Dr. Sona Pekova, PhD., Czech scientist, on news in the pandemic (Czech language, English subtitles)

Интервью на чешском языке, с английскими субтитрами, стенограмма – на русском.

Что кажется неестественным в отношении COVID-19 (SARS CoV-2)?
Питер Добиас
2 апреля 2020

Проводя онлайн-исследования SARS CoV-2 (COVID-19), я натолкнулся на видео-интервью с доктором Пековой, чешским врачом, молекулярным биологом и генетиком с обширным портфелем исследований. В интервью телеканалу T3 д-р Пекова утверждала, что последовательность генома SARS CoV-2 (COVID-19) вряд ли является естественной, а ее характеристики свидетельствуют о том, что она была генетически модифицирована.

Доктор Пекова является руководителем исследовательской группы в Tilia Laboratories, которая разработала более эффективный, быстрый и менее дорогой тест для обнаружения SARS CoV-2 (COVID-19). Лаборатория бесплатно предложила методологию тестирования для лабораторий по всему миру.

Интервью помогает развеять некоторые утверждения о том, что доктор Пекова обвинила какое-то правительство или какую-то лабораторию в умышленном распространении вируса. Она НЕ говорит, что COVID-19 – это заговор.

Она лишь предполагает, что последовательность SARS CoV-2 (COVID-19) выглядит довольно ненормальной, и что такая серьезная перестройка в природе вряд ли происходит без вмешательства человека.

Возможно, мы никогда не узнаем, что привело к первоначальному распространению SARS CoV-2 (COVID-19). Теперь же самое главное – помочь тем, кто тяжело болен, и поддержать друг друга в это трудное время.

Пришло время запретить исследования и разработку генно-инженерных вирусов и других патогенных микроорганизмов. Они могут быть опасными и смертельными при неправильном обращении или попасть в чужие руки.

Стенограмма интервью с врачом и специалистом по вирусному геному С.Пековой.

Вопрос:Доктор Пекова, как вы помогаете людям во всем мире во время пандемии коронавируса?

Д-р Пекова: Когда SARS CoV-2 (COVID-19) появился в Ухане, то мы, основываясь на динамике заболевания, поняли, что он, вероятно, станет широко распространенным. Исследования вирусов животного происхождения являются частью нашей специализации, и потому мы подготовили диагностический тест для обнаружения вирусов.

Когда мы идентифицировали первых двух пациентов с положительной реакцией, мы решили изменить тест, так как он был слишком сложным, дорогостоящим и предъявляющим высокие требования к диагностическому оборудованию.

Как только у нас появились два положительных пациента, мы смогли секвенировать вирус и обнаружили, что его можно обнаружить с помощью той же технологии, какая была предложена CDC США. Наш тест способен обнаружить вирус с помощью одного уникального фрагмента последовательности, которого больше нет ни в одном короновирусе. Это позволило нам для обнаружения положительного образца использовать только одну реакцию вместо трех реакций.

Когда нам нужно провести крупномасштабное тестирование, оно должно быть быстрым, простым, надежным и не должно чрезмерно обременять лабораторию.

Мы опубликовали информацию о методологии теста и можем бесплатно предоставить ее любой лаборатории, сделающей запрос. К нам обратились много лабораторий со всего мира с просьбами предоставить методологию, потому что предыдущий тест был слишком сложным.

Я – врач, кроме того, я получила докторскую степень в области молекулярной микробиологии и генетической вирусологии, а также имею последипломное образование по медицинским методам в области генетики и микробиологии, на этом я сосредоточилась в своих исследованиях.

Были предприняты очень активные усилия при поддержке самых известных университетов и исследовательских центров в Чешской Республике, способных проводить тестирование. Наиболее важной частью является создание системы тестирования и обработки образцов. Лаборатории используют неинфекционную форму вируса для диагностического теста.

Патология коронавируса приводит к разрушению слизистой оболочки дыхательных путей, а также создает преувеличенную иммунную реакцию, которая может привести к фиброзу легких, который не может быть обращен вспять.

SARS CoV-2 (COVID-19) не может существовать бесконечно, он обычно жизнеспособен от 30 минут до нескольких часов, ему не нравится сухая среда, но ему нравятся теплые и влажные среды, такие как ткани, а также потные или влажные руки.

Маски для лица не защищают нас от таких наночастиц, как вирусы, однако они предотвращают заражение каплями влаги, например, когда кто-то говорит или чихает.

Инфекция – это вопрос вирусной "дозы". Один вирус вряд ли может вызвать инфекцию, но когда кто-то во время чихания выбрасывает несколько миллионов частиц, то велика вероятность, что это приведет к инфекции.

