Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Чеченская правозащита

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Chechnya_justice

Чеченская правозащита

 

«Только тот, кто кричит о судьбе чеченцев,

может вещать сегодня о правах человека».

«Тагесшпигель» 07-02-2001

 

С началом войны в Чечне, практически все страны Европы отнеслись с сочувствием и пониманием к боли и страданиям чеченского народа, и готовы были принять чеченских беженцев с распростертыми объятьями. Так, министр иностранных дел Швеции Анна Линдт заявила в 1995 году, что ее страна примет 10 000 беженцев из Чечни. Однако в то время чеченских беженцев в европейских странах насчитывалось не более сотни.

 

С течением времени отношение к чеченским беженцам стало меняться, и к сожалению в худшую сторону, и это отношение в настоящее время наихудшее. Тому есть свои объяснения. Однако в этом ухудшающемся отношении виноваты не только миграционные службы европейских стран, но и в некоторой степени сами чеченские беженцы.

 

Поговорим о проблемах, с которыми наиболее часто встречаются чеченские беженцы, чтобы оказать им некоторую помощь при получении убежища.

 

Наиболее часто встречающаяся ошибка со стороны прибывающих в Европу чеченских беженцев заключается в том, что те во время интервью пытаются утаить некоторые неблаговидные моменты своей жизни или выдают неверную информацию о себе в надежде таким образом заполучить позитив. Однако, как правило, подобный подход не оправдывается. Миграционщики, заводя дело на того или иного беженца, кропотливо собирают информацию о них, проводят многочисленные интервью, которые в последствии сравниваются и делаются выводы. Достаточно один раз солгать, и эта ложь рано или поздно всплывет, что отрицательно скажется на судьбе беженца.

 

Ко всему прочему стоит добавить, что миграционщики имеют своих осведомителей в среде чеченских беженцев, полностью доверяя предоставляемой стукачами информации, основанную нередко на слухах и домыслах. После многочисленных интервью миграционщики приходят к выводу о том, что тому или иному беженцу нет угрозы жизни в случае возвращения на родину. И тут начинается…

 

Большое число беженцев, которым грозит депортация в Россию, начинают обращаться за поддержкой к авторитетным чеченцам, правозащитникам, известным людям, пишут жалобы в различные организации. Однако однажды сказанную ложь очень трудно опровергнуть.

 

Для миграционщиков очень важным моментом является установление личности беженца. В этой связи вспоминается дело Эмильхана Садаева, которому еще на родине пришлось изменить свои паспортные данные из-за преследований российских спецслужб и кадыровцев. Вспомните, сколько людей и организаций было задействовано, чтобы доказать личность Садаева? Бесполезно. В итоге Садаеву пришлось пойти на отчаянный шаг, чтобы доказать свою невиновность и предотвратить депортацию.

 

Некоторые чеченские беженцы зачастую обращаются к авторитетным чеченцам, прося у них ходатайств, хотя те им лично не знакомы. Хотел бы предупредить подобных ходатаев о том, что прошения за незнакомых людей заканчиваются плачевно для тех и других. Чечня не столь велика, к тому же чеченцы связаны родственными узами и знакомствами, так что пользуясь средствами связи и личными контактами с другими беженцами, ходатайствующий может узнать многие детали жизни искателя убежища, за которого он просит.

 

Некоторые участники чеченских войн пытаются утаить важную информацию о себе, полагая, что факты его участия в боевых действиях скажутся негативно на его дальнейшей участи в стране прибытия. В этой связи я бы хотел сказать, что сотрудники большинства европейских стран не относятся отрицательно к подобным фактам. Однако здесь следует учесть некий политический момент.

 

Чем сильнее связь (политическая, экономическая) той или иной европейской страны с Россией, тем негативней отношение к фактам участия чеченцев в боевых действиях. Повторяю, подавляющее количество европейских стран не склонно смотреть на чеченских беженцев сквозь кремлевские очки, видя в тех «террористов». Значит, чеченские беженцы должны быть разборчивы в выборе страны убежища.

