Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА ИЧКЕРИЯ - СУБЪЕКТ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

(правовая экcпертиза)


Как известно, право народов на самоопределение — один из основных принципов международного права, означающий право каждого народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования, свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять своё экономическое и культурное развитие.

Получил он признание в процессе распада колониальной системы, и закреплён в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (принятой резолюцией № 1514 XV-ой Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1960) и последующих международных пактах и декларациях ООН.

Этот принцип вместе с другими принципами провозглашен в Уставе ООН, ставящем целью «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». Эта же цель ставится в Уставе ООН в связи с развитием экономического и социального сотрудничества между государствами.

Далее, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 (статья 1) сказано: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие… Все участвующие в настоящем Пакте государства… должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

В Декларации о принципах международного права (от 24 октября 1970) также закреплено: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закреплённого в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава».

В этой же Декларации указывается, что способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса».

Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе: Хельсинкском Заключительном акте 1975 года, в Итоговом документе Венской встречи 1986 года, документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ 1990 года и других международных правовых актах.

Указанные международные принципы и право на самоопределение напрямую относятся к становлению чеченского государства.. Не вдаваясь в исторический экскурс по поводу наличия государственных образований у чеченцев с древних времён, остановимся на предмете становления национальной государственности чеченцев в период распада СССР и после его ликвидации.

Согласно ст.72 Конституции СССР, которая была изменена Законом от 3 апреля 1990 году, право выхода из Советского Союза было предусмотрено только республикам Союза. Там же было предусмотрено, во второй и третьей частях указанного закона, что «решение об изменении статуса и отделении автономной республики или автономной области из состава СССР возможно только путем референдума».

Первой из республик указанным правом воспользовалась РСФСР и 12 июня 1990 года провозгласила свой суверенитет вне состава СССР.

Данная инициатива по самоопределению была поддержана и на территории ЧИАССР, где 23-25 ноября 1990 года был созван 1-й Чеченский Национальный Конгресс и принято решение от имени чеченского народа объявить о суверенитете Чеченской Республики Нохчичоь. По сути, это и явилось актом референдума, так как представители съезда от имени чеченского народа приняли решение об избрании свободного пути развития в рамках действующего законодательства СССР и РСФСР. Именно такой путь был избран и РСФСР, созывая свой очередной съезд народных депутатов и провозглашая свой суверенитет вне Союза Советских Социалистических Республик.

Итак, решения съезда чеченского народа были законодательно закреплены легально существовавшим Верховным Советом ЧИАССР, который 27 ноября 1990 года издал Постановление о провозглашении государственного суверенитета Чечено-Ингушской Республики.

Одним словом, чеченский народ (с учётом, что впоследствии народ Ингушетии пожелал жить в составе РСФСР), в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, соблюдая при этом внутригосударственное право, изъявил свою волю по самоопределению на новом этапе своего развития. Это соответствует правоустановлению Декларации о принципах международного права (от 24 октября 1970г.), которая гласит, что каждый народ может свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие.

Также указанная Декларация о государственном суверенитете ЧИР позволила получить равноправный правовой статус, как и РСФСР, т.е. статус союзной республики.

Данный правовой статус не претерпел изменений и после 19 августа 1991 года, когда в Москве была предпринята попытка государственного переворота против президента СССР, с которого пошла волна протестов на всей территории союзного государства.

Не стала исключением и ЧИР во главе с Верховным Советом, который в конечном счёте утратил власть в республике и передал полномочия вновь сформированному Временному Высшему Совету из числа депутатов высшего органа власти республики. Задачей этого Совета была подготовка и проведение демократических выборов в создаваемые органы государственной власти республики, с которой он не справился, и подготовку выборов взяла на себя избирательная комиссия, созданная Общенациональным конгрессом чеченского народа.

В итоге 27 октября 1991 года были проведены парламентские и президентские выборы. На основе волеизъявления народа были избраны Президент и Парламент республики, тем самым ещё раз закрепив право чеченского народа на самоопределение.

Из этого следует, что неотъемлемое от народа право на самоопределение связано с его национальным суверенитетом и является основанием его международной правосубъектности. Если народы обладают правом на самоопределение, то на всех иных государствах лежит обязанность это право уважать. Данная обязанность охватывает признание и тех международных правоотношений, в которых субъектом выступает сам народ.

Воля народа, который выбрал органы государственной власти и управления, в очередной раз была закреплена Указом Президента ЧР от 1 ноября 1991 года, провозгласившим государственный суверенитет, тем самым продолжая волеизъявление чеченского народа, выраженное на первом съезде 23-25 ноября 1990 года.

Затем 12 марта 1992 года была принята и вступила в силу Конституция Чеченской Республики. А 12 июня 1992 года все подразделения бывшей Советской Армии, дислоцированные на суверенной территории, покинули пределы республики, тем самым де-факто признав суверенитет чеченского народа.

Следует констатировать, что с момента провозглашения суверенитета и территориальной целостности Чеченской Республики, последняя не принимала участия во всех проводимых мероприятиях по созданию органов власти в российской государственности. Так, Чеченская Республика не подписывала федеративных соглашений и не участвовала в формировании государственной власти России, как и при голосовании за Конституцию Российской Федерации, которая была принята 12 декабря 1993 года, т.е. практически более чем через полтора года с момента провозглашения суверенитета и принятии Конституции чеченского государства

Таким образом, Чеченская Республика Ичкерия, получившая изменение в наименовании в 1993 году, с точки зрения соблюдения внутригосударственных и международных требований по самоопределению, вполне законно и обоснованно установила свою правосубъектность, создала собственные учреждения государственной власти и управления внутри страны, создавая при этом представительства в других государствах Кавказа и мира. То есть с точки зрения международного права, речь идёт о деятельности суверенного государства, с присущими ему признаками субъекта международного права.