Дверные ручки, общественный транспорт и торговые тележки могут быть источником инфекции. Лучше покупать упакованные товары и обращать внимание на гигиену и правильно мыть руки. Перчатки не так важны.

ВопросУльтрафиолетовый свет уничтожает вирус?

Д-р Пекова: SARS CoV-2 (COVID-19) – это хрупкий РНК-вирус, и ультрафиолетовое излучение для него – это хорошая идея.

ВопросЛаборатория в Ухани проводила исследования такого смертельного вируса, как SARS, близкого к SARS CoV-2 (COVID-19). Вы сказали, что у SARS CoV-2 есть определенные генетические последовательности, не являющиеся естественными. Вы твердо стоите на своей позиции?

Д-р Пекова: Да, я твердо стою на своей позиции.

РНК-вирусы мутируют, и их геном нестабилен. У них высокий уровень мутаций, и они не очень точны в репликации. Вирусная РНК обычно мутирует в областях, ответственных за выработку белка, используемых в качестве строительных блоков для "тела" вируса. Эта часть выполняет определенные функции вируса, такие как проникновение в клетку и взаимодействие с зараженной клеткой.

Однако, кроме того, есть еще регуляторная область генома вируса, какую можно рассматривать как командный центр, управляющий репликацией вируса. Эта часть генома SARS CoV-2 (COVID-19) выглядит необычно перемешанной, как если бы она была серьезно изменена.

Мне трудно поверить, что такие интенсивные реструктуризация, вставка и удаление кода вирусной РНК произошли в природе, и после этого вирус смог бы выжить.

Регуляторная часть вирусного генома обычно имеет низкую частоту мутаций. SARS CoV-2 (COVID-19) имеет нетипичную степень мутации, какая обычно осуществляется путем генетической модификации.

Когда я проводила исследования, клонирование вирусных мутаций было моей ежедневной работой, и мы привыкли клонировать различные генные вариации на культуральных средах. Например, мы видели, как безвредный ген превратился в ген, индуцирующий лимфому. Мутация может превратить что-то доброе в нечто очень вредное. У нас есть инструменты генной инженерии, способные на такие модификации.

Генетическая модификация может использоваться, например, для создания так называемых "дизайнерских младенцев", что было сделано китайским ученым, создавшим два генетически модифицированных эмбриона. Позже он был оштрафован и попал в тюрьму.

Я могу представить, что есть и другие ученые, сделавшие то же самое, просто они никогда не признаются в этом. Все зависит от этики ученого, но я не уверена, является ли этика достаточной гарантией.

ВопросВы думаете, что в секретных лабораториях по всему миру есть еще более опасные вирусы?

Д-р Пекова: Честно говоря, я даже не хочу думать об этом.
https://www.sott.net/article/431774-What-seems-unnatural-about-COVID-19-SARS-CoV-2

"Он ведет себя необычно". Биолог об особенностях коронавируса
Интервью О.Кармоди, "Свобода"
...
ОК: Пару недель назад назад вы сказали: не исключено, что у этого вируса может быть искусственное происхождение. Индийские учёные в самом начале эпидемии говорили то же самое. Но несколько дней назад вышла статья американских учёных, где утверждается, что искусственное происхождение этого вируса полностью исключено. Вы читали эту статью? Она вас переубедила?
СП: Эта статья вышла в очень авторитетном журнале Nature Medicine. Она, несомненно, очень хорошо и тщательно написана. Однако она целиком посвящена структурным генам этого вируса и ни словом не упоминает его регулирующую область. Индийские учёные, кстати, нашли структуры, похожие на структуры ВИЧ, как раз в структурной части вируса – насколько это соответствует действительности, я вам сказать не возьмусь. Но, как бы то ни было, статья в Nature Medicine вообще не рассматривает регулирующую область данного коронавируса, а мне кажется, что изменение в генокоде этого вируса находится как раз в этой регулирующей области.

