Logo

Психология Z

Леонид Гозман: Общество не стало хуже, оно просто повернулось к нам отвратительной стороной
«Сторонникам Z все равно, за что где-то там проводят специальную военную операцию. Важна общая установка по отношению к себе и миру — нам можно все, мы всех нагнем, мы даже не лучшие, а высшие. Где-то это уже было, плохо кончилось».
Среди шоков последних дней — уровень поддержки всего, что символизируется буковой Z. Ужас вызывает именно искренняя поддержка, а не омерзительные акции, организованные властями — к ним мы давно привыкли. Можно сколько угодно смеяться, что Z — это последняя буква алфавита, причем не нашего, что именно с этой буквы начинается написанное латинскими буквами слово ЖОПА или вполне русское слово ЗАДНИЦА, можно видеть глубокий и страшный символизм в том, что именно этой буквой в таблице Менделеева обозначен цинк, то есть Груз-200.
Но это все выражение наших эмоций, не более того. Если же всерьез, то попытка (успешная, увы) объединения граждан вокруг буквы Z напоминает ровно то явление, которого больше всего боялись наши власти — цветные революции, точнее, их символику. Там тоже в качестве объединяющего символа использовалось что-то достаточно неформализованное, например, оранжевый цвет в дни Оранжевой революции в Украине. Непрописанный содержательно символ позволяет объединять вокруг себя людей с разными позициями, не отталкивая практически никого. Сегодня среди «zигующих» — сторонники рынка и приверженцы социализма, верующие и атеисты, то есть практически кто угодно. Кроме русских европейцев, конечно, против которых все это и направлено.
Но непрописанность или невербализованность — никто даже не может толком объяснить, что означает буква Z и откуда она взялась — не означает отсутствия содержания. Как за тем же оранжевым цветом стояли совершенно четкие содержательные коннотации — свобода, европейский путь, надежда, так и за Z просматривается вполне понятный набор ценностей. И это, разумеется, не русский язык для тех, кому якобы запрещают на нем говорить, не защита мальчика в трусиках, которого могут «распять на глазах матери», и не разрушение зловредных биологических лабораторий. Сторонникам Z все равно, за что где-то там проводят «специальную военную операцию». Важна общая установка по отношению к себе и миру — нам можно все, мы всех нагнем, мы даже не лучшие, а высшие. Где-то это уже было, плохо кончилось. И именно это ощущение превосходства над всеми вызывает столь ужасающую нас поддержку.
Собственно, ничего особенного с нашими соотечественниками не произошло. ⁠Люди, сенситивные к подобным идеям, существовали у нас всегда. Как и в любой ⁠стране. Но разное время предоставляет им разные возможности, а иногда режим ⁠именно их объявляет лучшими, поднимает их наверх, объявляет самыми ⁠или единственно правильными и опирается именно на ⁠них, ⁠свободных от излишних знаний и рефлексии. Вспомните «правильные» лица в «Обыкновенном фашизме» Ромма, вспомните «И над Римом диктатора-выродка подбородок тяжелый висит». И тот идиот, который наклеил на свой джип букву Z, не понимая, что очень скоро не достанет для него запчастей, успеет, может быть, в наступающий исторический период совершить много зла. Но потом, после выздоровления страны — а оно наступит! — вернется на те этажи социальной лестницы, с которых его вытащили. Таких людей не так много, как немного было, например, гитлеровских штурмовиков, но они стали очень заметны. Наше общество не стало хуже за эти дни, осталось таким же, как было, просто повернулось к нам своей самой отвратительной стороной.
О поддержке же всего этого безумия, носящей менее эмоциональный и более массовый характер, можно особенно не беспокоиться. Значительная часть наших сограждан, заявляющих о поддержке действий президента, убежденная в том, что весь мир нас не любит и желает нам зла — а это принять легче, чем то, что на нас миру, в общем, наплевать и вспоминает он о нас лишь тогда, когда мы начинаем делать какие-то гадости — верит, что на нас напали, а мы защищаемся. Кто напал, правда, не ясно — американцы, украинцы, бандеровцы неизвестной национальности? Как и то, почему они напали хоть и на нас, но на чужой территории, и как это им вообще удалось? Но это все мелочи — они напали, мы защищаемся, значит, мы правы. А анализировать причины и последствия они не обучены! Поэтому и заявления начальства о том, как прекрасно, хотя и не сразу, мы будем жить, отгородившись от всего мира, хотя и воспринимаются ими с долей скепсиса, но не вызывают отторжения. А сахар исчез — так то Байден виноват!
Хуже то, что в этот мир Z, похоже, верит и сам президент и, возможно, кто-то из его окружения.
Он явно верил, что Запад испугается его ультиматума и поведет себя ровно как в 1938 году — он ведь не уважает и презирает Запад, считает его трусливым и слабым, а разговоры о ценностях воспринимает как циничное, рассчитанное на дураков вранье. Но Запад не испугался, и сейчас у нас вовсе не 1938 год, а 1939, когда Англия и Франция сказали Гитлеру: «Нападешь на Польшу — будем воевать». Он, как известно, не поверил.
И украинцев Путин не уважает (или теперь уже уважает?) Вспомните тот расистский бред, который с упоением несли наши каналы перед 24 февраля — да с кем там воевать, да они сразу же сдадутся, а жители только и ждут, чтобы их освободили. А Конституцию Украины один из наших славных пропагандистов собирался сжечь на Крещатике, не подумав, что для этого надо до Крещатика сначала дойти.
Вера в свое превосходство — слово ЖЛОБСТВО хорошо, по-моему, описывает этот феномен — позволяет малограмотному гражданину кричать «ура», когда его вместе со всей страной ведут в пропасть. А лидеру с легким сердцем и без сомнений вести в эту пропасть страну, которую он по должности призван оберегать.
Copyright © 2000/2021 thechechenpress.com