К слову будет сказано, что в данный период времени, до начала конфликта с Россией, именно как субъект международного права ЧРИ была признана государствами, такими как Грузия и Афганистан, и наши страны уже были готовы к открытию официальных представительств государства с правом вручения верительных грамот послами обоюдно. Но, как известно, эти намерения были сорваны в связи с изменением формата власти в Грузии и с началом второй агрессии России против нашей республики.

Непосредственные отношения Чеченской Республики Ичкерия и Российской Федерации также свидетельствуют, что имело место соблюдение правил и протокола при взаимодействии как субъектов международного права.

Опуская различные Протоколы и Соглашения, подписанные этими двумя государствами, как на территории России, так и в Гааге (Нидерланды), при решении вопроса урегулирования военного конфликта, следует признать, что выборы Президента ЧРИ от 27 января 1997 года поставили правовую точку в вопросе о статусе Чеченской Республики Ичкерия. В присутствии международных наблюдателей из государств - членов ОБСЕ, на основе Конституции ЧРИ и в соответствии с международным правом был признан результат избрания государственных органов республики: Президент и Парламент ЧРИ.

Признавая суверенитет и территориальную целостность ЧРИ, Президент, Председатель Совета Федерации и Премьер-министр Российской Федерации официально поздравили руководство Чеченской Республики Ичкерия с демократическими выборами, те есть де-юре признали ЧРИ субъектом международного права. Подтверждением последнего служит такой подписанный межгосударственный документ, как «Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия», где недвусмысленно было утверждено, что «двусторонние отношения будут рассматриваться в свете общепринятых норм и принципов международного права».

Из этого следует, что Чеченская Республика Ичкерия, в соответствии с внутригосударственным и международным правом, установила свою власть на суверенной территории, и этот факт юридически был признан самим субъектом международного права как Российская Федерация, из состава которого, соблюдая как действующее на данный момент внутригосударственное право, так и основные принципы и нормы международного права, отделилась Чеченская Республика Ичкерия, как самостоятельное государство, а значит и как субъект международного права.

Применительно к сегодняшней ситуации, российские вооруженные силы оккупировали и даже аннексировали суверенную территорию ЧРИ, что является нарушением международно-правовых обязательств и принципов взаимодействия субъектов международного права, согласно Женевской Конвенции от 12 августа 1949 года.

Бесспорно, что сам факт оккупации и аннексии чужой территории, согласно этой же Конвенции, не приобретает право на суверенитет над этой территорией, не зависимо от времени его занятия и удержания силой. Поэтому правопреемник легитимной власти - Правительство ЧРИ, находящееся за пределами страны, - продолжает правовую и политическую работу по деоккупации своей территории.

Правительство ЧРИ, повторяя предыдущее утверждение, как легитимный правопреемник субъекта международного права, на основе Конституции ЧРИ проводит такие дипломатические мероприятия, как работа представительств за рубежом и открытие своих представительств. Также идёт работа по предоставлению гражданства ЧРИ желающим иностранцам и выдача паспортов гражданам Чеченской Республики Ичкерия.

Встречи руководства Правительств ЧРИ на высшем уровне с представителями ОБСЕ и других международных организаций, а также различные дипломатические инициативы против Российской оккупации Чеченской Республики Ичкерия, заявления в Международный уголовный Суд о преступлениях против человечности и военных преступлениях политическим и военным руководством России, наличие уголовных дел и их расследования в рамках поручений Генерального Прокурора ЧРИ и заявления Министра иностранных дел ЧРИ по политическим вопросам, это далеко не полный перечень реальной деятельности Правительства ЧРИ, которое намерено вести правовую и политическую борьбу до полной деоккупации своей страны от агрессора.

История свидетельствует, что аналогичные ситуации были в недалёком прошлом в странах Европы. Так, вовремя второй мировой войны правительство Польши в изгнании продолжало свою работу во Франции и Англии десятки лет и было признано мировым сообществом как легитимный представитель польского народа.

Более ярким примером служит деятельность Правительств Балтии, которые добились возвращения оккупированных территорий сначала нацистской Германией, затем Советским Союзом, продолжая политическую борьбу в изгнании до окончательного установления независимости своих стран.

Военная оккупация, как и аннексия, как показывает международная практика, заканчивается с прекращением контроля со стороны агрессора. При этом нет разницы, будет ли это сделано через год или десятки лет. На сегодняшний день нужно признать, что ЧРИ де-факто находится под оккупацией со стороны Российской Федерации, но это не является фактом потери суверенитета, который был провозглашен легитимной властью ЧРИ на основе своей Конституции и признан участием в качестве международных наблюдателей представителей более пятидесяти государств Европы.

Подводя итоги, мы можем констатировать следующее: Чеченская Республика Ичкерия, провозгласив по воле чеченского народа свою независимость и суверенитет, на основе действующего в то время внутригосударственного права, с соблюдением основных принципов и норм международного права, а также отстояв свое право на свободное развитие в борьбе с агрессором в двух кровопролитных войнах, не имеющих аналогов в мировой истории, продолжает деоккупацию своей территории через представителей государственной власти ЧРИ, сохраняя и защищая при этом статус Чеченской Республики Ичкерия как субъекта международного права.

Министр юстиции ЧРИ, ДЕНИ БАУДИНОВ