Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Большие маневры России: боевая дружба с Китаем и сигнал Западу

  • Автор: Nohcho
  • Опубликовано в В мире
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Ähnliches Foto

Военные эксперты говорят, что Москва намеренно создает впечатление грандиозности учений «Восток-2018» и пытается укрепить военное партнерство с Пекином

В среду российские военные вместе со своими коллегами из армий стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) бомбили и обстреливали на уральском полигоне «Чебаркуль» условного противника – «незаконные вооруженные формирования».

Штаб учений под названием «Мирная миссия-2018» сообщил 29 августа, что «пара Ту-22М3 Российской Федерации нанесла бомбовый удар» по условному противнику, а всего в маневрах было задействовано 58 единиц авиатехники, в том числе истребители, бомбардировщики и беспилотники России, Китая и Казахстана.

За учениями наблюдали начальники генеральных штабов вооруженных сил стран ШОС, которые накануне провели встречу в Москве. Глава Генштаба армии РФ Валерий Герасимов, принимавший 28 августа в российской столице коллег из Индии, Китая, Пакистана, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Белоруссии, еще раньше, в понедельник, провел отдельные переговоры с начальником Объединённого штаба Центрального военного совета Китая – Ли Цзочэном.

Тема военного сотрудничества России и Китая звучала и накануне, когда министр обороны РФ Сергей Шойгу объявил об участии Пекина в учениях «Восток-2018», намеченных на середину сентября. В Кремле 29 августа подчеркнули, что считают это обстоятельство важным. «Это говорит о расширении взаимодействия во всех сферах двух союзников», - так пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ответил на вопрос о том, не являются ли совместные российско-китайские учения путем к военному альянсу.

Сами учения «Восток-2018» были объявлены Сергеем Шойгу беспрецедентными в постсоветской истории по количеству военнослужащих и военной техники, которые примут в них участие: «Больше тысячи летательных аппаратов, почти 300 тысяч военнослужащих, на почти всех полигонах Центрального и Восточного военных округов, естественно, Тихоокеанский флот, Северный флот, полностью задействованы ВДВ». Со стороны Китая в маневрах примут участие около 3 тыс. человек.

Дмитрий Песков в четверг заявил, что расходы на столь широкомасштабные учения, несмотря на все жалобы российской власти на финансовые трудности, полностью оправданы: «Обороноспособность страны в нынешней международной ситуации, которая зачастую бывает весьма агрессивной и недружественной к нашей стране, оправдана абсолютно и безальтернативно».

В российском сегменте Facebook некоторые пользователи, комментируя военные новости из России, задались вопросом, не готовится ли Москва к большой войне. На те же мысли приготовления России к «Востоку-2018» натолкнули официального представителя НАТО Дилана Уайта, который заявил: «Учения «Восток» демонстрируют сосредоточенность России на широкомасштабном конфликте. Они вписываются в схему, которую мы видим в течение некоторого времени: более напористая Россия, значительное увеличение ее оборонного бюджета и ее военного присутствия».

Что означают гигантские учения и насколько реален их заявленный размер? Как далеко готовы зайти Россия и Китай в военном сотрудничестве? На эти вопросы Русской службе «Голоса Америки» отвечают американские и российские военные эксперты.

Майкл Кофман: Россия и Китай отвечают на проецирование силы США с востока

Ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа в Арлингтоне Майкл Кофман, в интервью Русской службе «Голоса Америки», отмечает необычность пятидневных совместных учений российской и китайской армий: «Привлечение Китая к учениям – это очень интересный элемент. Учитывая то, что у Москвы и Пекина есть потенциальные противоречия друг с другом, а также то, что обе страны испытывают беспокойство в сфере безопасности из-за США, было крайне логично пригласить китайцев участвовать, потому что в противном случае они бы сочли, что эти учения направлены отчасти против них, или как минимум заподозрили бы это. Также, когда военные силы взаимодействуют в подобных учениях, то это закрепляет восприятие друг друга не в качестве угрозы».

Майкл Кофман говорит и о роли США в сближении Москвы и Пекина: «Совместные учения – это также сигнал Соединенным Штатам о том, что те проблемы, которые Россия и Китай имеют с США в отдельности, подталкивают их к большему сотрудничеству, и это тоже логичное поведение. У таких двух держав, как Россия и Китай, не было бы такого интереса к сотрудничеству, если бы США не выступили катализатором процесса».

При этом эксперт сомневается в заявленном Сергеем Шойгу масштабе «Востока-2018»: «Что касается цифр, то применительно к подобным учениям мы можем назвать их «правдивой ложью». Российский Генштаб учитывает в качестве участвующего в учениях любое подразделение, из которого для участия отобрано хотя бы несколько человек. То есть, если бригада посылает на учения один батальон, они говорят, что в учениях участвует вся эта бригада. То есть, эти цифры – не полностью выдуманные, но их нужно делить на большое число, чтобы понять, насколько учения действительно масштабные».

Майкл Кофман напоминает, что раньше с цифрами у российского командования все было не слишком стабильно: «С «Востоком-2014» у них получилось так, что сначала они заявили об участии ста тысяч военнослужащих, а потом, видимо, решили, что это выглядит недостаточно впечатляюще, и подняли цифру до 155 тысяч. Так что причиной для объявления очень высоких цифр на этот раз может быть то, что учения «Запад» в прошлом году были существенно меньше, чем того ожидали представители НАТО и Запада в целом, и в этот раз Москва решила пойти другим путем, объявив, что учения будут грандиозными, что работает как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию».

Эксперт, как и представители НАТО, допускает, что Россия тестирует свою армию на случай большой войны: «Стратегические оперативные учения – это кульминационная точка в череде внезапных проверок боеготовности, которые российское командование устраивает каждый год. Это действительно проверка на способность России участвовать в широкомасштабном конфликте с применением ядерного компонента. Это – также испытание на прочность и для всей системы государственного управления России: того, как гражданские и военные власти будут взаимодействовать в условиях большой войны».

По словам Майкла Кофмана, проведение крупных учений на Востоке понятно и с точки зрения противостояния Москвы и Вашингтона: «Дальневосточный военный округ относительно уникален по сравнению с другими военными округами: он очень удален от остальной России, малонаселен и удален от промышленных центров. Он должен быть способен вести войну своими силами, поэтому там так много наземных военных частей. Так что проверяется еще и эта способность, как и способность помочь ему силами Центрального военного округа. Надо понимать, что при том, что преимущественно споры о безопасности Россия ведет в европейской части, основная проекция силы США и их союзников на Тихом океане приходится на восток России».

Александр Гольц: На учениях «Восток» можно заявить любое количество участников

Независимый военный эксперт Александр Гольц в комментарии для «Голоса Америки» отмечает, что учения «Восток» в смысле цифр всегда выглядели сомнительно: «Традиционно, учения «Восток» – это праздник большого вранья. Учения, которые происходят в европейской части России, подпадают под действие Венского документа ОБСЕ, и хочешь – не хочешь, а надо соответствовать требованиям этого документа, который ограничивает количество участников или, по крайней мере, говорить, что ты действуешь в рамках этого документа. А на востоке страны можно разгуляться и заявить любое количество участников, любое количество военной техники. Так было в 2010 и 2014 годах, так будет и сейчас».

Учения «Восток», как рассказывает российский военный эксперт, служат нескольким задачам: «Первая - это впечатлить тех, кого в Кремле и министерстве обороны России называют «контр-партнерами»: вот, мы можем “поднять” 300 тысяч. Вторая – это проверка способности существенной переброски войск. В силу того, что Россия вступила в серьезное военное противостояние с Западом, основные силы размещены в европейской части, но исключать конфликта на востоке нельзя. Поэтому самым острым становится вопрос о способности переброски войск, и на маневрах «Восток» каждый раз отрабатывается эта способность. Это важнейший и, пожалуй, самый главный элемент этих учений».

Александр Гольц тоже отмечает участие Китая в крупных российских учениях как нечто новое, однако сомневается, что это – начало тренда: «Да, это демонстрирует, что учения никоим образом не направлены против нашего главного военного партнера в регионе – Китая. Но никаких шансов на военный союз с Китаем у России нет, и не по причине того, что Россия этого не хочет. Это Китай очень внятно и решительно отказывается от любых военных союзов и обязательств. Он готов развивать военное сотрудничество с Россией, равно как и с другими членами ШОС, только в очень ограниченных и определенных самим Пекином параметрах».

Источник: golos-ameriki.ru