ОК: То есть вы всё-таки считаете, что этот вирус может иметь искусственное происхождение?
СП: Я считаю, что этого нельзя исключать. Он ведёт себя очень необычно. В мире есть конечное количество вирусов, заражающих людей. Мы обычно можем по симптомам болезни приблизительно угадать, какой вирус её вызывает. Конечно, не на 100%, но мы можем сказать: если симптомы выглядят вот так, то это, скорее всего, какой-то из вирусов гриппа, когда понос – другой тип вируса, когда сыпь – мы ищем герпесвирусы. Поэтому, когда мы знаем, что болезнь вызывается коронавирусом, у неё будет определённое течение. Но у этого коронавируса совсем другая картина, это как будто новый тип болезни.
Когда клиническая картина вируса настолько отличается от других вирусов того же типа, это как минимум странно. Что касается его генокода – я многие годы посвятила молекулярной биологии и генетике, занималась клонированием и использовала разные части вирусов для генной инженерии – это очень распространённая практика. Когда я увидела эту последовательность (в регулирующей области), мне сразу показалось, что она не очень похожа на природную. Если бы мы говорили только о структурных генах, я бы не думала, что с этим вирусом что-то не так. Но нужно смотреть на весь геном, не исключая из рассмотрения другие его части, и, возможно, там мы найдём ответ. Но это просто моё мнение, нужно, чтобы как можно больше людей проанализировало этот вирус. Тот тест, протокол которого мы предлагаем, нацелен именно на эту регулирующую область. Пусть те, кто занимается тестами, посмотрят на неё и расскажут, что они о ней думают.

ОК: Этот вирус не ведет себя ни как обычные коронавирусы, ни как SARS?
СП: Он, конечно, больше похож на SARS, чем на обычные коронавирусы, потому что обычные коронавирусы вызовут у вас насморк или боль в горле, с которым вы походите несколько дней и выздоровеете. На этот вирус, SARS-CoV-2, это совсем не похоже. SARS побыл с нами годик и исчез. Этот вирус, благодаря его большой мутагенности, боюсь, останется с нами надолго.

ОК: Что же нам с этим делать? Какие самые перспективные способы с ним бороться?
СП: Те, кто сейчас разрабатывают вакцину, наверняка попробуют сделать так, чтобы она действовала против как можно большего количества известных вариантов этого вируса. Если у нас получится широко вакцинировать население и уничтожить большинство его вариантов, может быть, мы победим. Но если, как я предполагаю, проблема лежит в регулирующей области, то победить вирус можно, вырубив эту регулирующую область. Если мы её выведем из строя, вирус погибнет. Так что, возможно, в конце концов нам придётся прибегнуть к генной терапии, каким-нибудь ДНК-вакцинам или чему-то подобному – молекулярному, а не иммунологическому.

ОК: Такие вакцины уже существуют?
СП: С ними пока только экспериментируют. Это совсем новая вещь, но, возможно, этот вирус вызовет быстрое развитие данной области медицины.

ОК: Что вы думаете о теории, что этот вирус со временем в результате мутаций станет менее опасным и в конце концов, возможно, даже превратится в такой же безвредный вирус, как те коронавирусы, которые вызывают у нас обычную простуду и насморк?
СП: Было бы прекрасно, но, поскольку он имеет высокий мутационный потенциал, некоторые мутации могут быть менее опасными, но другие, наоборот, более биологически активными. Возможно развитие в любую сторону. Мне бы, конечно, больше всего хотелось, чтобы он умер и пропал.
https://www.svoboda.org/a/30525376.html

Работы С.Пековой:
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/?term=Pekova+S.

Послужной список С.Пековой:
LABORATORY OUR TEAM
Sona Pekova, MD, PhD.
Head of the laboratory, expert supervisor
Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
tel: 00420 605 335 953
Professional biography:
1992 – 1998 – Charles University in Hradec Kr?lov?, Faculty of Medicine, General Medicine
1998 – 2001 – Institute of Molecular Genetics, Academy of Sciences of the Czech Republic, Prague
2001 – 2005 – Institute of Hematology and Blood Transfusion, Prague, Laboratory of PCR Diagnostics of Leukemias
2005 – 2009 – Na Homolce Hospital, Prague, Laboratory of Clinical Biochemistry, Hematology and Immunology
2006 – PhD in Molecular Biology, Genetics and Virology, Institute of Molecular Genetics AS CR, Prague and 1st Faculty of Medicine, Charles University, Prague
2006 – Attestation in Molecular Genetics - Laboratory Methods in Molecular Genetics
2009 – 2014 – Head of Laboratory of Molecular Diagnostics Chambon / Synlab Genetics, Prague
2014 – 2019 – Head of the Laboratory of Veterinary Molecular Diagnostics Vemodia, Prague
2014 – 2019 – Head of the Laboratory of Molecular Diagnostics KitGen, Prague
2017 – Attestation in Microbiology
2017 – Forensic Expert in Molecular Biology, Molecular Genetics and Molecular Microbiology (for Human and Veterinary Issues)
https://www.tilialaboratories.cz/index.php?page=300700&lang=uk

Два вирусолога о коронавирусе

Соня Пекова:
Мне бы, конечно, больше всего хотелось, чтобы он умер и пропал.

Ши Чженли:
Новый коронавирус 2019 года – это природа, наказывающая человеческую расу за сохранение нецивилизованных жизненных привычек.

 Андрей Илларионов