404-Ошибка: 404
Сделать стартовой Добавить в избранное Отправить ссылку  Зеркало:      
chechenpress.com

  [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive] Понедельник , 25 января 2021

eng | rus  
404-Ошибка: 404  
РАЗДЕЛ: "ВАШИ ПУБЛИКАЦИИ" 

Рожденный войной

Эта история, которую мы хотим рассказать, случилась с человеком, далёким от политики, от всех революционных и иных потрясений, произошедших за последние годы в Чечне, с человеком, который был против отделения Чечни от России и считал русских дружественным народом.

Зелимхан родом из Старых-Атагов. Ему 33 года. По натуре мягкий и робкий человек, тонкого ума. Он был двукратным чемпионом Чеченской Республики по Ушу-Сандай.

Зелимхан уехал в Россию, в город Томск в1990 году с надеждой достичь карьеры в спорте, но ему этого так и не удалось. Он занялся мелким бизнесом, купил приватизированную квартиру, автомашину «Opel-Omega». Домой в Грозный приезжал раз в полгода, привозя подарки матери Хадижат и единственному брату Лечи, - это и была его семья.

В последний раз, когда он приехал домой 28 июля 1999 года, у него с младшим братом состоялась беседа. Лечи - озорной парень, худощавый, высокого роста, в отличие от старшего брата, похожего на мать, он - светлый с голубыми глазами и правильным лицом. Лечи, говорят, вылитый отец Магомед, который погиб 10 лет назад при аварии. Он любит рисовать чеченских героев: Шейх-Мансура, абрека Зелимхана, Тайми-Биболта и других. Надо сказать, - у него хорошо получались рисунки. А в лезгинке нет равных ему во всём Октябрьском районе города Грозного.

- Зелимхан! Ты слышал, говорят, будет война, Россия стягивает свои войска на наших границах.

- Лечи! – отвечает Зелимхан, - тебе только 18 лет, а ты уже ударился в политику!? Знаешь, это не твоя проблема. Россия сильная держава, они сделают пару выстрелов из «гаубицы», - вся «Ичкерия» разбежится, а потом будет порядок и закон. Ты лучше играй в игру «SONY», которую я тебе привёз, вот там и можно поучаствовать в боевых действиях.

- Знаешь, брат, я слышал, что если на твою землю ступит вражеская нога, ты должен выступить на защиту своей Родины, - эта война священна и называется «Джихад». Если русские придут, я пойду на войну.

От этих слов Лечи старшего брата чуть не схватили судороги. Он весь покраснел и еле сдержал свой гнев.

- Братишка! Ты и мама, - всё, что у меня есть! Тебя одурманили эти фанатики! Россия не хочет нам зла, а хочет, чтобы мы жили по цивилизованным законам. Посмотри, какая у нас в Республике преступность? А в советские времена был порядок и закон.

- Зелимхан, я тебя, конечно, уважаю, как старшего, но извини, у русских, у самих нет закона, - каждый день в Москве, в столице России, убивают людей. На центральных городских улицах. бандитские группировки устраивают разборки, стреляя из гранатомётов. Расстреливают прямо на улице любого, кого захотят. Похищают детей для продажи органов. Вспомни, как в Томске поймали мужа и жену, которые убили 10 человек, а потом их съели.

- Я смотрю, тебя здорово обработали. Даже если и так, то в России существует закон, перед которым все равны. И на этом закончим!

Зелимхан ехал обратно в Томск и всю дорогу думал о матери и брате: - «Наверное, надо было его с собой забрать». После того разговора с Лечи, спустя несколько месяцев, российские войска вторглись в Чечню. Когда в сентябре звонила мать, Зелимхан просил её с братом приехать к нему, - она ни за что не согласилась. Известия из дому Зелимхан получал всё реже и реже. За ситуацией следил по новостям, резко осуждал в кругу друзей тех, кто взорвал мирные дома в Буйнакске, Москве, Волгодонске. Спустя некоторое время, 6 июня 2000 года ему позвонила родственница Тамара.

- Зелимхан это ты?

- Да, а ты кто?

- Я Тамара, дочь Супъяна.

- Да! Я помню тебя, как там дома!?

… Телефон замолчал… И вдруг плачущий голос, стал говорить:

- Пусть Аллах укрепит тебя, - твоя мать Хадижат скончалась. Прими соболезнования, - её похоронили вчера в Старых-Атагах.

Зелимхан не сказал ни слова. Он уже ничего не слышал. Тамара всё говорила, усердно пытаясь что-то объяснить. Связь была плохой и было не все понятно. Тут связь оборвалась. Немедля Зелимхан собрался и отправился домой, в Чечню. В Грозный он попал 10 июня, но свой дом он так и не смог найти. Район «Минутка», где они раньше жили, превратился в гору строительного мусора. Зелимхан решил поискать кого-нибудь из соседей, кто знал бы что-нибудь о Лече. Походив по знакомой улице, он встретил соседку Аминат. Женщина выразила Зелимхану соболезнования:

- Зелимхан, сынок, пусть Аллах даст тебе терпение и пусть простит грехи твоей матери. Она умерла от горя и переживаний за твоего брата Лечи!

Сердце Зелимхана сжалось от боли.

- Леча!? А что с ним?

- Ты разве не знаешь? Его забрали русские во время «зачистки», примерно за две недели до кончины твоей матери.

- Они забрали его за то, что он воевал?

- Да, нет. Правда, он два раза тайком от матери уходил в горы, пытаясь примкнуть к нашим. Но твоя мать находила его, и буквально умоляя, возвращала обратно.

Горе Зелимхана удвоилось, - сердце готово было вырваться наружу. Он решил, что произошла трагическая ошибка, что его брат невиновен, и что он обязательно должен его найти. Прямиком он направился во Временный Отдел Октябрьского РОВД. Ему там сказали, что ничего по поводу его брата не знают. На второй день Зелимхан обратился к представителю Президента России по правам человека в Чеченской Республике Каламанову. Результата никакого не было.

Спустя неделю, после безуспешных поисков, к Зелимхану в очередной раз пришедшему на приём к правозащитникам, подошел человек и предложил свои услуги. Он представился работником милиции, назвался Аликом. Он рассказал Зелимхану, что его брата взяли как подстрекателя к убийству федеральных военных, и что тот находится в военном городке Ханкала. Посредник сообщил, что для освобождения Лечи нужен выкуп 15 тысяч долларов США и никто об этом знать не должен. Зелимхан попытался заговорить о законности, но это было бесполезно. Он согласился и договорился о встрече.

Через два дня, с огромным трудом собрав нужную сумму, Зелимхан отправился на встречу, у кольцевой дороге на «Минутке». Подъехала автомашина «УАЗик», за рулём сидел Алик.

- Садись Зелимхан.

- Ты нашёл моего брата?

- Да! Деньги принёс?

- Где мой брат?

- Он будет, подожди меня в машине.

Зелимхан сидел в машине минут 20-30. Внезапно подъехал БТР, с которого выскочили люди в масках. Они вытащили Зелимхана из машины, ударили по голове прикладом автомата. Он потерял сознание. Когда пришёл в себя, он обнаружил себя сидящим в железном кресле. Рот был заклеен скотчем, руки и ноги были связаны кожаными ремнями, а на голову надета железная полукаска. К рукам и голове были подведены провода. Зелимхана привели в чувство облив водой. Место, где он находился, было похоже на складское помещение с деревянными воротами и маленькими окнами. Вокруг него было 4 человека, на которых была камуфляжная форма без каких-либо опознавательных знаков. Трое, что были в маске, и стоявшие подальше, у деревянных ворот, через некоторое время ушли. Тот, который остался, был низкого роста и крепкого телосложения, с неприятным лицом, выпученными синими глазами и абсолютный лысый.

Он достал из переднего кармана пачку импортных сигарет и закурил. Держа, зажав жёлтыми зубами дымящуюся сигарету, лысый снял бушлат и стал подворачивать рукава. Хриплым скрипучим голосом он заговорил:

- Ну что, очнулся Зелимхан!? Я знаю, у тебя, наверное, много вопросов. Они у всех бывают. Давай познакомимся. Меня зовут Миша!

После этих слов он отклеил скотч со рта. В помещении кроме железного кресла, прямо напротив, в двух метрах, соединённый какими-то проводами стоял стол, похожий на пульт управления. Лысый подошел к столу и повернул выключатель. Зелимхан каждым своим нервом почувствовал ужасную боль электрического разряда. Потемнело в глазах и он уже ничего не видел. Но непонятно почему в моменты, когда он приходил в себя, его внимание привлекали пальцы с длинными грязными ногтями, которыми Миша вновь и вновь поворачивал выключатель. Это продолжалось около часа, пока не пошла пена со рта. Зелимхана ни о чём не спрашивали. От боли он терял сознание, его обливали водой и вновь приводили в чувство.

- Очнись сын Ичкерии. Слабоват ты.

- Послушайте, я не знаю, кто вы, и что хотите от меня. Я ведь ничего не сделал.

- А, так ты хороший чечен. Значит, тебе будет хорошая могила, - все вы одинаковы. Вас уничтожать надо, вытравить как тараканов. Твой брат был покруче тебя, - я с ним три дня работал. Ничего не сказал сволочь…

Зелимхану не надо было объяснять, что означали эти слова. Дальше он молчал, ни о чём не спрашивал и ничего не объяснял, только иногда кричал от боли. Два дня его пытали на электрическом стуле. На третий день Зелимхана подвесили верёвкой за одну ногу и били колючей проволокой. Ни о чём конкретном не спрашивали, но требовали, чтобы он внедрился в группу моджахедов и выдал тех. К вечеру третьего дня, когда Зелимхану стали вырывать ногти на руках, он отключился полностью. Очнулся, когда волокли за ноги, говорить он уже не мог. Те, кто тащил его, разговаривали меж собой:

- Это брат того чечена, помнишь, который чуть из ямы не сбежал. Говорят, ГРУшники у него хороший куш взяли.

Зелимхана подтащили к яме и бросили вниз. Яма была довольно глубокой, метров 5 или 6. Он ударился очень сильно. Внизу было темно. Стоял страшный запах. На дне ямы была вода. Зелимхан нащупал то, что было рядом. Он понял, что это был труп, от которого исходило зловоние. Это были, наверное, самые ужасные минуты его жизни. Потеря матери, неизвестная судьба брата, страшные пытки и такая кончина…

Зелимхан подумал и решил, что сдаваться нельзя. Но что же он сможет сделать? Он стал ощупывать все вокруг. В луже плавали обломки досок с торчащими гвоздями. На дне лужи он нашел кусок проволоки, пустую консервную банку и обломанную стальную ложку. Яма сверху была накрыта железным листом.

Контроль времени был потерян. День или ночь он определял по работающему дизелю. Первым делом он решил избавиться от зловонного трупа. Зелимхан ложкой стал рыть выемку в стене. С огромным усилием ему, наконец, удалось захоронить тело. После этого он нагреб из земли уголок, чтобы не быть постоянно в воде. Он стал загребать гравий в одну сторону. В результате получился островок.

На этом островке проходили дни, которые тянулись как годы. Иногда Зелимхан замечал, как кто-то иногда наблюдает за ним. На 11 сутки металлический кусок железа, служивший крышкой ямы, приподнялся, и чей-то голос окликнул Зелимхана:

- Эй, мужик, ты живой там?

Зелимхан ответил негромким голосом.

- Да!

- Держи!

Ему кто-то скинул больше пол булки хлеба. Крышка задвинулась.

- Наверное, это были самые счастливые минуты его жизни. - Ни за какие деньги он не променял бы этот кусок хлеба. Появилась надежда! Он с жадностью ел хлеб, запивая его грязной водой из ямы. Оставшуюся часть буханки отложил. Зелимхан стал вспоминать слова тех, кто его сюда сбросил: - «Это брат чечена, который хотел сбежать с ямы…» Значит, есть надежда выбраться из этой ямы. А там я придушу первого, кто мне попадется, и конец мучениям.

Зелимхан начал работу. Он ложкой и проволокой выскабливал ступеньки. В следующую ночь железная крышка опять приподнялась, кто-то снова заглянул. Зелимхан подумал, - может, опять хлеба кинут.

- Эй! Ну, как ты там? Извини, не могу тебе больше хлеба принести. Если офицеры узнают, будет очень плохо, а мне всего год до дембеля остался.

Крышка закрылась, гость ушёл. Через двое суток Зелимхан закончил ступеньки и в ту же ночь решил выбраться из ямы. Съев оставшийся кусок хлеба, он стал выбираться из ямы. Поднялся быстро, но, дотронувшись до железной крышки, он вдруг услышал смех и голоса людей. Тут Зелимхан замешкался, нога соскользнула, и он рухнул вниз, вновь ударившись головой и потеряв сознание.

Очнулся через пару часов. На следующие сутки тот же голос сверху спросил:

- Как ты там?

- Да, никак. Почему ты ходишь сюда?

- Ты боевик?

- Нет.

- Тогда почему ты здесь?

- Не знаю. Наверное, из-за денег, которые у меня украли.

- Знаешь, чечен. Мне жалко вас. Я видел многих ваших, которых пытали и убили здесь.

- Тебе-то что до нас?

- Мне сестра написала в письме, чтобы я не терял человечности здесь, на войне. Каждую ночь я вижу кошмары, меня совесть мучает.

- Тогда помоги мне!?

- Я не могу тебя вытащить, но если ты сумеешь вылезти из ямы, то объясню, как быть дальше. Только обещай, что не убьешь никого из наших на этой территории.

Зелимхан пообещал. Солдат объяснил, что лучшее время для вылазки, когда включают дизель. Он объяснил, в какую сторону надо идти. Солдат сбросил еще кусок хлеба.

На следующие сутки Зелимхан доел остатки хлеба и решился выбраться. Как только включили дизель, Зелимхан стал подниматься. Он, собрав последние силы, приподнял крышку ямы. Вылез. Глотнул свежего воздуха, - появилась какая то лёгкость на душе. Быстро направился в сторону трёх прожекторов. Была очень тёмная ночь. До КПП добирался минут 30, прячась, выжидая. Когда дошёл до последнего шлагбаума, место было сильно освещено, внутри сидели четверо солдат и играли в карты. Пройти незамеченным практически было невозможно. Что же делать!? Он обратил внимание на колею, сделанную танковыми гусеницами, примерно 50-60 см. Зелимхан решил проползти. Тихо подкрался и лёг в колею, но работать локтями было невозможно. Лёг на спину и, отталкиваясь пятками, пополз. Расстояние 25 метров прополз примерно за полчаса. Наконец, дойдя до цели, отползая в сторону, наткнулся на собаку. Достаточно было дворняжке гавкнуть, и его обнаружили бы. Смотря в глаза собаке, и моля Бога о помощи, он провёл минут 10. И странно, - пёс молча ушёл. Зелимхан встал и побежал изо всех сил.

Вот она свобода! Волнение охватило всего. Но внезапно он услышал странный шум, - это был поднимающийся вертолёт. Это вертолётный полк! – вдруг осенило Зелимхана. Он повернулся и побежал в другую сторону, практически вслепую. Бежал, останавливался, и опять бежал. Вдруг - удар! Туман перед глазами… Зелимхан потерял ненадолго сознание, но пришёл в себя от шума работающего двигателя. Привстал, оглянулся, - это был танк, но к счастью снаружи никого не было. Хорошо, что его не заметили. Теперь оставалось только быстро уходить. Темнота была как помощником, так и помехой. Зелимхан не мог сориентироваться, - теперь он бежал уже по полю. Вдруг земля из-под ног ушла, и он оказался в какой-то яме с полевыми удобрениями. Запах был удушающий. Яма была метра 3 со стенками наискось, и чтобы выбраться, необходимо было цепляться пальцами рук. Из-за того, что ногти были вырваны, руки пронзала страшная боль, и он соскальзывал обратно. Столько пройти и умереть, отравившись химикатами? Нет! Пересиливая
боль, Зелимхан всё же сумел выбраться. И опять побежал. Добежал до деревьев. Голод давил страшно. Выбрав приятно пахнувшие листья, стал жевать.

На одном месте оставаться было опасно, и он решил бежать дальше. Силы были на исходе. Опять ударился головой, на этот раз это была бетонная оросительная канава. Зелимхан зашагал, так как дальше бежать уже не мог. Шум лающих собак из ближайшего селения придавал ему бодрости. Он увидел огоньки, - это были окна жилых домов. Зелимхан дополз до двери первого дома и упал без сознания.

Уже почти расцвело. Дверь дома приоткрылась и вышла женщина. У неё в руках было пустое ведро. Не заметив лежащего почти в бессознательном состояние человека, она споткнулась об него. Ведро упало и покатилось по асфальту, издавая шум. Женщина увидела заросшего, грязного, в оборванных лохмотьях человека. И закричала:

- Я-а-а, Аллах, помоги!

На крик испуганной женщины выбежали трое мужчин и молодая девушка. Двое молодых парней видимо подумали, что это какой-то бродяга напал на их мать. Они схватили его за шиворот и угрожающе стали трясти. Зелимхан пришел в себя:

- Спасите! Я сбежал с Ханкалы, из ямы.

Он говорил уже тихо, так как говорить громче не было сил. Но молодые люди, находясь в гневе, ничего не слышали. Тут младший предложил:

- Надо дать хорошего пинка и выкинуть этого алкоголика.

Но мужчина постарше, глава семьи, обратил внимание на пальцы рук ночного пришельца. Хотя кровь и грязь перемешались, образовав слой, он заметил, что у Зелимхана нет ногтей. Хозяин дома сказал:

- Ну-ка, стойте! Оставьте его!

Подошел ближе, хорошо разглядел Зелимхана и приказал:

- Быстро введите его в дом!

Хозяева оказались добрыми людьми. Рискуя жизнями, они приютили и выходили полуживого, опасного беглеца. Зелимхан через неделю окреп, и как только стал твёрдо стоять на ногах, отправился в Грозный.

У него не было документов удостоверяющих личность и поэтому пришлось передвигаться пешком, ночью. Добирался в город очень осторожно, но после побега с Ханкалы это показалось прогулкой. Обосновался в заброшенном доме старого знакомого, - те уехали за границу еще полгода назад. В доме сохранилось всё необходимое, кроме продуктов питания. Хорошо, что приютившие хозяева дали ему пищу на дорогу.

Зелимхану предстояло хорошо обдумать, что ему делать дальше. В первую очередь, утром, он осмотрелся, - много ли соседей в переулке, нет ли рядом российских военных. Соседей оказалось мало, всего на улицу 5-6 семей; две русские и чеченцы. Где-то на расстоянии двух километров стоял российский блокпост наподобие средневековой крепости.

Первым делом Зелимхан решил найти подлеца, который его подставил. Он ориентировочно знал, где тот жил. Дом посредника находился в частном секторе, вдоль железной дороги, в посёлке Мичурина. Зелимхан прекрасно знал все районы Грозного. Мичуринскую железную дорогу, ведущую на Ханкалу, очень сильно охраняли. Солдаты постоянно патрулировали и выставляли секреты.

Дом посредника, который необходимо было найти, находился в районе железной дороги, и любое появления там чужого сразу привлекло бы внимание. Найти Алика (вряд ли это было настоящим именем), было делом рискованным, и требовало максимума осторожности. Пошарив среди вещей в доме, Зелимхан, к счастью, нашёл военную дембельскую форму Хамзата, чётко обделанную аксельбантами, с сержантскими погонами, а также ботинки десантника. Одно время его знакомый Хамзат служил в Германии в десантных войсках. «Наверное, это сойдёт», - подумал Зелимхан, и оборвав все прибамбасы, надел форму. Она была ему чуть великовата.

Зелимхан вышел из дома, и осторожно пошёл окольными путями, обходя блокпосты и главные дороги. Перейдя на одну из улиц через чужой двор, повстречал двух мужиков, которые с утра решили опохмелиться. Один из них крикнул:

- Эй, браток! Ты русский?

Зелимхан ответил:

- Да! А что?

- Ничего, давай подгребай к нам.

- Нет, спасибо.

Алкаш не отставал, он подошёл к Зелимхану, поднося в руках стакан. Запах содержимого стакана был ужасный.

- На, выпей! Я сам его сделал на бураке, - лучше, чем чистый спирт.

- Нет, спасибо. Меня командир ругать будет.

Мужик, всхлипывая, попытался обнять и поцеловать Зелимхана, при этом стакан с самогонкой опрокинул прямо ему на грудь. Пьяница пытался что-то при этом выговорить:

- Вы наши освободители. Спасибо вам! - Эти черномазые так нас замучили своими сухими законами!

Зелимхан грубо оттолкнул его и обозлённый ушёл. Он тщательно выбрал место для наблюдения: - развилку от главной дороги. Рядом была остановка автобуса и маленький базарчик. Здесь постоянно крутились военные, что-то покупали и продавали.

Зелимхан простоял часа два. Затем подъехала машина УАЗ. Та самая, с которой начались его приключения. За рулём был Алик. Зелимхан зашел за дерево и стал наблюдать. Дверь машины открылась. Подошла одна из женщин торговавших на базаре. Она стала что-то объяснять. По всей видимости, беседа была напряженной. Женщина внезапно развернулась и быстрым шагом пошла в обратную сторону. Алик крикнул вслед.

- Ничего не знаю, чтобы вечером принесла все, не то…

Машина завелась и быстро уехала. Зелимхану повезло с первого раза. Он решил подождать до вечера и проследить за женщиной. День подходил концу. Торговавшие стали собираться. Зелимхан сидел в стороне и ждал. Тут подъехал БТР. На панцире сидели четверо, - это были наёмники с лицами отъявленных преступников, которых показывают в детективах. Один из них, самый крупный и толстый, похожий на борца сумо, спрыгнул, и стал делать покупки. Зелимхан непроизвольно стал пристально смотреть на него. Наёмник заметил, что за ним наблюдают:

- Чё уставился?

Зелимхан подумал, - что же за глупость я совершил…

- Нет, ничего!

- Ты откуда?

- Я с комендатуры.

- А документы у тебя есть? Что ты здесь делаешь?

- Нет, я на минутку. Пришёл за пузырём.

Наёмник передёрнул автомат, и приказал.

- А ну, иди сюда. Посмотрим, что ты за птица.

У Зелимхана под кителем был, кухонный нож. Он взял его на всякий случай. «Вот так попался! – подумал Зелимхан, - но нет, - лучше уж достойная смерть!» Он рассчитывал, - сейчас я подойду, выхвачу нож и с криком АЛЛАХ АКБАР прикончу хоть одну из этих тварей». Незаметно он расстегнул предпоследнею пуговицу кителя. Зелимхан был от своей жертвы уже в трёх шагах, и одновременно с последними шагами стал засовывать руку за ножом. Наёмника окликнул кто-то, тот повернулся. - Очень удобный момент нанести смертельный удар…

- Эй, Саня ты, что там застрял?

Толстый наемник повернулся, Зелимхан подошел почти вплотную, схватился за рукоятку ножа. Но вдруг озлобленное лицо наемника подобрело… Зелимхан остановился, нож не достал, но рукоятку не отпускал.

- Ты чё это пил, земляк, - от тебя так прёт! От ты даешь! - Только наш русский мужик может пить такую гадость. Сам-то откуда будешь?

Зелимхан аккуратно отпусти рукоятку ножа и вытащил руку из-под куртки.

- С Томска, я недавно здесь.

- Ты извини, но эти чехи, везде блин… Ладно, давай увидимся в комендатуре.

- Да ничего. Пока.

Наёмник забрал продукты и БТР уехал. Зелимхан вздохнул с облегчением. Тем временем женщина собрала свой товар; - сигареты и спиртное. Свои сумки сдала в вагончик, приспособленный под камеру хранения. После этого она направилась по улице, вглубь посёлка. Зелимхан молил Бога, чтобы она пошла к этому Алику. Держась на расстоянии, он следовал за ней. Она шла около 20 минут. Дошла до большого дома со свежевыстроенным высоким забором и воротами с железными пиками. Наверное, это дом Алика. Только такая сволочь может построить такой высокий забор с пиками. Зелимхан встал так, чтобы его не заметили. Женщина постучала в ворота. Двери открыл Алик. Она передала ему небольшой свёрток и ушла.

Солнце стало заходить, - это, наверное, единственное на чеченской земле, что было так красиво, и к счастью неподвластно армии сатаны, - думал Зелимхан. Надо подождать, и по тактике русских спецслужб пойти в гости под утро. Он совершил вечерний и ночные намазы и стал ждать.

Решив, что настала пора, он тихо подкрался к забору. Хотя забор был высокий, его он перелез без особого труда, во дворе заметил собаку. Этого Зелимхан не ожидал. Он взял булыжник и кинул его в глубь двора. Собака с лаем побежала за камнем. Воспользовавшись моментом, Зелимхан добежал до двери дома. У него в руках был кухонный нож, - его единственное оружие. Тут немецкая овчарка, увидев у дверей непрошеного гостя, развернулась и с лаем кинулась на него. Ни минуты не мешкая, Зелимхан изо всех сил ударил дверь, и выбил замок. В следующую секунду он оказался внутри коридора.

Хозяин дома, услышав шум, выбежал из комнаты. У него в руках был пистолет Стечкина с глушителем. Зелимхан забежал в гостиную и нос к носу столкнулся с Аликом. Тот, резко приподняв пистолет, прицелился в голову непрошенному гостю. В долю секунды Зелимхан схватил руку с пистолетом, отвёл её в сторону и кулаком, не отпуская нож из рук, нанес удар прямо в лицо. Алик, не отпуская, жал на курок пистолета. Хлопки раздавались один за другим. Хотя из носа хлынула кровь, Алик не думал сдаваться. Тут Зелимхан споткнулся об стул и упал. При падении нож выпал из его рук. Теперь ствол пистолета смотрел Зелимхану прямо в лоб. Но выстрел не последовал, а только щелчки. Зелимхан с положения лежа, оттолкнувшись, встал на ноги, и с разворота ударил Алика пяткой прямо под ухо. Тот как-то странно пошатнулся и упал без движения.

Зелимхан почувствовал теплую жидкость на своей правой руке. Это была кровь, - пуля прошла вскользь. Но рана была не опасной, только следовало остановить кровь. Подойдя к лежащему, Зелимхан нащупал сонную артерию. Пульс прощупывался. «Ничего, - подумал Зелимхан, - скоро наш посредник очнется».

Он осмотрелся. Зелимхану повезло, что больше никого в доме не было. Пока Алик приходил в себя, Зелимхан связал его руки. Найдя аптечку, продезинфицировал свою рану и перевязал её. В аптечке также был нашатырный спирт. Зелимхан поднёс смоченную в нашатыре ватку под нос Алику. Тот, придя в себя, сказал:

- Что ты хочешь от меня?

Зелимхан ответил вопросом на вопрос:

- Ты, гнида, что случилось с моим братом?

- Я не знаю, Зелимхан, но я хотел тебе помочь. Меня самого подставили.

- Я повторяю в последний раз, что случилось с моим братом?

Сказав, это Зелимхан взял со стола, настольную лампу. Вырвал с корнем электрический провод, оголил концы, привязал к пальцам.

- Ну что Алик, будем использовать ваш метод, - допрос на электрическом стуле.

- Стой Зелимхан не делай этого, ты чеченец… Мы же мусульмане!

- А ты кто, тоже чеченец, который сдает меня русским ГРУшникам? Где мой брат, где мои деньги?

- Я не знаю Зелимхан, развяжи меня, давай поговорим, вместе подумаем что делать!

- Почему ты в меня стрелял?

- Я не узнал тебя. Подумал, что грабитель.

Зелимхан подумал, - если я его развяжу, не совершу ли я ошибку? А если же Алик ни в чём не виноват, то чем я лучше тех, кто пытал меня?

- Хорошо, я попробую тебе поверить. Но чем ты докажешь свою невиновность.

- Чем угодно, я даже поклянусь на Коране!

С детства для Зелимхана клятва на Коране было чем-то высоким, святым и нерушимым. Эти слова Алика расслабили его:

- Ну ладно, Я попробую тебе поверить.

Он развязал его. Алик встал, взял со стола большой стакан с водой и залпом выпил.

- А теперь, расскажи про моего брата, про мои деньги.

- Зелимхан, скорее всего твоего брата расстреляли. Они меня обманули, пообещав, что привезут его. После того как тебя забрали, мне пригрозили, сказав, что ты командир боевиков, и если я не буду молчать, то посадят рядом с тобой в яму. Деньги, естественно, у них. Я испугался, - а что я мог поделать!?

Зелимхан слушал рассказ Алика и на миг посмотрел ему в глаза, они почти слезились. Тот подробно стал рассказывать, что он бескорыстно помогал спасать чеченцев, попавших в Ханкалу, рискуя при этом собственной жизнью. Алик говорил и двигался вокруг большого стола, который стоял в центре комнаты. Иногда водил рукой по столу. Зелимхану в какой-то мере стало стыдно, что надо было по-хорошему…

- Прости меня Алик. То, что со мной случилось, - меня ослепило…

- Да ничего, Зелимхан. Мы же чеченцы, - я тебя прекрасно понимаю.

В этот момент Алик был от Зелимхана чуть сзади и правее. Внезапно Зелимхан почувствовал как его сильно дернули за волосы. Он машинально поднял руку и автоматически схватил руку с ножом буквально в миллиметрах от его шеи. Дальше сработали многие годы тренировок. Не отпуская кисть Алика, Зелимхан присел и дожал своей рукой, напиравшую руку с ножом в руке. Нож прошил горло Алика. Кровь из сонной артерии хлынула ручьём. Нож выпал из рук Алика, он пытался остановить кровь, пережимая артерию обеими руками. Потом стал молить о помощи Зелимхана:

- Помоги!

- Нет. Я не помогу тебе.

- Я умираю… Но так не должно быть! Вы, сволочи, будете жить, а я нет? Как я жалею, что не убил тебя и твоего брата. Сволочи! Мало, мало я убивал вас…

Он упал. Руки, прижимавшие артерию, расслабились, а кровяная лужа на полу становилась всё больше и больше. Зелимхан решил проверить всё в комнатах. Поиски оказались успешными. Он собрал две полные сумки военной амуниции, связь, боеприпасы, тротиловые шашки, бесшумную автоматическую винтовку «винторез», укороченный автомат Калашникова и запасные три обоймы к пистолету Стечкина, который у него уже был. Также Зелимхан нашёл сейф. Вскрыл его просто, прострелив замок. Там было 60 тысяч американских долларов, и 100 тысяч рублями, компьютер «Ноутбук» с принтером и сканером, цифровая видеокамера, папка с документами, десяток видеокассет, фотоплёнки и множество фотографий, печати и бланки удостоверений различных структур. Всё содержимое сейфа Зелимхан сложил в сумку. Всего оказалось четыре сумки. Была ещё одна проблема, - собака. Зелимхан выстрелил несколько раз, пес заскулил и сдох.

Зелимхан загрузил ценный груз в УАЗ, стоявший во дворе. Он открыл ворота и выехал. Машина эта была хорошо известна в этом районе, - русские патрули не обращали на неё внимание. Зелимхан понимал, что ему как можно скорее надо избавится от машины, пока не обнаружили тело Алика - ГРУшника. Ехать к месту своего проживания он не мог, - машина слишком заметная. Его вычислили бы очень быстро, поэтому он въехал во двор пустующей автобазы. Спрятав сумки, он забрал с собой только деньги, пистолет с глушителем, несколько тротиловых шашек и гранату Ф-1.

Зелимхан во время службы в Советской Армии был разведчиком, и это ему теперь пригодилось. Он связал вместе тротиловые шашки и гранату. Прикрепил алюминиевой проволокой взрывчатку внутри УАЗика за задним сидением, рядом с баком бензина. Выпрямив усик предохранительного кольца гранаты, привязал к кольцу довольно-таки прочную медную проволоку, вывел её через багажник наружу и привязал к бетонному электрическому столбу, который лежал у дороги. Он это делал без особого плана.

По дороге двигались военные машины и бронетехника, поднимая страшную пыль. Зелимхан развязал медную проволоку, подождал перерыва в движении, и поставил машину прямо поперёк дороги. Затем, удлинив проволоку, привязал её к тому же столбу.

Затем он отошёл подальше и стал наблюдать. Очередная бронетехника не заставила себя долго ждать. Подъехала БМП, сверху сидели военные, бронемашина была похожа на ощетинившегося ежа. Было заметно, что экипаж был выпивший. Тот, что сидел в кожаном кресле, прикреплённом рядом со стволом крупнокалиберного пулемёта, видимо был командиром. БМП остановилась плотно приблизившись к машине поставленной поперёк дороги. По всей видимости, наемники ехали с очередной зачистки. БМП была застлана коврами, на панцире стояли кресла, в которых сидели остальные. От резкой остановки сидевшие сверху чуть не слетели. Раздался галдеж. Командир БМП буянил сильнее всех, - он приказал:

- Дави чичиков!

Машина взревела как свирепый зверь и тронулась вперёд. УАЗ протащило вперёд, медная проволока натянулась. Бронемашина практически переехала машину Алика, как вдруг раздался взрыв. Клубок чёрного дыма и огня поднялся вверх. Зелимхан убежал от опасного места. Это была его первая операция. Волнение охватило всего его. Он говорил сам себе, - «это вам за моего брата, за тысячи других чеченцев, замученных вами».

Зелимхану страшно было осознавать, что назад пути нет. Но к этому выводу он пришел, когда закапывал тело неизвестного чеченца в колодце, в Ханкале.

Зелимхан этой же ночью перенёс сумки в своё жилище, сделав несколько ходок. Теперь он решил обязательно найти Мишу и компанию и выяснить, жив ли брат Лечи.

Для начала Зелимхану обязательно нужны были документы. Перебрав компьютерную технику и специальную литературу, он попытался собственноручно изготовить документацию.

По всей видимости, помимо других афёр, Алик также занимался изготовлением фальшивых документов. Зелимхан, приведя себя в порядок, одел камуфляжную форму и цифровой фотокамерой делал снимок. Загнав фото в компьютер, он сделал пробный оттиск на принтере. Первая проба не удалась, зато вторая, и особенно третья удались на славу. С бланками удостоверений было легче, - на дискетах были сохранены разные образцы удостоверений, командировочные и т.д. Оставалось только вписать данные. Он решил дать себе фамилию одного из работников спецслужб в г. Томске Климова, который был известен в городе своей чрезмерной жадностью и коррумпированностью. Зелимхан присвоил себе воинское звание – майор.

На следующее утро Зелимхан, одев одну из военных форм, вооружившись пистолетом Стечкина и коротким автоматом, вышел на улицу. В кармане у него были новые документы и солидная сумма денег.

Но работник спецслужб, майор, конечно, не мог передвигаться пешком. Зелимхан отправился по встречному движению, по главной дороге. Навстречу ехала зелёная автомашина «Нива». Зелимхан махнул правой рукой с автоматом, чтобы тот остановился. Машина моментально остановилась. За рулём был мужчина лет пятидесяти, в старой кожаной куртке, в норковой шапке. Зелимхан спросил:

- Куда едешь, земляк!?

Тот ответил волнуясь:

- Что надо командир!? Я привёз с Шалей яблоки, хочу их продать.

- Как тебя зовут, чечен?

- Исмаил.

- Исмаил! Ты не волнуйся. Всё нормально. Я арендую твою машину на пару часов. Я хочу купить себе машину, поможешь мне!?

Исмаил, замялся. Наверное, на него повлиял такой аргумент как автомат в руках Зелимхана, которым тот размахивал перед носом водителя.

- Ладно, поехали.

Зелимхан сел на переднее сидение. Машина развернулась. И они поехали на базар города Шали. На блокпостах были длинные очереди, но Зелимхан показывал удостоверение работника спецслужб, и они без помех проезжали. С Грозного до Шалей примерно километров 25-30, но на этом промежутке было такое большое количество блокпостов и очередей машин, что им пришлось добираться до места часа полтора.

Базар в тот день был небольшой, но новых машин было в достатке. Выбор Зелимхана остановился на белой «Ниве». Долго не торгуясь, он купил машину и поехал на ней обратно в город. Исмаилу он уплатил три тысячи рублей, как договаривались. Итак, теперь у Зелимхана была машина и всё необходимое, но долго жить в этом месте он не мог, так как при зачистках его место обитания обязательно обнаружили бы. У него было в запасе несколько дней. Пару дней он провел, не выходя никуда, просматривая папки с документами, в которых обнаружил довольно-таки интересные сведения, компрометирующие некоторых высокопоставленных офицеров, марионеточных чиновников, занимающихся вопросами восстановления Чеченской республики, а также с десяток лиц, сотрудничавших с ФСБ, среди которых были информаторы, завербованные самим Аликом.

Зелимхан решил поиграть в Штирлица. Материалы по преступной деятельности этих людей, которые изучил Зелимхан, были очень серьезными, - в любом нормальном государстве их посадили бы лет на двести. Первым на разработку он решил взять, майора, который работал врачом в Военном Госпитале, в Грозном, в одном из микрорайонов. Майор был одним из группы, занимавшейся продажей человеческих органов. Согласно документам Алика, вокруг этой группы людей крутились огромные суммы денег. По всей видимости, у этого врача была настолько влиятельные боссы, что Алик боялся его тревожить. Зелимхан изучил эти материалы досконально. Ему стало до глубины души жаль свой народ, который помимо всех страданий и мучений, стал ещё поневоле трансплантатом человеческих органов.

На утро следующего дня Зелимхан на своей машине отправился в военный госпиталь. Передвигаться с удостоверением работника спецслужб было очень удобно, хотя и опасно. У госпиталя была обычная охрана. Зелимхан предъявив документы, вошёл в здание госпиталя. Помимо военных он заметил много больных из местных чеченцев. Хирурга по фамилии Ладышев найти было несложно.

- Здравствуйте!

Зелимхан протянул руку стоявшему перед ним в белом халате майору. Этот человек был худощавый, высокого роста и пустыми серыми глазами.

- Здравствуйте сударь! Чем я обязан?

- У меня к вам есть пара вопросов.

- Давайте быстрее, меня ждут пациенты.

И тут Зелимхан стал рассказывать майору выученное почти наизусть его досье. Эффект был неожиданный, - у врача задрожали челюсть и руки. Он побледнел. Дрожащим голосом майор произнес:

- Я ничего не знаю. Это, наверное, какая-то ошибка.

- Нет, гражданин Ладышев Сергей Сергеевич, не ошибка. Если бы я захотел, вы уже сидели в одиночной, тёмной, сырой, камере, ожидая самый суровый приговор, который только можно получить по российскому уголовному кодексу. Единственное, почему вы до сих пор на свободе, что об этом знаем только я и мой доверенный человек.

- Это всего лишь пустые слова.

- Сергей Сергеевич, мне поверят. А если обнародовать все эти факты? Да вас журналисты просто съедят заживо. А между тем, ваши дети, сын и дочь, учатся в одном из самых престижных ВУЗов России. Вы же неглупый человек, пораскиньте мозгами, какую перспективу вы даёте своим детям, чей папочка, оказывается, разрезал людей на части и продавал. К серийному убийце-маньяку Чикатило, будет больше сочувствия и жалости, чем к вам, даже у ваших самых близких людей.

Майор опустил голову. И после паузы сказал.

- Вам нужны деньги?

- Нет. Я предлагаю вам сделку. Мы оба понимаем, что ваши благодетели очень влиятельны и опасны. Ими займутся другие, вы же поможете мне в расследовании одного дела. После того как всё пройдёт, я вам обещаю, что забуду то, что знаю.

- Что мне надо сделать?

- Всё, что я вам скажу.

- У меня есть выбор!?

- Нет! Да, ещё. Никто не должен знать о нашем с вами разговоре, в ваших же интересах.

- Хорошо, уговорили.

- Так, доктор, дело, которое мы расследуем, касается государственной безопасности, детали, естественно, я не могу вам раскрыть. Первое что мне нужно, это под видом работника вашего госпиталя провести оперативные мероприятия на военной базе Ханкала. Подготовьте мне необходимые документы, фотографии, а также комнату в вашем госпитале. Скажите, что я ваш давний знакомый и сотрудник. По возможности, ограничьте меня от не нужных вопросов. Я прибуду завтра.

До поздней ночи Зелимхан составлял дальнейший план действий. На следующее утро он собрал все необходимые вещи в одну сумку и приехал в госпиталь. Его комната или двухместная палата была рядом с кабинетом майора. Зелимхан был зачислен водителем Ладышева и по совместительству водителем «Скорой помощи».

На военную базу Ханкала Зелимхан, в качестве водителя «Скорой помощи» мог попасть вместе с группой врачей, делавших осмотр солдат срочной службы, но только в понедельник или пятницу. Сегодня как раз был понедельник. И Зелимхан решил не откладывать свой визит в долгий ящик. Даже если он встретится там со старыми знакомыми, те вряд ли его узнают, так как у него теперь нет бороды, на нём солнечные очки и платок на голове, повязанный как у пиратов. Зелимхан сел за руль машины «Скорой помощи». В салон подсели врачи - трое мужчин и две женщины. На всех, в том числе на водителе, - белые халаты. Приехав на место назначения, врачи занялись своим обходом, а у Зелимхана появилась пара часов, чтобы прогуляться по территории, столь знакомой и ненавистной. Он стал осматриваться, пытаясь определить расположение ямы, в которой его содержали.

Зелимхан подошел к помещению, напоминавшему гараж. Деревянные створки ворот были чуть приоткрыты. Оттуда доносились страшные вопли. Приблизившись вплотную к воротам, он увидел знакомое лицо. Это был Миша. Он пытал человека на том же кресле, на котором сидел когда-то Зелимхан.

Первое, что пришло на ум, это выхватить пистолет и в упор расстрелять этого зверя. Но он подумал и решил не спешить. Отойдя в сторону, невдалеке он заметил молодого солдата. На нём была новенькая, не по размеру военная форма. Солдат сидел на деревянной скамейке и курил сигарету без фильтра. Зелимхан носил в кармане импортные сигареты, хотя курить бросил давно. Он подошел, достал сигарету и заговорил.

- Здорово земляк, огонек есть?

- Здравствуйте, есть.

Солдат протянул зажигалку.

Зелимхан прикурил и протянул её обратно.

- Спасибо! Ну, как жизнь? Служба идёт?

- Ничего, спасибо.

- Давно здесь?

- Нет, всего месяц.

- Ничего, время пролетит быстро, ты не переживай. Ханкала безопасное место.

- Да, наверное, но здесь такие странные вещи происходят.

- Какие?

- А вы кто?

- Я водитель скорой помощи.

- Не знаю, сюда часто привозят людей, заводят их в эти склады, оттуда доносятся такие страшные крики. Говорят, это боевики, которые много наших ребят убили. Может, это правильно, - они ведь, говорят, резали наших. Ну, а с другой стороны, если их не судить по закону, тогда чем мы лучше бандитов?

- Слушай, чья эта белая «Нива»?

- А… эта? Тех ребят, которые задержанных чеченцев допрашивают. Крутые, говорят, мужики, я слышал, они уже не одну сотню боевиков здесь раскололи.

- Знаешь, парень Я тебе советую, хочешь здесь выжить, никому не рассказывай про свои наблюдения. На, возьми пачку, эти сигареты получше твоих.

- Спасибо!

Зелимхан отдал сигареты и направился в сторону своей машины, сел в кабину. Первый визит дал ему достаточно информации. Миша и его команда находились здесь, продолжая выполнять свою грязную работу. Через пару часов вся группа вернулась в госпиталь. Зелимхан направился на место своего тайника для того, чтобы взять деньги, взрывчатку и оружие. Сперва Зелимхан думал заминировать и взорвать белую «Ниву» и разом покончить с Мишей и всей его компанией, занимающейся пытками людей. Но тогда шансы узнать про судьбу брата были бы сведены практически к нулю. В глубине души он всё ещё таил надежду, что брат жив.

До следующего визита в Ханкалу, Зелимхан составил план действий, довольно-таки дерзкий. Он попросил у врачей быстродействующие уколы сильного снотворного. Обычно, при въезде в Ханкалу, его машину не досматривали. Он спрятал необходимый инвентарь в салоне, в ящике для инструментов. Приехав в очередной раз на место, Зелимхан открыл капот машины, достал из багажника запаску и разложил инструмент, создавая видимость небольшого ремонта. Под военной курткой у Зелимхана был пистолет Стечкина с глушителем, а в сумке из-под инструментов взрывчатка. Он направился к складу, у ворот которого стояла та же белая «Нива». Ворота гаража были чуть приоткрыты. Зелимхан тихо приблизился и посмотрел в расщелину. Внутри были двое в масках, на кресле для пыток был привязан человек, который не двигался, видимо был в бессознательном положении. Миши не было видно, тогда Зелимхан крикнул.

- Эй, есть кто?

Те, кто был внутри, крикнули в ответ:

- Ты кто и что надо?

- Я водитель скорой помощи! Мне нужен Миша.

- Миши нет. Будет позже, через час.

- Хорошо, я ещё хотел спросить.

С этим словами Зелимхан, держа за спиной в правой руке пистолет, вошёл во внутрь. Он приблизился к центру помещения, где стояли двое. Они заговорили в ответ:

- Эй, вали отсюда, здесь нельзя находится посторонним.

- Я не посторонний.

Зелимхан находился уже в метрах двух-трёх. Он направил пистолет в сторону двоих. Их оружие находилось в стороне, в метрах восьми. Один чуть дёрнулся, смотря в сторону автоматов. Зелимхан вскрикнул:

- Даже не думай! Ещё шаг и ты труп. Вы арестованы по подозрению в пытках и убийствах мирных граждан.

- А кто ты такой?

- Я специальный следователь из Москвы.

- Парен, не глупи, ты и шагу отсюда не сделаешь.

- Больше не слова, лечь на землю.

Стоявшие двое усмехнулись. Что стоял поближе, заговорил.

- У тебя что, крыша поехала!?

Тогда Зелимхан, долго не думая, выстрелил тому в правую ногу. С криком тот упал на землю. У второго реакция сработала моментально, - он подчинился приказу и лёг на землю. Раненый не переставал кричать, Зелимхан крикнул ему, чтобы тот перестал орать. Он достал из кармана шприц со снотворным и сделал обоим уколы. Лекарство подействовало быстро. После этого Зелимхан подошёл к креслу, на котором был привязан парень. Мальчишка был перепуган, наблюдая за происходящим. Зелимхан развязал его, поговорил с ним, объяснил ему, что пришёл ему помочь. Парня, которого звали Леча, он попросил переодеться в форму одного из охранников, а того посадил в кресло для пыток.

- Тебя зовут как моего брата. Ты знаешь Мишу, где он?

- Это та жирная свинья, пытает меня уже третьи сутки. Он сказал, что вернется через час, а этим двоим приказал, чтобы они меня хорошенько разогрели. Они меня здорово побили железной арматурой. Но всё равно у меня ещё есть силы. Я возьму один из автоматов и помогу тебе. Лучше умереть так, чем быть замученным меня до смерти.

- А ты воевал, умеешь с оружием обращаться?

- Я сын министра из правительства Кадырова, я не воевал, но сильно пожалел об этом как попал к этим извергам. А с оружием любой чеченец умеет обращаться.

- Хорошо, Леча, становись у ворот. Надень на голову маску и наблюдай.

Парень подошел к воротам. Тем временем Зелимхан убрал лежащего на земле. Одел его маску и куртку. Лицо связанного на кресле он измазал кровью так, чтобы его не могли узнать. Прошло около получаса. Лечи подал знак. Зелимхан подошёл к нему. В направлении склада приближался Миша. Миша вошёл. Приближаясь к креслу, он заговорил:

- Ну что, парни, разогрели эту сволочь.

Зелимхан ответил:

- Да!

И приставил ствол автомата в затылок.

- Ложись быстро на землю.

Миша замешкался, тогда Зелимхан ударил его прикладом так сильно, что хрустнули шейные позвонки. Миша, как свергнутая статуя, рухнул на зёмлю.

Зелимхан подозвал Лечи и они, заклеив рот скотчем, потащили эту тушу в средину помещения и усадили в пыточное кресло вместо охранника.

- Лечи, запри ворота.

Миша пришёл в себя от воды, которую на него вылили.

- Ну что давай, познакомимся. Я - абрек Зелимхан.

После этих слов Зелимхан повернул рычаг электрического выключателя секунд на 30. Миша засопел и задёргался.

Зелимхан отклеил скотч и, приставив пистолет ко лбу Миши, заговорил:

- Ну как, бравый русский вояка, что чувствуешь? Наверняка больно. Это ещё ничего, я тебе сейчас задам несколько вопросов. Один неправильный ответ - и ты труп.

Выпуклые глаза Миши забегали, страх овладел этим существом. Он задрожал.

Стал умолять не убивать его. Зелимхан нажимая ствол пистолета ко лбу, стал расспрашивать:

- Мы сделаем так; - я задаю вопрос, ты отвечаешь. Вопрос первый, сколько людей ты убил?

- Ни одного.

- Ответ неправильный.

Зелимхан крутанул ручку выключателя секунд на двадцать.

- Хорошо, хорошо! - Человек десять. Но они умерли сами, после, в ямах.

- Недавно вы пытали молодого парня, его звали Лечи. Зелимхан рассказал данные своего брата, подробно описал его внешность.

- Где он?

- Да! Я его помню, его отправили в лагерь Чернокозово под другими данными.

- Какими?

- Я не знаю, клянусь. Не убивай меня! Я больше не буду заниматься этим делом. Я уеду.

Перед Зелимханом стала вопрос: - убить или не убить, хотя этот человек погубил много ни в чём не повинных людей. Было трудно совершить убийство. Он подозвал Лечи, дав ему пистолет, сказал:

- Наблюдай за ним, - будет кричать, пристрели.

Хотя Зелимхан был уверен, что Миша не закричит.

Он, обдумывая, что делать дальше, подошёл к воротам и посмотрел, что делается на улице. Там было спокойно. Может вывести Мишу отсюда, но как. И тут – хлопок. Зелимхан обернулся. Лечи, виновато посмотрел на него.

- Он хотел, закричать. Извини, я не смог удержатся, посмотри на мои пальцы. Ты не

знаешь, как он издевался надо мной.

- Знаю, слишком хорошо знаю.

- Что будем делать, с теми двоими, Зелимхан?

- Хорошо, свяжем их, оттащим в тот конец склада и оставим. Может, им это послужит уроком.

Зелимхан прикрепил к креслу для пыток взрывчатку тротил, связанный с ручной гранатой, прикрепил к предохранительному кольцу шнур и привязал его к деревянным воротам склада, сделав своеобразную растяжку. Пацана чеченца Зелимхан спрятал в салоне машины, накрыв его халатами и другими тряпками. При выезде их, как правило, не проверяли. Они выехали удачно. Приехав в госпиталь, Зелимхан переоделся в свою майорскую военную форму.

- Ну, Лечи, куда тебя отвезти?

- Я пойду в горы, к нашим ребятам. Я буду воевать, - другой дороги не вижу.

- Ты же совсем еще пацан.

- Уже нет, после этих пыток я состарился лет на десять.

- Хорошо, Лечи. Сегодня мы поедем ко мне, отдохнём и переночуем, а завтра я дам тебе деньги и довезу куда захочешь.

Они отравились к месту, которое служило домом Зелимхана. Купили по дороге продукты. Вечером, выпивая чай, включили маленький телевизор, который Зелимхан купил недавно. Как раз шли новости на чеченскую тематику. Говорил диктор: - «Сегодня было совершено нападение на военную базу Ханкала. При отражении нападения героически погиб майор Михаил Савельев, который посмертно награждён звездой Героя России. Также получили ранения двое его подчинённых. Среди нападавших боевиков 10 человек уничтожены, а трое задержаны.

Зелимхан говорит:

- Вот сволочи! Ты посмотри, как врут, Лечи!

Лечи сказал:

- Этих троих взяли со мной, а трупы наверное тех, кого они расстреляли в тот день, когда нас привезли в Ханкалу.

Допили чай. Лечи стал смотреть телевизор, а Зелимхан думал про своего брата. Надежда всё-таки оставалась.

Ладно, посмотрим документы Алика, - что у него есть на военных, связанных с Чернокозово. Зелимхан стал внимательно изучать бумаги. А Лечи так и уснул, смотря по телевизору детский фильм, комедию.

Было за полночь. Следующий день уже настал. Что он принесёт для Зелимхана и для Лечи? Всегда есть надежда, что лучшее завтра настанет. Обязательно настанет, иначе не бывает.

Сиддик Билто, специально для Чеченпресс, 30.12.03г.

 

Copyright © 2001 Государственное информационное Агентство "ЧЕЧЕНПРЕСС".
При полном или частичном копировании материалов сайта ссылка обязательна.
Замечания и пожелания Вебмастеру: webmaster@chechenpress.info