Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


По Европе бродит призрак "Пражской весны"

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Bildergebnis für По Европе бродит призрак "Пражской весны"

Танки на улицах Праги - жемчужины среди европейских городов. Сокрушение мирного протестного движения. Лидеры страны вывозятся в Москву, где их вынуждают отказаться от своих гуманистических идеалов. Пятьдесят лет назад в Чехословакии август был чем угодно, только не тихим летним месяцем, пишет колумнист Financial Times Тони Барбер.

Кремль тогда настаивал, что оказывает "братскую помощь" союзнику по соцлагерю, которому грозит контрреволюция, и военные из СССР, бравшие под контроль Прагу и Братиславу, очень удивлялись, когда местные жители выкрикивали "Иван, иди домой".

Для многих чехов и словаков сегодня события "Пражской весны" - далекая, малоизвестная эпоха.

Однако из этих событий по-прежнему можно вынести уроки. Первый в том, что догматичные идеологии - будь то коммунизм, каким он был в 1960-е, или сегодняшние догмы правых и левых радикалов - саморазрушительны. Они предлагают неадекватные решения существующих в нашем обществе сложных проблем. Они подавляют критиков, пренебрегают экспертами и ведут к деградации

Они приводят к неэффективной экономике, росту напряжения в обществе и недовольству политическим режимом.

Второй урок в том, что человеческую жажду справедливости, свободы, уважения к правам невозможно утолить. Это подтверждается всей историей социалистического блока: Восточный Берлин в 1953 году, Будапешт в 1956-м, Прага в 1968-м, Гданьск в 1980-м и страны Балтии в 1988-1991 годах.

Третий урок заключается в том, что политические преобразования не обязательно должен сопровождать язык и манеры подворотен - главный инициатор "Пражской весны" Александр Дубчек всегда улыбался, был вежлив, и излучал достоинство. Может быть его можно винить в том, что он считал коммунизм реформируемой идеологией, но он вернулся на родину героем.

Эти три урока важны на фоне политических событий последних лет в Европе. Либерализм отступает, верховенство закона под угрозой, силу набирает националистический популизм. В Евросоюзе нет единства.

У Чехии и Словакии тоже нет панацеи от этой болезни. Президент Чехии Милош Земан дружит больше с Москвей, чем с Брюсселем, премьер Андрей Бабиш - живущий роскошной жизнью миллионер, напоминающий Дональда Трампа или Сильвио Берлускони.

В Словакии после убийства журналиста Яна Куцяка ушел в отставку премьер Роберт Фицо, но до этого успел - совсем как венгерский популист-премьер Виктор Орбан - сделать ряд заявлений о разлагающем влиянии на страну филантропа Джорджа Сороса.

Государства Вишеградской четверки - Чехия, Словакия, Польша и Венгрия - сегодня не показывают большого уважения к европейским ценностям, считает колумнист FT. Между тем именно им, учитывая их небольшой размер и географическое положение, не помешало бы оставаться как можно ближе к европейскому идейному мейнстриму, ведь именно на этих идеалах и держались реформы "Пражской весны".

 Экономический кризис в Турции: виноват Эрдоган

Нелепые заявления президента Турции об "операции", которую против его страны проводят таинственные группы лоббистов и манипуляторов финансовыми системами, вряд ли способны скрыть то, что к опасному падению курса лиры привела его собственная политика, пишет Financial Times.

Проблема "эрдоганомики" в том, что она основана в первую очередь не на фактах, а на вере в силу личности Реджепа Эрдогана.

С 2016 года правительство Турции проводит политику, которая приоритизирует быстрый рост за счет дешевых кредитов. На поверхности это выглядит хорошо: реальное ВВП Турции выросло на треть за пять лект, несмотря на инфляцию, дешевые кредиты позволяли населению почувствовать себя богатым, что помогло Эрдогану примерить на себя им же самим придуманную роль всесильного президента.Однако турецкие банки набирали кредиты в долларах, которые центробанки по всему миру закачивали в финансовую систему, чтобы простимулировать экономики отдельных стран после мирового кризиса. В обмен на рост Турция теряла суверенитет.

Когда лира упала, бизнес обнаружил, что стоимость долларовых кредитов резко выросла. Если бы Эрдоган был предусмотрительнее, у его правительства был бы на этот сдучай антикризисный фонд. На все выплаты до следующего года, когда проценты по зарубежным кредитам могут упасть, Турции понадобилось бы около 180 млрд долларов. Сегодня в ее распоряжении примерно половина этой суммы.

Это катастрофа для реального сектора экономики: Турция импортирует почти всю свою нефть, а из-за падения лиры импорт обходится в два раза дороже.

Вероятно, реалии экономики все же догонят Эрдогана, и центробанк, отбросив религиозный запрет на ростовщичество, резко поднимет ключевую ставку. Это затормозит экономику и повысит уровень безработицы. Тогда Эрдогану, всегда ставившему популярность политика выше экономической стабильности, придется признать, что он все натворил сам.

 Как аристократ судится с Францией

Член королевской семьи Монако Луи де Косан утверждает, что на троне княжества сегодня должен сидеть его дядя, но порядок престолонаследия был нарушен из-за французского вмешательства.

Де Косаны - одна из семей, составляющих дом Гримальди. По версии Луи де Косана, в 1911 году, когда трон должен был перейти к члену его клана, Франция вмешалась и пригрозила полностью аннексировать Монако, если правила престолонаследия в княжестве не изменятся.

Французам не нравилось то, что в отсутствие прямого наследника, трон должен был отойти кузену принца Луи III, который был немецким дворянином.

В Монако согласились: семья де Косана была лишена трона, он отошел отпрыску другого клана дома Гримальди.

Сегодняшний князь Монако Альбер является главой дома Гримальди, однако де Косан уверен, что на троне должен сидеть его собственный дядя.

"Я ничего не имею против князя Альбера, он здесь ни при чем. Ясно, что основной ущерб нанесла Франция", - комментирует он. Поэтому де Косан через суд потребовал у Франции компенсацию в 314 млн евро.

По мнению его адвоката, очевидно, что нынешняя правящая семья в Монако находится у власти только потому, что этого хочет Франция.

"Сегодня я хочу, чтобы восторжествовала правда, чтобы эта несправедливость, которую Франция сотворила с моей семьей, была исправлена", - говорит он.

Обзор подготовил Артем Воронин