 

Если же все-таки какая-то европейская страна отказывает в предоставлении убежища бывшему участнику Чеченского Сопротивления, то на его защиту могут встать международные правозащитные организации, Красный Крест, Красный Полумесяц, так как подобный беженец находится под защитой Международных Конвенций, в частности Конвенция о Статусе Беженцев (1951 г.) и дополнительный протокол (1967 г.), статья 33 которой запрещает высылку или принудительное возвращение беженцев «в страны, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений».

 

Таким образом, не только участники Чеченского Сопротивления, но целый ряд вышеперечисленных категорий беженцев могут воспользоваться своим правом на получение убежища. Именно в связи с тем, что некоторые сотрудники миграционных служб часто нарушают указанную статью Конвенции, Управлению Верховного Комиссара по Беженцам (УВКБ ООН) пришлось издать указание для миграционщиков, в котором перечисляются категории беженцев повышенной степени риска: "бывшие члены незаконных вооруженных формирований и их родственники; политические оппоненты федерального или местного правительства; активисты прав человека; лица, занимавшие официальные должности в период президентства Аслана Масхадова; лица, подавшие или собирающиеся подать жалобу в местные или международные правозащитные организации; и, в некоторых обстоятельствах, женщины и дети".

(Письмо УВКБ ООН по делам беженцев от 11 ноября 2009 в Миграционное Управление Австрии).

 

Хотелось бы отметить, что в последнее время в европейских странах наметилась стойкая отрицательная тенденция в отношении определенной части мусульман и мусульманских организаций. Это отношение в том числе навеяно пропагандистскими ярлыками, навешанными на мусульман в ходе так называемой борьбы с «международным терроризмом», из которой наибольшую выгоду извлекли кремлевско-лубянские спецы, руководимые лучшим террористом всех времен и народов Владимиром Путиным.

 

Пропаганда делает свое дело, и под нее подпадают в том числе сотрудники миграционных ведомств европейских стран. Поэтому не лучше ли нашим мусульманам не «дразнить гусей», приведя себя в надлежащий вид накануне интервью? Не зря ведь пословица говорит: «Встречают по одежке, а провожают по уму».

 

Есть категории чеченских беженцев, готовые при первом же удобном случае после получения позитива сорваться на родину. Таковым хотелось напомнить положения вышеприведенных документов, и подчеркнуть, что если беженцы, получившие убежище в европейской стране посещают страну, из которой они бежали, то таковые нарушают Конвенцию по беженцам, выводя себя из этой категории. К тому же, подобные «беженцы» подставляют других искателей убежища, которым смертельно опасно возвращаться на родину (речь идет об участниках Чеченского Сопротивления и других категориях лиц, преследуемых кадыровским режимом), не говоря уже о подрыве авторитета ходатайствующих.

 

Негативное представление о чеченских беженцах создают те, кто прибыл в европейские страны для улучшения своего материального положения, которым на родине ничего и никто не грозит, и которые находятся в Европе в качестве можно сказать туристов. О таковых говорят «Кому – война, а кому – мать родна».

 

Есть и совсем уж выходящие за всякие моральные рамки категории чеченцев, которые совершают преступления под прикрытием беженского статуса, из-за чего ложится пятно на всех чеченских беженцев. Эти люди, пользуясь доверием европейцев, совершают кражи в магазинах, рынках, а также другие экономические преступления. Подобных «беженцев» не только следует гнать из Европы поганой метлой, но место таковых в тюрьме. Разумеется, что прошения и поручительства за таких «беженцев» есть соучастие в совершаемых теми преступлениях.

 

Несколько лет назад была принята Дублинская Конвенция, оказавшая на чеченских беженцев самое отрицательное влияние. Эта Конвенция запрещает беженцам покидать пределы первой европейской страны, в которую те прибыли. Зачастую речь идет о Польше. Мотивация миграционщиков такова, что Польша стала равноправным членом Европейского Содружества. Однако при этом сотрудники Миграционных ведомств «забывают», что уровень жизни в Польше весьма далек от уровня ведущих стран Европейского Сообщества. Это обстоятельство заставляет не только чеченских беженцев, но и самих поляков срываться в благополучные страны Европы в поисках лучшей доли. Однако многие чеченские беженцы, даже не имея на руках надлежащих документов, начинают кататься по европейским странам, прося то там, то здесь убежища. Эти попытки в большинстве случаев заканчиваются депортационными тюрьмами в Польше и негативами. У такого «путешественника» остается все меньше шансов на получение статуса беженца в будущем. Вот так Европа защищается от наплыва беженцев.

