).

Сюда также  входят: вероотступники, борющиеся  с Богом и его посланником, да благословит его Господь и да приветствует его, открыто заявляющие о своей враждебности к исламу и мусульманам, как делают сегодня тираны в разных мусульманских странах, правящие не по шариату, а также их солдаты и единомышленники из числа писателей, журналистов и прочих. Их область – область войны, в которой они правят по законам неверия. Их власть – власть отвергнувшего вероотступника в области войны, где не осуждают за вероотступничество, которое не противоречит установленным человеком законам. В этих странах вероотступник охраняется их законами и солдатами, обязанными защищать эти законы. Он – отвергнувший в области войны. Поэтому любой мусульманин имеет право убить тех, кто проповедует свое неверие и считает ошибочными положения шариата. Это джихад во имя Господа Всевышнего. Здесь остается только судить по вытекающим выгодным или пагубным последствиям их убийства. Вместе с тем, убийство вероотступника и безбожника по сути своей является особой выгодой, если он и не верит, и отказывается от Божьего пути, и причиняет страдания мусульманам и совращает их с истинного пути. Это огромная выгода. Но если для мусульман последствия его убийства больше пагубны, чем выгодны, то откладывается его убийство до подходящего момента, так как «лучше предотвратить пагубное, чем добыть выгодное», ведь «если сталкиваются две пагубы, стерпишь меньшую, чтобы отразить большую». Если выгода от убийства

 

предпочтительнее пагубных последствий от него, то ищут выгоду. Еще надо сказать, что Господь Всевышний, Всезнающий». Здесь закончились слова шейха Абдель Кадира Абдель Азиза. [81]

Шейх Абдель Рахман Ад-Дусри, да смилуется над ним Бог, когда говорил о степенях преданности, комментируя сказанное Господом Всевышним: «Тебе мы предаемся и у тебя просим помощи», сказал: «Собираться с силами по мере возможности – одно из предписаний веры и обязательств ее исповедания. Истинно предающий себя Богу не помышляет об отсрочивании этого дела, не говоря уже о пренебрежении и снисходительности к нему. Также предающий себя Богу готов к джихаду. Внутри себя он уже готов убить вождей неверия за их призыв к вольнодумству и ереси, а также каждого, кто порочит откровение Божье, или того, кто использует свое перо или пропаганду против истинной веры. Потому что каждый из них – враг Бога и его посланника, да благословит его Господь и да приветствует его. Нельзя мусульманам со всех концов света – ни знати, ни простолюдинам – позволить ему жить, потому что вреда от него больше, чем от Ибн Аль-Хакыка и остальных, кого посланник Бога, да благословит его Господь и да приветствует его, велел убить. Если не убить тех, кто продолжает дело его врагов в наше время, то будет нарушено завещание избранника, да благословит его Господь и да приветствует его, и будет нанесен ужасный урон преданности Господу, и станет это проявлением позорного, вопиющего позволения нечестивцам разрушать веру в Бога Единого. Их поступки объясняет только отсутствие усердия в вере Бога Единого и ненависть к его священному облику. Это большой недостаток в любви к Богу и его посланнику и их почитании, который не дает права предаваться Господу в необходимом и истинном значении этих слов». [82]

Я хотел бы завершить это исследование словами шейха Абу Умара Ас-Сейфа, да смилуется над ним Господь, и его наущением шахидам:

«Усердствующие в вере, которые твердо и искренне следуют по пути джихада, чтобы было слово Господа наивысшим, чтобы господствовал на земле ислам и вновь засверкал исламский халифат, должны быть по-прежнему осторожны с воинствующими безбожниками и демократами-вероотступниками, которые стремятся уничтожить ислам и закрепить в мусульманских странах отравленное демократией неверие. Также им следует быть начеку с теми, кто сведущ в шариате и смешивает правду и ложь. Сказал Всевышний: «Не облачайте истину в одежды лжи; не скрывайте истины, когда вы её знаете». Эти путаница и облачение исходят от евреев и тех ученых людей исламской уммы, которые действуют схоже, когда выступают под исламскими лозунгами, выпускают фетвы и наставления, а затем смешивают истину с пропагандой лжи. Так, например, они пропагандируют отравленное демократией неверие под предлогом радения за национальные интересы и прочее. Опасность такого рода заявлений кроется в значении, которое многие из этих людей представляют для простых мусульман. Возможно, кто-то из них призывает убивать оккупантов, однако они поддались соблазну демократии, которому поддались очень многие, как очень многие поддались поклонению истуканам, как сказал Господь Всевышний: «Вот, Авраам сказал: Господи! Сделай эту страну безопасной; не допускай меня и сынов моих покланяться истуканам * Господи! Они уже ввели в заблуждение многих людей». [83]

Слава Богу – Господу  миров

 

 

 

[1] Закаев, «Об очевидном» CHECHENPRESS, 24.12.07

[2] То же

[3] То же

[4] То же

[5] То же

[6] То же

[7] CHECHENPRESS, 27.10.2007. Ответы А. Закаева на вопросы читателей ЧП.

[8] CHECHENPRESS, Отдел публикаций и СМИ, mms://realaudio.rferl.org/...program.wma. 23.10.2007г.

