Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход


Джамбулат Сулейманов: Что чеченцы делают не так?

Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Вопрос «что чеченцы делают не так» закономерно возникает, когда видишь, куда скатилась сегодня Чечня и вспоминаешь, как прямо на наших глазах, на политической карте мира появились такие страны как Эритрея, Восточный Тимор, Косово. Я специально не упомянул про страны, возникшие в ходе распада СССР и Югославии. Упомянутые мною три страны, подобно Чечне, проявили этнический сепаратизм к своим метрополиям и шли к цели военным путем, правда достигли путем вмешательствa третьей стороны. Что же народы этих стран сделали такого, чего не сделали чеченцы, что они получили свои независимые государства, а чеченцы нет? Oтвет на этот вопрос чрезвычайно прост. Чеченцы сделали все от них зависящее, что было возможно на том этапe их социально-политического развития, причем в тысячи раз больше чем три названные страны вместе взятые. Но в отличии от них, чеченцы не получили элементарной поддержки мирового сообщества.

Касательно вопроса внешней поддержки молодых государств, примечателен пример финнов. Все мы знаем о стойкости финнов, которая была вознаграждена национальной независимостью, избавлением от тюрьмы народов и европейским путем развития. Это такое всеобщее представление о данном историческом факте, в детали которого мало кто вдается, так сказать классика феноменов истории – финны, маленький северный народ, отстоявший свою независимость в войне с огромным СССР. Но что мы знаем о стойкости финнов и конкретно о том, как она была вознаграждена национальной независимостью? Давайте рассмотрим детали этой истории.

Как известно, колонии достигают независимости в период кризиса имперской власти. После октябрьского переворота 1917 года на фоне деморализации и развала армии, перед угрозой возобновления Германией военных действий, Россия вынуждена была отдельным декретом от 6 декабря того же года признать независимость Финляндии. Но при этом Советская Россия спровоцировала в ней гражданскую войну, намереваясь создать Советскую Финляндию с последующим ее включением в СССР, а солдатские комитеты расквартированной в Финляндии с царских времен 100-тысячной русской армии помогли «красным» финнам захватить ключевые города страны.

Однозначно «белые» финны достойно сражались за независимость, но переломить ситуацию не могли, пока в Финляндии не появилась бригада шведских отставных офицеров-добровольцев. А затем и вовсе на финский берег высадились германские войска и одновременнo, «удовлетворяя ноту протеста германского МИД», состоялся вывод русских частей. Немецкие войска вошли в Хельсинки и передали город «белым» финнам. Окрыленные этим успехом финны Карелии начали восстание (не без поддержки и подстрекательства Финляндии), и войска Маннергейма незамедлительно двинулись им «на выручку».

Таким образом, устроенная зимой 1918 года большевистской Россией гражданская война в Финляндии переросла в Финно- большевистскую войну и завершилась территориальными уступками Финляндии в 1920 году. Все это явилось прелюдией к Советско-финской войне 1939-40 годов, ставшей поворотным моментом в истории финнов. А тогда между 20-м и 39-м годами официально признанная миром независимая Финляндия, удачно воспользовавшись покровительством европейских держав и гражданской войной в  большевистской России, получила 19 мирных лет на упрочение своей государственности и укрепление рубежей с СССР постройкой военно-инженерных оборонительных сооружений, известных как линия Маннергейма.

В 1939 году начался новый передел мира, инициированный желанием Германии воссоединения всех немецких земель. Советско-Финская война 1939-40 годов явилась следствием германского признания Финляндии зоной интересов СССР. Hа такие уступки нацистская Германия пошла после достигнутых с СССР договоренностей о разделе Польши. Так Финляндия решилась защиты своей главной союзницы Германии. А предлогом к войне стало желание Сталина отодвинуть границу от Ленинграда. Правда взамен предлагались территории в советской Карелии. Финны понимали, что, потеряв Карельский перешеек с укреплениями Маннергейма, они окажутся беззащитными против советской армии. Договориться не удалось, на что и рассчитывал Сталин.

Четырехмиллионной Финляндии удалось мобилизовать до ста тысяч солдат против почти миллионной советской армии, которая имела также значительное преимущество в артиллерии, танках и самолетах. При этом финны также не были лишены этих родов войск, хотя и значительно уступали в их численности Советам. Шведы, a через них и другие союзники, такие как Франция и Англия, обеспечивали финнов боеприпасами и всем другим необходимым для ведения войны.