 

Стоит неимоверных усилий, чтобы чеченская семья в нарушение Дублинской Конвенции получила убежище, переехав из Польши в другую европейскую страну. Для этого беженцам нужны очень мощные аргументы или необходимо найти силы и средства для существования в третьей стране в течении полутора лет – минимальный срок, после которого действие Дублинской Конвенции прекращается.

 

Хотелось бы еще раз напомнить прибывающим в Европу чеченским беженцам – быть честным, в том числе при даче интервью, дорогого стоит, и за честного беженца стоит бороться и правозащитникам, и журналистам, и чеченским политикам. Очень важно знать нашим беженцам и то, что свои интервью желательно подкреплять «железными» аргументами, а именно – сообщениями СМИ и правозащитных организаций страны, которую беженец покинул.

 

А сотрудникам миграционных ведомств европейских стран следовало бы знать, что ни один истинный чеченец не забывает своей Родины, что у чеченцев очень сильны родственные связи, что тех очень печалит то, что у них нет возможностей побывать на похоронах близких людей или выразить соболезнование, что им дороги даже пепелища родных домов. Именно подобные обстоятельства вынуждают порой чеченских беженцев на страх и риск посещать Родину, что для некоторых заканчивается преследованиями, мучительными пытками и даже смертью, однако некоторые все же решаются на столь отчаянное решение жизненной дилеммы. К сказанному следует добавить, что российские и кадыровские спецслужбы имеют в европейских странах в беженской среде своих осведомителей, которые оповещают своих «хозяев» о выезде на родину чеченских беженцев.

 

В последнее время Кремль затрачивает огромные средства на пропаганду, цель которой показать Россию на мировой арене в благопристойном виде. Эти средства сравнимы по статье расходов с оборонкой. Однако цель не достигается, так как кремлевская пропагандистская ложь развенчивается честными политиками, правозащитниками, журналистами, и в итоге громадные деньги из бюджета России, можно сказать, выбрасываются на ветер. В этой ситуации Кремль не нашел ничего лучше, как закрыть рты честным людям.

 

Российским руководством созданы специальные команды для нейтрализации указанной категории лиц. Более всех достается правозащитникам. Несколько лет назад зверски убиты Наталья Эстемирова, Зарема Садулаева и Алик Джабраилов, подвергаются преследованию, шантажу и беспрецедентному давлению другие чеченские правозащитники, в результате чего закрываются офисы правозащитных организаций в Чечне и Ингушетии.

 

В одном из своих выступлений так называемый глава Чечни Рамзан Кадыров высказал в адрес честных правозащитников и журналистов прямую угрозу, заявив: «Правозащитники и журналисты такие же террористы, как те, кто воюет с нами в горах». Таким образом он констатировал, что эта категория лиц подлежит физическому уничтожению.

 

Однако голос честных людей не смолкает, из-за чего всемирно известные артисты, футболисты больше не изъявляют желания участвовать в кадыровских шоу, какие бы бешеные деньги не платил им кремлевский вассал. Им наконец то стало понятно, что за фасадом грандиозных шоу и блестящих небоскребов в Грозном кадыровцы и российские спецслужбы совершают ужасные преступления.

 

Большинство чеченских беженцев не покидает надежда на то, что век кадыровых и путиных не долог, что рано или поздно чеченцы возвратятся домой, как возвращались их отцы и деды из заснеженных казахстанских степей в годину сталинской депортации. Они сохраняют уверенность, что если не их самих, то их детей и внуков ждет возвращение к любимой Отчизне. И это будут высокообразованные специалисты, которые сбросят с истерзанного чеченского народа путы кадыровщины, поднимут из моральных руин свою поруганную Родину, и с честью и гордостью пронесут через страны и континенты высокое звание ЧЕЧЕНЕЦ.

 

Майрбек Тарамов,

для журнала «Реалии Кавказа»