«Демагогия – слово греческого происхождения, составленное из двух слов: «демос» - народ, и «аго» - веду, или ведение народа. В настоящее время применяется к некоторым средствам обмана и игры общественным сознанием посредством ораторского искусства и переворачивания фактов, а также умышленного разбавления фактов ложью при обращении к людям.

[9] Радио «МАРШО» 31 октября 2007 года. CHECHENPRESS, Отдел публикаций и СМИ 01.11.2007г.

[10] Ислам и демократия. Замечания к некоторым размышлениям и высказываниям. CHECHENPRESS, Отдел официальной информации, 19.12.05г.

[11]То же

[12] То же

[13] То же

[14] Заявление Министра Иностранных Дел ЧРИ. CHECHENPRESS, Отдел публикаций и СМИ, 31.10.2007г.

[15] http://smallwarsjournal.com/documents/zakaevinterview.pdf

[16] «Международная законность» и её противоречия исламскому шариату

[17] Спор с Аль-Обайканом о саудовской системе и законности выступлений против неё»

[18] Вера победоносной общины 18-19

[19] Определение парламентов и парламентариев

[20] Законная политика с. 4

[21] Законная политика с. 6

[22] Меморандум судьи на русском языке

[23] Из «обсуждения Ибн Бааза с его объяснением возможности искупления замены» для Абу Басера Ат-Тартууси.

[24] Личные послания: с. 188

[25] Определение ислама в демократии и партийный плюрализм, 317-318, второе издание 1420 г. Хиджры

[26] Религия демократии, с. 5-6

[27] Определение ислама в демократии и партийный плюрализм, с.32

[28] Предыдущий источник, с. 60-61

[29] Письмо об учреждении законов

[30] Правда демократии

[31] Определение ислама в демократии и партийный плюрализм, с.27-28

[32] Из обращения Ахмеда Закаева. CHECHENPRESS, Отдел официальной информации, 30.11.07г.

[33] Из послания шейха к моджахедам Ирака о демократии и выборах

[34] Определение ислама в демократии и партийный плюрализм, с.52-53

[35 Предыдущий источник, с. 55

[36] Разница между Шурой и парламентскими выборами

[37] Определение ислама в демократии и партийный плюрализм, с.30

[38] Предыдущий источник, с. 31-32

[39] Предыдущий источник, с. 33-35

[40] Дела отошедших от веры, с.58-59

[41] Предыдущий источник, с. 66-67

[42] Сообщение двух мест от Господина двух миров: т. 1, с. 50

[43] Определение ислама в демократии, с. 300-301

[44] Демократический строй, безбожный строй

[45] Основы искупления, с. 146

[46] Предыдущий источник, с. 151

[47] Объединяющий в благородном учении, т. 2, с.880

[48] Основы искупления, с. 81

[49] Основы искупления, с. 91

[50] Основы искупления, с. 91-92

[51] Основы искупления, с. 84

[52] Предыдущий источник, с. 87

[53] Предыдущий источник, с. 87

[54] Предыдущий источник, с. 87

[55] Предыдущий источник, с. 88

[56] Ислам и конституция, примирение Бен Абдель Азиз Ас-Садири

[57] Ислам и демократия. Замечания к некоторым размышлениям и высказываниям. CHECHENPRESS, Отдел официальной информации, 19.12.05г.

[58] Предыдущий источник

[59] Радость идей: 20/28. Из «Необходимости разделения и неизбежности столкновения между неверием и исламом», шейха Абу Аль-Хасана Рашида.

[60] Из «Необходимости разделения и неизбежности столкновения между неверием и исламом», шейха Абу Аль-Хасана Рашида, с. 34

[61] Основы искупления, с.322

[62] Открытие творца 12/311.

[63] Из книги «Случаи неверия», шейха Абу Басера Ат-Тартууси с. 9

[64] Из книги «Случаи неверия», с. 9

[65] Предыдущий источник, с. 9-10

[66] Предыдущий источник, с. 9-10

[67] Предыдущий источник, с. 11

[68] Позиция шейха Абу Басера

[69] Из «Основ искупления» Абу Басера Ат-Тартууси с. 50-51

[70] Предыдущий источник, с. 51

[71] Из «Определение парламентов и парламентариев» Али Аль-Хадера

[72] Замечания и ответы на письмо «Очерк научных вопросов о вере в законах религии предков», с. 20

[73] Демократический строй, безбожный строй

[74] Замечания и ответы на письмо «Очерк научных вопросов о вере в законах религии предков», с. 19

[75] Безбожники века, с. 1-2

[76] Предыдущий источник, с. 7,8

[77] Фетва номер 5966 из фетв постоянной комиссии фетв: Абдалла Бен Кауд, Абдалла Бен Гадиян, Абд Fр-Разак Афифи и Абд Аль-Азиз Бен Бааз.

[78] Обнажённый меч, с. 17

[79] Из «Основ искупления» Абу Басера Ат-Тартууси с. 143

[80] Объединяющий в благородном учении, т. 1, с. 423

[81] Объединяющий в благородном учении, т. 2, с.570-572

[82] Из «Основы восстановления готовности» шейха Абд Аль-Кадера Абд Аль-Азиза , с. 350

[83] Законная политика, с. 3, 4

 

Часть-1 Часть-2  

Copyright © 2019 thechechenpress.com