Война шла ровно 105 дней с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года. По разным подсчетам в ходе этой войны советские войска потеряли 250-300 тысяч, а финны 25-40 тысяч своих солдат. Но все же в результате этих 105-дневных боев, хоть и ценой огромных жертв, советская армия все же прорвала все три линии обороны укреплений Маннергейма и падение Хельсинки стало делом неотвратимым. Остановило Сталина нежелание оказаться в одной команде с нацистской Германией против западных союзников в начавшейся Второй мировой войне. Лишь благодаря такой расстановке военно-политических сил мира Финляндия сохранила себя как государство, потеряв при этом второй по величине город Виипури (Выборг), Карельский перешеек и другие территории, с которых в Финляндию переселилось полмиллиона финнов.

Как видим из этого краткого экскурса в историю, Финляндию конечно же защитили сами финны, и они однозначно показали себя самоотверженными борцами за свободу, не будь они столь стойкими, союзникам некого было бы спасать. Но сохранением своей государственной независимости Финляндия все же обязана могущественным союзникам. И этот пример являет собой золотое правило для малых народов и создаваемых ими молодых государств. Заключается оно в том, что ни одна держава не возьмет на себя целиком военное бремя защиты другого государства. Но когда разница в силах столь колоссальна как в Советско-финскoй войнe, то без реальной военной, или хотя бы политической поддержки союзников, маленькому и молодому государству не выстоять.

Этап становления небольшого государства исключительно сложный и хрупкий процесс. И что бы он не был прерван внешними враждебными силами, необходимо одно из нескольких условий:

  1. Находиться на геополитической периферии. В историческом прошлом наиболее эффективное условие, ставшее куда менее эффективным в современном глобальном мире;
  2. Находиться в зоне государств, не препятствующих возникновению нового государства, будучи или этнически родственными, или же частями единой цивилизации, культуры;
  3. Находиться в буферной зоне между равными по силе региональными державами, заинтересованными в ее сохранении;
  4. Быть поддержанным могущественной страной или странами, заинтересованными в ослаблении страны, по отношении к которому колонией проявлен сепаратизм;
  5. Объединиться с родственными этнически или культурно племенами и народностями, также стремящимися к государственной независимости, но по отдельности не имеющих для этого достаточных сил;
  6. Стать костью в горле империи и вызвать ее отторжение.

Все эти варианты, кроме последнего, крайне редкого в реальности, сводятся к той или иной форме внешней поддержки небольшого, молодого государства. Как видно из условий перечня вариантов внешняя поддержка строится на интересах и противоречиях заинтересованных крупных государств, которые формируют политическую карту мира. А все моральные или юридические аспекты данного деяния являются лишь его идеологическим обоснованием. В этом и кроются двойные стандарты Большой мировой политики.

Теперь сверим относительно перечисленного положение Чечни.

  1. Чечня расположена на геополитическом перекрестке и без давления третьих сил спокойно стать на ноги у нее шансов нет.
  2. У Чечни нет в мире не одного этнически или культурно родственного мощного государства-покровителя.
  3. Чечня находится в буферной зоне, но ни Турция, ни Иран давно не соперники России.
  4. Чечня может быть поддержана США, как супердержавой заинтересованной в ослаблении России, но слишком отдалена от Америки и ее опорных баз и слишком близка к центру России.
  5. Чечня на всем протяжении своей истории создавала союзы с соседними кавказскими народами, но из-за их малочисленности и слабости в итоге всегда оставалась одна лицом к лицу с Россией.
  6. Чечня является наиболее тяжело завоеванной колонией Российской империей в 1859 году, а чеченцы по сей день являются самым тяжелым и проблемным народом для российской государственности.

 

При всей своей невероятной отваге Чечня невообразимо мала перед Россией, чтобы самой победить в открытой войне. И все же ей это однажды удалось, в 1996 году. Но без внешней поддержки победа обернулась очередным поражением. И потому для Чечни наиболее действенным вариантом вырваться из имперских когтей России, являлась политическая поддержка Запада во главе с США, единственной политической силы мира, способной повлиять на Россию. Хотя и без надежды на военную помощь. Как мы уже говорили, могущественные страны не жертвуют своими солдатами ради независимости чужой страны, если даже в ней у нее имеются некоторые интересы. Вопрос в цене, насколько стратегически важна эта страна и каких жертв она стоит. Но если сама страна крепкий орешек, то другое дело, такого дармового геополитического шанса мировые игроки обычно не упускают. И все же, в одиночку победив Россию, Чечня не получила ожидаемой поддержки. Постараемся разобраться почему.

Что давало Чечне повод надеяться на политическую поддержку Запада в борьбе против России? Конечно же наивная вера политического руководства Ичкерии в декларативную часть политики ведущих демократических стран мира, незнание вышеупомянутых двойных стандартов, механизмов, движущих ими. Все это вело к чрезмерной прямолинейности политики молодого Чеченского государства, к наполненным средневекового благородства рыцарским манерам ее исполнения. И к недоумению от неоднозначного ее восприятия. Как же так?! Ведь Чечня номинативно и процессуально соблюла все нормы как международного права, так и СССР.

Но мог ли демократический Запад поддержать политическое волеизъявление чеченского народа? Если следовать декларируемым принципам демократии, то должен был. А если исходить из интересов сторон и расстановки сил, то есть из того, чем реально руководствуется политика, то нет. По крайней мере до начала войны. Но после того как Чечня ценой больших жертв сама отстояла себя и доказала свою решимость стать членом мирового сообществ, а заявившая о демократическом пути развития Россия запятнала себя военными преступлениями в Чечне, в тот момент демократический Запад имел все моральные права оказать политическое давление на Россию в поддержку Чечни. Западу это не стоило ровным счетом ничего, практическая независимость была достигнута самими чеченцами, оставалось призвать Россию к соблюдению признанных ее демократических принципов и международного права. Но Запад не сделал этого шага. Давайте подетально разберем этот момент.

В ходе Холодной войны, после каждого критического накала взаимоотношений с СССР, США периодически вели политику разрядки в целях недопущения катастрофы, при неизменной борьбе двух сверхдержав. А в момент провозглашения независимости Чечни, после развала СССР, как раз был не просто период разрядки взаимоотношений между Россией и США, а полное переформатирование взаимоотношений с враждебных как бы в дружественные. И разрушать эту «идиллию» ради маленькой Чечни было делом невообразимым для США, разбивать России розовые очки, в то время когда подспудно решаются стратегические задачи НАТО в Восточной Европе и на Ближнем Востоке.

Понимало ли руководство Ичкерии всю серьезность своего положения? Конечно же! Оно и не надеялось на дельное участие мирового сообщества в своем государственном строительстве, но также оставаться в составе России было тогда немыслимо для чеченцев. И потому руководство Ичкерии, взяв безоговорочный курс на политический суверенитет, просто надеялось, что в конце 20-века на фоне крушения СССР и ее коммунистической идеологии, при триумфе демократии мировое сообщество не допустит открытого военного вмешательства России в Ичкерию, стоить только выстоять против ее вооруженных приспешников из числа чеченцев. Оно считало, что если даже обезумевшая в последнем имперском припадке Россия и пойдет на такой безрассудный шаг, то неделя-две отчаянного сопротивления чеченцев позволят просвещенному мировому сообществу выступить против такого открытого нарушения Россией провозглашенных ею же демократических  ценностей. Но в первый же месяц войны чеченское руководство убедилось, что даже эти отчаянные надежды оказались тщетными и мир бросил чеченский народ на произвол судьбы, оставив его один на один с огромной Россией, и ему остается только бороться до последних сил.

Вот что пишет идеолог чеченской независимости, занимавший на тот момент  должность вице-президента ЧРИ, Зелимхан Яндарбиев после месяца боев за Грозный в начале первой Российско-чеченской войны:
«А сколь трудно борющимся народам обратить на себя внимание мирового сообщества, мы убедились на собственном опыте. И это позволило осмыслить, почему вооруженная борьба некоторых народов при неоспоримой правоте их дела и действий, даже если судить с точки зрения международного права, длится годами и даже десятилетиями. И это осмысление вдруг обнаруживает, что нам, чеченцам, надо более скромно подходить к оценке сделанного и настроиться на долгую и изнурительную борьбу, от героики эмоционально-патриотического порыва перейти к героике и стойкости повседневно-ратного труда, ее синтезу с политикой оперативного реагирования с акцентом на владение инициативой. Нельзя обольщаться военным успехом, незакрепленным политикой, тем более эпизодичным. А наши сегодняшние успехи более чем эпизодичны, и это чревато столь же эпизодичным вниманием международной общественности, тогда как нам необходимо не просто внимание, а устойчивое и активное участие.»
Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день идет за них на бой. Зелимхан Яндарбиев. Февраль 1995 год.

Как видим, надежды чеченцев на справедливый мир и вера в декларативные принципы демократии оказались разбитыми суровой реальностью. У Чечни не было 19 лет на укрепление своей государственности и усиление рубежей с Россией. И тем не менее она доказывала миру свою готовность отстаивать независимость не 105 дней как финны, а 630 дней, с 11 декабря 1994 года по 31 августа 1996 года. Но так и не дождалась от мира реальной помощи ни финансово-материальной, ни тем более военной  или просто политической. Что удивительно и действительно феноменально, в итоге чеченцы собственными силами вынудили проигравшую войну Россию покинуть Чечню.

