Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Майрбек Шерипов

  • Автор: Nohcho
  • Опубликовано в История
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Bildergebnis für майрбек шерипов

Майрбек Шерипов (1905— 7 ноября 1942) — организатор антисоветского движения в Чечне в 1941—1942 гг.

Майрбек Шерипов был младшим братом Асланбека Шерипова, командира Чеченской Красной Армии, убитого белыми в сентябре 1919 г. В юности вступил в ВКП(б) и начал работать в качестве юриста.

В 1938 г. Майрбек Шерипов арестован за «антисоветскую пропаганду», но в 1939 г. был выпущен на свободу. В 1941 г. его назначили председателем Леспромсовета Чечено-Ингушской АССР.

Однако осенью 1941 г. перешел на нелегальное положение и начал вооружённую борьбу. Объединил свои отряды с повстанцами Хасана Исраилова. Совокупные силы партизанского войска стали насчитывать примерно 15 тысяч бойцов. Для подавления восстания были стянуты крупные соединения Красной армии и войск НКВД.

Перейдя на нелегальное положение, Майрбек Шерипов объединил вокруг себя лидеров групп сопротивления, скрывавшихся на территории Шатойского, Чеберлойского и части Итум-Калинского районов, а также установил связи с религиозными и тейповыми авторитетами сел, пытаясь с их помощью склонить население к вооруженному выступлению против советской власти. Основная база, где он скрывался и проводил вербовку единомышленников, находилась в Шатойском районе. Там у него были широкие родственные связи.

Для своего начавшего складываться отряда борцов за свободу Шерипов искал наиболее подходящие организационные формы, в связи с чем несколько раз менял название организации: «Общество спасения горцев», «Союз освобожденных горцев», «Чечено-ингушский союз горских националистов» и, наконец «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация». В первом полугодии 1942 года он написал программу организации, в которой изложил ее идеологическую платформу, цели и задачи.

Вот что пишет один из Российских историков о тактике пропаганды чекистов в те годы:

«Общеизвестно, что один из самых эффективных способов борьбы с повстанцами – лишить их поддержки местного населения. Без продуктов, медикаментов и теплого жилья в горах выжить сложно, особенно зимой. К тому же повстанцы остаются без «глаз и ушей» местных жителей. А как этого можно достичь? Например, заставить местное население и рядовых бандитов поверить, что их главарь активно сотрудничает с властями. Для этого чекистами было арестовано несколько единомышленников Шерипова.

Во время следствия они «случайно» узнали, что органам их «сдал» сам Шерипов. Убедившись в том, что задержанные поверили, начали второй этап операции. Двум «бандитам» – Мачеку Байсаеву и Хамзатову – разрешили свидания с женами. Арестованные поспешили поделиться этой новостью с супругами.

А дальше сработало «сарафанное радио», и через несколько дней население горных районов знало, что Шерипов сотрудничает с органами госбезопасности. Понятно, что теперь большинство местных жителей объявили ему лично бойкот.» Однако, даже после этого совершил несколько удачных операций, тем самым доказав свою преданность делу народа.

Окрыленный успехом Шерипов повел сплотившихся вокруг него бандитов на районный центр Шатойского района – селение Химой. Ворвавшись в Химой, повстанцы разгромили партийно-советские учреждения, а местное население разграбило и растащило имущество этих учреждений.

В результате спецоперации, проведенной советскими чекистами, Майрбек Шерипов погиб 7 ноября 1942 года.

Абдурахман Авторханов в своей книге «Народоубийство в СССР» пишет: «Когда, в связи с войной, усилилось существовавшее беспрерывно уже два десятка лет партизанское движение в горах Чечено-Ингушетии, советская власть решила, что чеченцы и ингуши имеют связь с немцами». Данный поворот событий оказался роковым не только для чеченцев и ингушей, но и для других народов Кавказа.

Примечательно, что в отличие от прежних кавказских восстаний во главе с имамами и кадиями, это движение возглавлялось чеченской интеллигенцией новой волны – писателем Хасаном Исраиловым и юристом Майрбеком Шериповым.

Это обстоятельство, что теперь во главе антисоветского партизанского движения в горной Чечено-Ингушетии стали люди с большим образованием и политическим кругозором, дало НКВД повод строить свою лживую версию о том, что чечено-ингушским партизанским движением руководят немцы.

Однако достаточно указать на тот общедоступный для проверки факт, что, находясь даже прямо у границ Чечено-Ингушской республики, немцы не перебросили в Чечено-Ингушетию ни одной винтовки, ни одного патрона. Перебрасывались только отдельные шпионы и большое количество листовок. Но это делалось везде, где проходил фронт. Но главное – восстание Исраилова началось еще зимой 1940 года, то есть еще тогда, когда Сталин находился в союзе с Гитлером.

Тем не менее, Шерипов и Исраилов  пытались воспользоваться военной ситуацией так, как это было логично сделать в ситуации нападения на его противника третьей силы. Они предлагали воспользоваться борьбой гитлеровского режима против большевизма для освобождения всего Кавказа и объявления его полной независимости.

Тогда был создан объединенный военный штаб повстанцев и соответственно реорганизовано повстанческое правительство. Они через своих представителей пытались донести до немцев, что если только «освобождение Кавказа будет заключаться в замене одних колонизаторов другими, то для кавказцев это явится лишь новым этапом продолжающейся национально-освободительной войны».

Таким образом, лидеры восстания предельно четко дали понять, что они не собираются быть ни под властью большевиком, ни под властью нацистской Германии, и что их конечной целью является именно независимость Кавказа от каких бы то ни было мировых держав. Но и этого факта сталинскому режиму хватило не только для обвинения повстанцев в пособничестве немцам, но и в бомбежках горной части Чечни и Ингушетии в 1942 году.

Эти бомбежки в горах Чечено-Ингушской республики привели к огромному количеству жертв среди женщин, детей и стариков. Как пишет Авторханов, в аулах Шатоя, Итум-Кале и Галанчожа мирных жителей, убитых воздушной бомбежкой и артиллерийскими обстрелами большевиков, числилось больше, чем оставшихся в живых. Найти там не раненого человека было редкостью. И это при том, что немцы ни разу не вступали на чечено-ингушскую территорию.

Стоит отметить, что характерной чертой повстанческо-партизанского движения Чечено-Ингушетии того времени являлось то, что, вместо бывших духовных авторитетов – имамов и шейхов, во главе его постепенно становились люди чисто светские и политически вполне разбирающиеся во всех тонкостях как советской колониальной политики на Кавказе, так и ее империалистическо-экспансивных устремлениях в мировом масштабе.

Это было связано с тем, что мусульманские народы Кавказа, приветствовавшие вначале Октябрьскую революцию, как освобождение от гнета царизма, получившие равные права с остальными, со временем начали все больше разочаровываться в советской власти. Когда большевики начали наступление на Ислам, принялись за закрытие мечетей, отмену арабского алфавита, все больше кавказцев, веривших большевикам, начали становиться их противниками.

Среди молодой советской интеллигенции на Кавказе находились те, кто, сознательно отказываясь от соблазнительных перспектив иллюзорной личной карьеры, становились во главе общенационального, беспримерно тяжелого, а в глазах многих и безнадежного дела борьбы за свободу своего истерзанного и погибающего народа. К категории таких молодых национальных вождей чечено-ингушского народа и принадлежал Майрбек Шерипов.

Отдел мониторинга Чеченпресс

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить