Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Аминат Саиева: Встреча с Абдурахманом Авторхановым

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Будучи студенткой МГИМО (Московский Государственный Институт Международных Отношений), из частных бесед со своими преподавателями, именитыми академиками и профессорами, я впервые услышала имя Абдурахмана Авторханова, чьи произведения по их словам были настольными книгами членов политбюро и ЦК компартии СССР. Поскольку А.Авторханов был чеченцем, я проявляла упорство, приватно и осторожно выясняя у моих учителей какие-то подробности из жизни и творчества А.Авторханова. Что удивляло, все, кто рассказывал об Авторханове, говорили о нем с уважением и даже восхищением. Один пожилой академик, доктор исторических наук, лично знавший Сталина и однажды видевший Ленина, украдкой заметил, что Авторханов был талантливым и одаренным от природы человеком, но стал тем, кем является именно в эмиграции и благодаря эмиграции. А останься он в СССР, его могли бы расстрелять или уничтожить как личность, закрыв в сибирском политизоляторе.

В студенческие годы мне не раз посчастливилось услышать голос Абдурахмана Авторханова по радио Свобода, которое студенты слушали тайком даже друг от друга (доносительство было довольно обычным явлением среди наших студентов). Радио Свобода считалось вражеским рупором и потому те, кто осмеливался прослушивать, сильно рисковал. В основном, немедленным исключением из института. Но смельчаки среди студентов всегда находились. Радио Свобода всегда заглушалось, и настроиться на его частоты было нелегким занятием – различные помехи в виде постоянных резких шумов, сильного треска, свиста и прочего не позволяли нормально слушать, но в редкие моменты голос диктора прорывался и какая-то одна фраза могла сказать о многом. И однажды такая фраза из уст Абдурахмана Авторханова - «Ассалам алейкум, к1енти» - в начале радиопередачи прозвучала словно из далекого космоса. Германия, Мюнхен, радио Свобода и загадочный Абдурахман Авторханов, казалось, находятся на другой планете.

Прошли годы. Распался СССР и на его обломках были созданы новые государства. Чеченский народ, веками стремившийся к свободе, использовал свое право на государственность и в 1990-1991 г.г., опираясь на законы СССР, РСФСР и международное право, провозгласил независимость Чеченской Республики. В этот сложный для чеченцев  период Абдурахман Авторханов душой и сердцем был со своим народом. Часто созванивался с Президентом Джохаром Дудаевым, давал советы и предостережения. Писал статьи для российской печати, в которых фактически обращался к российским властям не совершать ложных шагов в отношении чеченского народа. Например, в статье «Чечня, чеченцы и президент Ельцин», изданной в 1991 году в журнале «Новое время», А.Авторханов пишет: «Если российское правительство хочет решить чеченский вопрос мирным путем, то переговоры с чеченцами надо вести не с позиции силы и не на языке ультиматумов, которые на них никогда не производили впечатления. Лучше всего было бы, если бы сам Президент России Борис Ельцин нашел время выслушать их претензии и жалобы из уст доверенных представителей чеченского народа для мирного решения конфликта.»

По приглашению литовских парламентариев холодной осенью 1994 года я, сотрудник министерства иностранных дел ЧРИ, прибыла в Вильнюс, чтобы открыть чеченский информационный центр. Это был мой третий приезд в Литовскую Республику по служебным делам. В Чечении было напряженное положение из-за стягивания российских войск вокруг границ Республики. И я должна была спешить со своей миссией.

С первых же дней своего пребывания в Вильнюсе я запланировала поездку в Мюнхен, чтобы встретиться с Абдурахманом Авторхановым. В этом мне помогал наш представитель в Германии Абдулла Кадыров. 20 ноября 1994 г. в сопровождении члена Сейма Литвы Альгирдаса Эндрюкайтиса я вылетела в Германию. Альгирдас Эндрюкайтис был не только членом Сейма, но и председателем парламентской группы поддержки независимости ЧРИ, которая была организована в ноябре 1992 г.

Конечно, с тех пор прошло много лет и нелегко вспоминать все, что было, потому что последующие события в моей жизни и в судьбе моей страны и моего народа были настолько страшными и тяжелыми, что все предыдущее почти меркнет.

Мюнхен оказался не таким далеким и вполне понятным городом. Знала, что и знаменитое радио Свобода тоже находилось в Мюнхене. На следующий день сразу после 10 часов утра Абдулла Кадыров отвез нас к Абдурахману Авторханову в предместье Мюнхена, в маленький городок Ольхинг. Я очень волновалась перед встречей, мысленно представляла, как все произойдет, готовила какие-то вопросы. И наконец, мы заходим в тесный, темный коридорчик скромно меблированной небольшой квартиры и к нам вышел Он, Абдурахман Авторханов. Несколько секунд я не могла сказать слова, я с трудом сдерживала слезы. Передо мной стоял человек-легенда, которого много лет хотела увидеть, поговорить. Авторханов в своих Мемуарах пишет как будто обо мне: «Ореол славы какого-нибудь большого человека действует на нас как психологический гипноз на далеком расстоянии — чем дальше расстояние, чем недоступнее этот человек, тем блистательнее в наших глазах нимб, который окружает его воображаемый образ. Нет лучшего средства развенчать этот образ, чем непосредственное общение с ним. Поэтому-то пророков и не признавали в собственной стране.»

Абдурахман встретил нас с подкупающей простотой, но рассматривал пытливым взглядом живых темных глаз. Его жена, Людмила Петровна, высокая, статная женщина, была с нами любезна.

Абдулла оставил нас и уехал по своим делам, а мы пробыли в гостях у Авторхановых весь день.

Мне сразу же захотелось выразить ему свое восхищение его личностью и творчеством. Рассказала, как тайком, но восторженно о нем и о его творчестве высказывались мои педагоги в МГИМО. Когда я сказала, как я мечтала его увидеть, Абдурахман с мягкой улыбкой ответил: «О, это музейный интерес.»

Первый час разговора был несколько официальным и напряженным, но мне удалось перевести наш разговор в более теплое и открытое общение. Абдурахман оказался очень светлым, чистосердечным, дружелюбным и импульсивным собеседником безо всякого намека на манию величия. Сразу разговор зашел о событиях последних лет в Чечении, о независимости, высказал свое восхищение Президентом Джохаром Дудаевым. В связи с возможными провокациями со стороны России, Абдурахман сказал, что ничего нельзя исключать – Россия остается со своим тоталитарным, агрессивным багажом, усеченная, обиженная и злопамятная, она, возможно, захочет решить чеченский вопрос военными, полицейскими методами. По-другому они не умеют. Его слова – «Окраинные народы России свободно и без последствий могут освободиться из-под России лишь в том случае, когда сама Россия станет свободным, демократическим государством. А пока Россия способна лишь удерживать нерусские народы мертвой хваткой.»

Что касается других народов Северного Кавказа, Абдурахман считал, что самый лучший вариант для северокавказцев объединиться в будущем в общее конфедеративное государство, где не будут стоять территориальные претензии, заложенные политикой российских и советских властей. Для этого есть и исторические примеры общего прошлого. Только таким образом можно будет выжить малочисленным народам. Авторханов помнил, что 25-26 августа 1989 года в Сухуми состоялся  первый съезд горских народов Кавказа, на котором присутствовал Зелимхан Яндарбиев со своими соратниками из организации «БАРТ». В Сухуми чеченцами впервые была выдвинута идея федеративной государственности народов Кавказа,  которая была принята участниками съезда положительно. Авторханов признал, что на этом съезде чеченцы предстали грамотными политиками.

 Абдурахман вставал из-за стола и, прохаживаясь по комнате, громким голосом рассказывал о себе. В этот день я услышала почти всю историю его жизни. Сейчас его биографию и его творчество можно найти в интернете, а тогда это звучало эксклюзивно. Рассказал, почему перешел линию фронта в 1942 году и ушел к немцам. Как было тяжело ему это сделать, потому что очень любил свою родину и свой народ. В далеком 1942 году Лаврентий Берия, глава НКВД СССР, поставил ему условие – или он едет в Чечению и ликвидирует Хасана Исраилова, который руководил вооруженной борьбой с советским режимом, или его самого ждет расстрел. Авторханов соглашается ехать в Чечению, там в горах он встречается с Хасаном Исраиловым, который был его другом. За ужином Абдурахман откровенно рассказывает Хасану о мотивах своего приезда, о том, что ему нужно спасать свою жизнь. В этот вечер Абдурахман вместе с Хасаном решают, что ему нужно уйти к немцам, поскольку иного пути Абдурахману не оставляют.

Тотальная депортация чеченского и ингушского народов стала для Авторханова большой личной трагедией. Он писал письма видным мировым политическим лидерам с просьбой содействовать возвращению на родину чеченцев и ингушей. Вместе со своим другом Салаудином Гугаевым, жившим в США, Авторханов в 1955 году написал обращение в ООН, накануне приезда на Генеральную Ассамблею ООН Н.Хрущева. В этом Обращении была подробно изложена суть жестоких сталинских акций, приводились факты, цифры, свидетельства очевидцев. Как известно, после возвращения Хрущева из США, режим для спецпереселенцев в СССР начал смягчаться, а через два года чеченцы и ингуши вернулись на родину.

Абдурахман рассказал, что в начале октября 1994 г., то есть за полтора месяца до моего и Альгирдаса Эндрюкайтиса приезда к Абдурахману, к нему приезжала делегация из Надтеречного района, члены которой фактически были в оппозиции к Джохару Дудаеву. Абдурахман не назвал имен, но впоследствие я узнала имя одного – Руслан Мадиев, который при министре Шамиле Бено был заместителем министра иностранных дел Чеченской Республики с 1991 по 1992 год. После их визита Авторханов написал письмо Президенту Д.Дудаеву. Привожу отрывок из этого письма от 8.10.1994 г.: «Глубокоуважаемый и дорогой мой президент Джохар Дудаев! Я в отчаянии. У меня было два удара и каждую минуту жду третьего. Смерть для меня явится избавлением не столько от мук физических, сколько от духовных. Меня доконают страдания за судьбу нашей многострадальной Родины. Я боюсь, что Чечня перестанет существовать как биологическая ячейка. Поэтому я решил обратиться в последний раз, попытаться заключить мир между Грозным и Надтеречным районом, из которого я происхожу. Только что меня посетила делегация моего района… Я внушил этой делегации свою строгую мысль — начать мирные переговоры с Президентом, выключив из Политической игры Хасбулатова и КГБ…»

Как мы знаем, так называемая оппозиция из Надтеречного района ответила на призыв Авторханова танковым броском на Грозный, 26 ноября 1994 года.

В тяжелейший период для чеченского народа великий Абдурахман Авторханов писал Президенту Джохару Дудаеву 1.01.1995 г.: «Дорогой Джохар! В этот судьбоносный час, когда речь идет о том, быть или не быть чеченскому народу на этой грешной земле, хочу, дорогой Джохар, обратиться к тебе с моим может быть последним прощальным словом: ты обессмертил имя чеченского народа, подняв перед всем миром знамя Свободы и Независимости твоих великих предшественников — шейха Мансура и имама Шамиля. В то время, когда пресловутые «отцы» великой западной демократии трусливо дрожат перед палачами из Кремля, считая новое народоубийство в Чечне внутренним делом Москвы, ты уже на деле доказал, что Запад дрожит перед колоссом на глиняных ногах…».

Абдурахман также рассказывал и о своей семье. С горечью сказал, что ему пришлось оставить жену и двух дочерей в Чечении в 1942 году. В Германии вновь женился, на украинке Людмиле и теперь у него есть сын Тамерлан, которым он очень гордился, и любимая дочь Зара. Жизнь в Германии не была для Абдурахмана безопасной. НКВД, а затем КГБ вели за ним постоянную охоту с целью ликвидации. Подсылали даже родственников, которых он близко подпускал, не ожидая предательства. Но Всевышний хранил его.

Трудно в данном коротком рассказе изложить все, что я услышала и о чем говорили. Мы провели прекрасный незабываемый день. Я наслаждалась речью Абдурахмана, говорил он так же отлично, как и писал. Несмотря на то, что он долгие годы прожил в Европе, он сохранил чеченский горячий темперамент и любовь к шуткам. По отечески частенько и игриво приобнимал меня и целовал в щеки, что меня сильно смущало. Заметил, что в его молодости не было таких образованных девушек, что общаясь со мной, ему еще сильнее хочется вернуться на родину. Его жена Людмила Петровна все время присутствовала в наших беседах, была внимательна и бережно относилась к Абдурахману.

Вечером прощаясь мы долго не могли разойтись. Абдурахман, несмотря на многочасовое и насыщенное общение, чувствовал себя бодро и все не хотел меня отпускать, держался за мои руки и просил вернуться. Я подумала, что мой визит ему не был в тягость, напротив, вернул немного ощущение Родины. Каким я почувствовала Абдурахмана - душой поэт, истинный гуманист, чувствительный, открытый, отзывчивый и ранимый.

В Мюнхене мы провели еще один день, посетив радиостанцию Свобода. Знаменитый Тенгиз Гудава повсюду сопровождал нас, посвящал нас в тонкости внутренней «кухни» радиостанции, знакомил с журналистами и сотрудниками разных редакций, а в конце предложил мне работать у них.

25 ноября вернулись в Вильнюс и на следующий день в Чечении началась война – штурм Грозного так называемой «оппозицией», ударной силой которой были российские танки и военные силы. Абдурахман Авторханов сразу же связался со мной по телефону, его голос дрожал, было видно, что он очень обеспокоен. Наша телефонная связь еще длилась почти до конца 1995 года. После возвращения из поездки в Чечению и освободившись из-под ареста в Дагестане в первой половине 1995 года сын Абдурахмана Тамерлан Кунта приехал в Литву поблагодарить меня за содействие в его освобождении из российской тюрьмы. В последующие годы Тамерлан постоянно участвовал в конференциях, проводимых по чеченским вопросам в Сейме Литвы. Он показал себя интеллигентным, образованным и информированным человеком, владеющим несколькими европейскими языками. Тамерлан высоко ценил своего отца и с большим уважением относился ко всему, что касалось Абдурахмана. Увы, после 1999 г. наше общение с Тамерланом прекратилось.

К сожалению, я не смогла больше посетить дорогого Абдурахмана Авторханова – истек срок действия моего советского паспорта, согласиться на российское гражданство я никоим образом не могла и пару лет жила в Литве в ожидании литовского документа.

24 апреля 1997 г. Абдурахман Авторханов ушел из жизни (Дала декъал войла иза), оставив после себя целую эпоху, в которой он занял выдающееся место. Борец с коммунистическим тоталитаризмом, главный враг советского режима А.Авторханов создал произведения, развенчивающие бесчеловечный коммунистический режим в СССР. Его блистательный ум, глубокие знания, незаурядная память, неординарный образ мышления, внутренняя сильная мотивация дали ему возможность занять высокое положение в Западном мире.

Профессор, доктор политических наук Абдурахман Авторханов - человек, оказавший огромное влияние на всю политологическую мысль ХХ века, прожил яркую жизнь – гениальный ученый, талантливый писатель, патриот, гуманист, борец за справедливость, человек необыкновенной силы духа и несгибаемой воли. Боль и переживания за свой народ Абдурахман Авторханов пронес через всю свою жизнь. А.Авторханов до конца своих дней был любящим и преданным сыном своей Родины.

Я счастлива, что мне судьба подарила возможность увидеть его, услышать его голос, говорить с ним, почувствовать насколько великим был и является наш соотечественник, человек наших кровей, нашего темперамента Абдурахман Авторханов, который также принадлежит всему миру.

Министр Иностранных Дел ЧРИ Аминат Саиева. Вильнюс, 07.11.2018г.