Унизительный проигрыш вчерашней мировой державы в войне с такой маленькой страной как Чечня не мог не толкать Россию к реваншу, а значит милитаризации политического истеблишмента, что было чревато для мира только что распрощавшегося с эпохой Холодной войны. Я не знаю, как назвать не пресечение политическими методами такой реакции в зародыше, не дать назвавшейся демократической страной России почувствовать вину за содеянное в Чечне и не призвать к реальному демократическому переустройству ее государственных механизмов. Вместо этого США сама пошла на бомбежки другого независимого государства Югославия, окончательно лишив себя прав арбитра в международных делах. Тут очевидна эйфория США от победы в Холодной войне, самонадеянность что Россия более не станет ей соперницей в международных делах. Проблему Югославии конечно же нужно было решать, как и проблему Чечни, но не военным вмешательством.

Победа чеченцев была событием планетарной величины и не воспользоваться таким неожиданным стечением обстоятельств, не закрепить этот успех усмирения имперских амбиций России было просто преступлением для демократического Запада. Но Чечню разменяли на другие цели, более важные, по мнению США, и именно за это сегодня мир расплачивается очередным всплеском агрессивных устремлений России против соседей, покровительством ею диктаторских режимов мира. В невероятной дерзости победы чеченцев США усмотрели потенциальную угрозу сложившемуся мировому порядку и ее политическое руководство открыто заявило, что не симпатизирует чеченцам.

Вот здесь и наступил, на мой взгляд, кульминационный момент постсоветского периода, точка невозврата, когда был упущен такой подарок судьбы, ухватившись за который демократический мир без моральных потерь мог получить стратегическое превосходство над Россией в Кавказском регионе, что гарантировало бы демилитаризованное развитие всего Евразийского пространства. Демилитаризованное развитие мира, вроде и являлось декларируемой целью демократических стран Запада во главе с США. Вместо этого США влезла в такую игру, в которой окончательно скомпрометировала себя перед миром, как оплот демократии.

Распад Югославии, а значит западных подступов к своим дальним рубежам сильно раздражал Россию, но ввязавшись в войну в Чечне с непростым соперником, ей было не до Балкан. Военное вмешательство НАТО в 1999 году в косовский конфликт не просто подтолкнуло Россию к скорейшему решению чеченского вопроса и началу второй Чеченской компании, оно перестроило весь политический формат России. Для нее стало очевидны, что мир после распада СССР не перешел от двухполярного к многополярному, что США стремятся к мировому господству. Но даже в этой стратегической плоскости США вместо того чтобы схватить Россию в Чечне за пояс, предпочли плести сложную и запутанную петлю из Восточной Европы через Афганистан сo Средней Азией и на Ближний Восток. Петля, которая непонятно каким образом должна была оказаться на шее России. Разумеется, что столь сложная комбинация не могла не дать где-то сбой. Сегодня провал этой стратегии уж слишком очевиден. Проигрыш СССР в холодной войне был не военный, а системный, идеологический. И США вместо того чтобы развивать этот успех демократических ценностей политическими методами ввязались в военные авантюры, компроментируя саму идею демократии и выявляя свои имперские устремления.

Так почему же США не вступились за Чечню? Я считаю, что США просчитались и не смогли оценить важность Чечни для России и без преувеличения для всего Евразийского пространства. Они посчитали Чечню незначительной страной с ограниченными стратегическими возможностями, недоразумением в большой геополитической игре, с непредсказуемыми и непонятными последствиями, из-за которой не стоит портить лукавые отношения с Россией, но за карт-бланш усмирения которой, можно выиграть время для укрепления своих позиций в Восточной Европе. Доступ к богатствам Кавказского региона и так обеспечивался независимостью Закавказских государств. И к тому же в энергетическом отношении куда привлекательнее был Ближневосточный регион, в котором как оказалось США готовились к масштабной авантюре.

Сам проигрыш России в Чечне вселил в США самонадеянность в окончательном развале ее военного могущества, как вселила такую же уверенность в нацистскую Германию Советско-финская война. Для того чтобы нейтрализовать Россию, скатывающуюся после Балкан к враждебности в отношении США и вновь перевести ее в лагерь своих союзников, готовилась единая платформа «борьбы с международным терроризмом», в которой Чечне вновь отводилась роль наживки, жертвы. Таким образом США, как лидер демократический стран Запада и военного блока НАТО, единственная страна, которая реально могла помочь Чечне, принесла ее в жертву своих геополитических интересов.

Есть и другие мнения почему США не вступились за Чечню, но все они основаны не на внутренних причинах, а ориентированы на внешние последствия. Так наиболее распространенное из них, что исламская радикализация Чечни помешала политическому содействию ей. Но не один разумный человек не может так с ног на голову переставлять причинно-следственную связь. Именно отсутствие политического соучастия мира, бросившего Чечню на произвол судьбы радикализовала ее. Радикальная исламская идеологии Саудовской Аравии, к примеру, не мешает ей являться самой долгой и стабильной союзницей США в мире после Великобритании.

Другое мнение, что Чечня не дала правильного сигнала Западу о готовности встроиться в ее систему ценностей из того же ряда отсутствия причинно-следственнoй связи. Какой сигнал подали Западу, к примеру, повстанцы Эритреи? Они тридцать лет безрезультатно боролись за свою независимость от Эфиопии, пока та вдруг не оказалась в одном лагере с СССР. И это способствовало благосклонности Запада к эритрейским повстанцам без каких-либо посылов с их стороны. Или какой сильный посыл был со стороны косовских албанцев, что НАТО так рьяно принялось бомбить Белград?

От Чечни как раз-таки были такие посылы, причем неоднократно. Конституция ЧРИ 92 года была конституцией европейского образца, определяющая Ичкерию, как демократическое государство. Президент Джохар Дудаев искал контакты на Западе и ездил в США. Своего политического лобби в странах Запада в то время у чеченцев быть не могло по определению, будучи самым гонимым и запертым народом СССР. Затем, даже в период послевоенной радикализации чеченского обществ, президент Масхадов был очень умеренной политической фигурой с такой же политической командой заинтересованной в налаживании тесных связей с Западом. Что мешало Западу укрепить его власть своей поддержкой? Случись это, и история Чечни со всем его исламским содержанием развивалась бы в лоне европейской цивилизации, а не в лоне наихудшего варианта азиатской деспотии пророссийского марионеточного режима, все с тем же прорелигиозным окрасом.

Еще одно мнение, что США не могли допустить развала России, с неминуемой анархией на огромном евразийском пространстве и расползанием ее ядерного арсенала по всему миру, что было якобы необратимо с признанием независимости Чечни. С этим мнением я также не согласен. Прежде всего потому что я веду речь о дипломатических мерах принуждения России политического признания независимости Чечни ведущими государствами мира после победы в Российско-чеченской войне, а никак не до нее. Так вот. Развал России в этом случае был невозможен, так как ни один другой народ России на такие жертвы, как чеченцы не решился. Все «мятежные» республики прогнулись под тяжестью российской дипломатии задолго до начала войны в Чечне, и последняя из них, Татарстан, подписала федеративный договор еще в феврале 1994 года, за 10 месяцев до начала военных действий в Чечне.

Таким образом, на рубеже 20-го и 21-го веков западные демократические страны на политическое содействие которых надеялись чеченцы превратили Чечню в главную разменную монету в своих взаимоотношениях с Россией, то есть в Большой мировой политике. Чечня в очередной была оставлена Западом на откуп России для развязывания своих рук в предстоящей Ближневосточной компании. Измотанный недавней войной, послевоенной разрухой и социальной нестабильностью, чеченский народ уже не имел прежних сил на вторую масштабную войну с мотивированным на этот раз и все также стократно превосходящим врагом. Что оставалось делать чеченскому руководству? Свернуть с пути было нельзя, обратной дороги уже не могло быть. Капитуляция означала бы компрометацию всего пройденного чеченским народом тяжелейшего пути.

Как мы помним из перечисленных выше вариантов при отсутствии сильного союзника другой вариант, это объединение с этнически или культурно родственными племенами и народами. Государственный комитет обороны Чеченской республики Ичкерия (ГКО ЧРИ), как ответную меру решил расширить зону боевых действий против России и создал Кавказский фронт с включением в него всех этнических военных джамаатов Кавказа. Но начиная с Дагестана, инициатива была на стороне ФСБ России и какие-бы военные удачи не делали чеченцы, падение морального престижа сводило их на нет, а чаще оборачивало и против самих чеченцев. Создание Кавказского фронта, по сути верного военного решения чеченского руководства, было отнесено российскими пропагандистскими СМИ к доказательству его причастности к международному терроризму, которому Западная коалиция объявила войну.

Россия устроила настоящий геноцид над чеченским народом, намеренно нанося ракетно-бомбовые удары по гражданским объектам и автоколоннам с беженцами, а также нацелив репрессивные меры вроде зачисток против заведомо мирного населения, чтобы лишить борцов сопротивления его поддержки. На это наиболее радикальные чеченские эмиры отвечали диверсиями против мирного населения самой России в надежде на общественный резонанс. Никакого международного терроризма в основе этих действий разумеется не было, несмотря на то что они безусловно были актами насилия, антигуманными по сути исполнения, но являлись вынужденными, ответными мерами, не идущими ни в какое сравнение с бесчинствами российской армии в Чечне. Все превентивные меры чеченского сопротивления при традиционно слабых в России общественных институтах и информационной блокаде, при незаинтересованности США чеченской проблемой, оборачивалось новыми моральными проигрышами и сводило любые действия чеченской стороны к военно-политическому тупику.

В этот самый критический момент для чеченского народа на сцену вышли те, кто имел предложение на самый большой спрос того времени, на слив России чеченской государственности. Предательство Ичкерии не могли совершить те, кто не имели к нему хотя бы опосредованного отношения. К примеру, этого не могла сделать так называемая старая антидудаевская оппозиция, которая к началу второй Российско-чеченской войны вновь массово хлынула в Чечню за российскими бронетанковыми колоннами, так сказать на пир во время чумы. Сами ичкерийцы на тот момент представляли из себя три партии. Это, условно «конформисты» или «суфии», это условно «националисты» или «демократы» и это условно «радикалы» или «исламисты». Повторюсь все эти формулировки условные, так как среди конформистов были помимо суфиев и демократы, и радикалы, среди радикалов помимо исламистов и националисты и суфии, и также среди националистов был смешанный идейный состав. Одним словом, предложение на спрос оккупантов сделали ичкерийцы-конформисты.

Конформисты выступали от имени народа и утверждали, что мир специально стравил чеченцев посредством радикалов с Россией, что идея национального независимого государства оказалась утопией и что чеченцам, подобно ингушам и дагестанцам, необходимо строить свое будущее вместе с Россией. Таким образом, став пособниками оккупантов, конформисты в 2003 году провели в охваченной войной республике неправомочный референдум о вхождении Чеченской республики (читай Ичкерия) в состав Российской федерации.

На фоне все еще активного военного сопротивления  российской оккупации сторонниками независимой Ичкерии, чеченский народ однозначно оценивал пособничество конформистов, как акт национального предательства, даже пользуясь их покровительством против бесчинств русских военных. Но народ также осуждал крайне жесткие карательные меры радикальных ичкерийцев-исламистов против пособников- конформистов. Националисты-демократы являлись центристами по отношению к двум этим крайним партиям и по сути составляло ядро ичкерийцев. Только ядро это таяло на глазах перед очевидностью бесперспективности международного признания независимости Чеченской республики Ичкерия. В силу сказанного оно не имело молодого пополнения, старые кадры гибли в боях, а то и просто уходили в радикальное крыло сопротивления или в крайность национал-предательства до тех пор, пока с гибелью последнего президента Ичкерии Абдул-Халима Садулаева в умеренном крыле не осталось никого, кроме как за редким исключением вроде Эмира Мансура (Арби Eвмирзаева).

В итоге в рядах чеченского сопротивления стали преобладать условно «радикалы». Придя к власти, они назвали Ичкерию с ее конституцией Тагутом и провозгласили Имарат Кавказ, тем самым лишив перед мировым сообществом чеченский народ и остатков юридической базы. Почему и как это произошло?

У молодых муджахидов Имарата Кавказ, достойных сыновей чеченского и других кавказских народов, прервалась преемственная связь с представителями предыдущего этапа военно-политической борьбы, так называемыми ичкерийцами, и они, будучи в очень стесненных условиях, особо не вникали в нюансы политики идеологов и основателей Имарата Кавказ, находящихся за рубежом. Единую платформу идеологи и муджахиды находили в том, что мир, бросивший чеченцев на произвол судьбы, не достоин их внимания. И это позволяло идеологам и отцам-основателям Имарата Кавказ вести от их имени абстрактную политику, оторванную от реальной почвы и национальных интересов, что еще более усугубляло положение тех же муджахидов. Все это способствовало ускоренному разрыву муджахидов и истерзанного войной чеченского народа, в планы которого не входили жертвы ради абстрактных идей. В итоге и так сильно поредевшее сопротивлениe потеряло остатки симпатии абсолютного большинства чеченского народа и перешло в положение гонимого абречества, а сам чеченский народ стал легкой добычей марионеточного режима.

Как видим причиной усиления двух крайних радикальных партий в чеченском обществе, явилось его разочарование мировым сообществом, его отношением к чеченской проблеме. И те, и другие решили, так сказать, уйти от ориентации на чванливый и бессердечный мир. Но обе партии уходили от безразличного к геноциду чеченцев мира разными путями. Первые шли на поклон к врагу, вторые на конфронтации со всем «неправильным» миром. Выбор чеченскому народу эти две партии предоставили небольшой – между смирением и безрассудством.

Так уходила Ичкерия в очередную трагическую и вместе с тем героическую страницу истории чеченского народа. Ни один из ее лидеров уходя не омрачил недолгую славную историю независимого чеченского государства, не подписал капитуляцию, не сдался и не проявил малодушия. Все они как один стали мучениками (шахидами инша-Аллах!) на избранном пути. (Аллах1а г1азот къобал дойла церан!) Тем самым они сохранили честь и достоинство идеи независимого чеченского государства, которая уверен не покинет впредь сознание чеченского народа.

Чеченский народ не мог уйти в историю вслед за Ичкерией и потому стал заложником российского марионеточного режима. Кто смеет в этом винить чеченцев, какой у них оставался выбор? Народ выживает как может. Кто занялся домашним хозяйством и воспитанием семьи, удалившись подальше от власти, а кто устроился в силовых структурах и административно-хозяйственных ведомствах, стараясь использовать их ресурс. Но свидетельство тому, что чеченский народ не сломился и не сдался, спорадические проявления абречества. Несмотря на весь масштаб трагедии в народе до сих пор находятся те, кто поддерживает и снабжает «абреков» вопреки их сектантским перегибам с собственным народом и вопреки практикуемой марионеточным режимом коллективной ответственности за пособничество терроризму (читай абречеству).

В первую российско-чеченскую войну чеченцы держали фронт против массированного наступления русских как с земли, так и с воздуха в течение шести месяцев. Но и после оккупации чеченцы не перешли полностью к партизанской тактике введения войны. Вплоть до ее окончания в течении полтора года велись позиционные бои то в одном, то в другом вновь освобожденном чеченцами населенном пункте, а также совершались диверсионные вылазки на территорию врага. Но в течении двух лет ни мусульманские, ни демократические страны мира не предприняли никаких усилий в поддержку чеченцев. Напротив, когда российская армия была измотана чеченцами, в 1996 году МВФ (Международный валютный фонд) предоставил многомиллиардный заем России и боевые действия в Чечне возобновились с новой силой.

Во вторую российско-чеченскую войну чеченцы держали фронт против наступления российской армии с земли и воздуха уже 8 месяцев, несмотря на корректировку русскими своей тактики и грамотное по сравнению с первой войной наступление, несмотря на более массированные бомбардировки и удары ракетами оперативно- тактического назначения. Затем чеченцы вновь перешли к партизанской войне, активная фаза которой, сравнимая по интенсивности огневого воздействия и наносимого врагу урону с фазой позиционных боев продолжалась до 2004 года. Вялотекущая партизанская война при отсутствии всех коммуникаций (невозможность доставки еды, медикаментов, боеприпасов) и жесточайшей информационной блокаде продолжалась до 2014 года. На этот раз Россия имела полный карт-бланш на уничтожение чеченцев, лишившихся и той мизерной моральной поддержки, которая оказывалась им западными СМИ в первую войну.

При взятии Цхинвала российские войска наступали всего лишь через один Рокский тоннель по узкой линии дороги горного ущелья. Правда наступление велось как с земли, так и с воздуха. При ведении такого масштабного наступления всеми родами войск, российская армия уже на 4 день вышла из тяжелейших горных условий на оперативные просторы Картлийской долины и сосредоточилась для наступления на Тбилиси в нескольких десятках километров от него. Война была остановлена на пятый день дипломатическими усилиями президента Франции Николя Саркози.

Эта же армия без единого выстрела аннексировала Крым у находящейся под российской анестезией Украины. Когда украинские политическое руководство наконец-то пришло в себя и развернуло армию в наступательном марше вытесняя из района в район «донецких партизан», российские «гуманитарные колонны», нагло перейдя украинскую границу, обеспечили «русский мир» всем необходимым для массированного контрудара, иначе остановить наступление Украинской армии оказалось невозможным. Затем сосредоточенными в ударные группировки силами последовали окружения украинской армии в Иловайском и Дебальцевском котлах. При этом прикрытия с воздуха у маневрирующих на открытых пространствах российских группировок не было, что делало их куда более уязвимыми, да и самой регулярной российской армии с ее элитными частями тоже. Война так и стоит замороженной в патовом состоянии.

Российская авиация квартал за кварталом бомбила Алеппо и сломила в пользу Асада ход четырехлетнего сражения за этот наиболее важный в стратегическом плане город Сирии. Успех Асаду Россия обеспечила без введения сухопутных сил своей армии, без бронетанковых и мотострелковых бригад, артиллерийских дивизионов. Их при штурме суннитских кварталов Алеппо не было.

Вот такую агрессивную армию в итоге получил мир, научившуюся воевать у брошенных им на произвол судьбы чеченских героев. Только Аллах знает, что творится в душе чеченца, когда где-то бомбит и крушит российская армия, о которой он знает не понаслышке, но пред которой он точно не трепещет.

Абречество, как показывает опыт предыдущего этапа сопротивления чеченского народа, может продолжаться бесконечно долго. Последние проявления абреческого движения начавшегося в 30-х годах прошлого века длились до конца 70-х годов. Это такая форма сопротивления, в которой народ просто не может участвовать массово. Баракат шахидов хотя бы в том, что Россия до сих пор вынуждена по-особому относиться к Чечне. Обычным рядовым российским регионом она так и не стала. То есть и в этот раз, и в таком плачевном состоянии, будучи еще раз завоеванными, но не покоренными, чеченцы все делают правильно, как последний аргумент, вызывают рвотный рефлекс империи, все также оставаясь непереваримым народом. Да и надежды на то, что мир наконец-то обратит внимание и протянет руку помощи чеченцам, умрут последними.

Чеченцы прошли трудный путь и приобрели бесценный опыт, который должен быть трансформирован в системные изменения своих подходов к искомой цели. Но это тема требует отдельного обзора.

Директор Чеченского Института Гуманитарных Исследований (ЧИГИ) им. Далхана Хожаева - Джамбулат Сулейманов

источник:nohchicho.com

Комментарии   

Maxmud
0 #3 Maxmud 06.01.2017 08:27
Цитата из статьи: "Как видим причиной усиления двух крайних радикальных партий в чеченском обществе, явилось его разочарование мировым сообществом, его отношением к чеченской проблеме. И те, и другие решили, так сказать, уйти от ориентации на чванливый и бессердечный мир. Но обе партии уходили от безразличного к геноциду чеченцев мира разными путями. Первые шли на поклон к врагу, вторые на конфронтации со всем «неправильным» миром. Выбор чеченскому народу эти две партии предоставили небольшой – между смирением и безрассудством."

Немного несогласен с такой трактовкой важного периода чеченской истории. Кадыров старший и его окружение, ("конформисты"), были людьми алчными, и просто продались. Ни в каком западе они не разочаровывались. Когда человек больше чем идеей, одержим жаждой личной наживы, такое случается. Подтверждение тому сегодняшняя рoскoшная жизнь в Чечении, этих "разочаровавшихся" в Западе предателей.

Такая же ситуация и с "отцами" т.н. Имарат Кавказ. Они за российские деньги выполняли заказ, на упразднение ЧРИ, в преддверии признания русскими южной-Осетии и Абхазии независимыми государствами. Идея заключалась в том, чтобы лишить возможности лидеров ЧРИ, не продавших идею своей государственности, возможности добиваться её признания, на основе признания русскими южн-Осетии и Абхазии. Единственное соглашусь с тем, что рядовые муджахиды в основе своём не умеющие даже читать, стали лёгкой жертвами продажных удуговых и умаровых. Так что деньги тут на первом плане, а Запад- на втором.(или вообще не причём. По крайней мере для них)

Что касается остальной части статьи, то много внём полезного, и весьма поучительного. Масштабное мышление и видение картинки мироустройства, и текущих интересов сильных стран (а не декларируемых ими) -это очень важная часть знаний, необходимых для строительства Государства, и которое позволяeт в важный исторический момент принимать верные решения, и спaсать миллионы жизней сограждан.
Цитировать
Арби
0 #2 Арби 05.01.2017 22:55
У меня вопрос почему корея испытывает ядерное оружие и на нее не преподают
Цитировать
Сулим
0 #1 Сулим 05.01.2017 22:46
Не привычный для наших сайтов материал с бесподобным анализом пройденного чеченским народом пути к своей независимости. Надеюсь, что данный материал станет настольной книгой для сторонников независимого чеченского государства. Он этого стоит.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить