[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive][an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]
  РАЗДЕЛ "АНАЛИТИКА"

Ислам Хасуханов: "Оценка истории явно не на вашей стороне"

CHECHENPRESS. 06.08.2009г.

 

Принципиальность, честность, верность, порядочность и прочие- прочие качества добропорядочных мусульман не присущи тем людям о которых я собираюсь писать. Они им не присущи, эти качества, по определению. Их образ мышления, жизни, элементарных поступков зациклен только на одном- как бы урвать по больше любой ценой, как бы выжить во что бы то не стало. О таких людях ещё говорят, готовы ради спасения своей шкуры и мать родную продать. На счет матери не знаю, но совесть свою, они уже продали безвозвратно. Я пишу о некоторых бывших министрах, чиновниках правительства, клерках работавших с А.МАСХАДОВЫМ. Я слишком мало работал до начала войны с Масхадовым, но даже того малого срока мне хватило, чтобы запомнить те высокопарные речи которые тогда произносились этими деятелями и той ретивости и не досягаемости, которую они создали возле себя и горячо тогда любимого ими президента.

Я помню, эти слащавые заверения Аслану, в их вечной преданности и исключительной надежности. Особенно эти речи усиливались, когда по их мнению, кто то слишком сближался с Масхадовым и мог повлиять на их особое положение, приближенной касты. Все это исчезло в одно мгновение, как только стало вполне очевидно, что началась вторая оккупация чеченской земли и уже который по счету геноцид над чеченцами. Стало опасно находится рядом с президентом, оказавшимся не в милости у их настоящих хозяев в Кремле. И эти люди сегодня, после всех тех кровавых событий, произошедших как в республике, так в частности с самим Асланом, набираются наглости и пытаются обсуждать, каким он был и судить о его ошибках.

Вы надеетесь, что о вашей низости и вашем коварстве не узнают люди, потому что о боге вы уже не заботитесь давно и не боитесь его кары. Зря! Всё зря! Узнают и люди и ваши потомки, обязательно узнают о вашем предательстве и о вашей двуличности. Я проработал с Масхадовым до начала второй войны 3 месяца и как говорили многие был не при делах. Но каково было моё удивление, когда я узнал, из уст самого президента, что ему некого послать на встречу с представителями российского правительства, о которой его просила российская сторона. А те кто был при делах, все эти годы, жировал и шиковал, с поставленной задачей мягко говоря, не справились, если не сказать больше. Алсултанов Лом-али, бывший министр сельского хозяйства при Масхадове. Этого человека Аслан послал первым на эту злополучную встречу и также попросил мою сестру Колоеву Тамару сопровождать его. Я уже ранее писал, почему и как Масхадов привлек мою сестру к этому делу вообще. Они доехали до Ачхой-Мартановского перекрестка, на бакинской трассе, на трех машинах со своей личной охраной это было оговоренное место встречи.

Но когда со стороны Назрани показались российские солдаты, наш доблестный министр так разволновался, или здесь какие то другие прилагательные более уместны, что бросил там на безлюдной трассе, с приближающимися солдатами, мою сестру и удрал вместе со своей охраной. Да, чуть не забыл. Этот щедрый человек, протянул через окно своей машины, сто долларов моей сестре, со словами, ты как ни будь на такси доберись. Бросив женщину на пустынной трассе, в опасной зоне, он рванул докладывать президенту, как он рискуя жизнью, чуть не погиб от рук русских гяуров. Во время этих героических рассказов и застала его моя сестра, когда наконец добралась до президента. Более красочно мне эту историю рассказывал сам Аслан и с более жесткими эпитетами в адрес этого деятеля. Вторым переговорщиком был Махашев Казбек. Его сопровождал я и моя сестра , так же, по просьбе президента. Мы доехали только до Урусмартановского перекрестка. У Казбека началась истерика из-за того что русские вели арт. обстрел. Он все кричал,-"... как это они могут стрелять, когда я еду на переговоры, я немедленно возвращаюсь". И мы вернулись восвояси. Я не знаю этих людей вообще и знать бы не хотел, но пишу об этих двух эпизодах, в которых мне пришлось с ними столкнуться, чтобы было понятно, что за люди пытаются обсуждать и давать оценку, каким был А. Масхадов.

Эти люди не имеют никакого морального права даже произносить имя Аслана Масхадова, а уж не то, что давать оценки его качествам и способностям. Свою оценку он задал себе сам и вам мелким людишкам, с вашими меркантильными интересами и устремлениями никогда этого не понять. Он наша гордость. Так же как Джохар Дудаев , эти наши президенты начало нашего прозрения и самоуважения. Они в нашей истории, в доброй нашей памяти и в наших сердцах. Я назвал только двух человек, но в устраиваемых теледебатах с громким названием " Точка опоры 2" участвует очень много людей из бывшего окружения А. Масхадова. То что вы уже совершили, предав прежде всего себя, это ещё пол беды. Вы ещё надеетесь, как то очернив Масхадова, попытаться обелить самих себя. Вы ищите оправдание вашей подлости и предательству. Нет, не выйдет у вас ничего. Вы забыли самое главное, оценку дает история, а она явно не на вашей стороне.

Оценка истории явно не на вашей стороне, потому что и раньше были в истории чеченцев, подобные вам, переметные людишки. Они спасли на какой то момент свои жизни, но до сих пор, в каждом чеченском селении знают по именам этих низменных личностей и целые семьи покрывшие себя позором и презираемые односельчанами. Как то один поэт сказал, - ." ...мне жаль страну, где прощены убийцы. И каждый пятый с ними заодно." Мне сейчас жаль тех людей которые и в России, и в Чечне, поверили в эту сплошную ложь которая льется со всех сторон. У матери погибает сын забитый насмерть в милиции, 70 телесных повреждений, мозг как желе, а суд этих милиционеров оправдывает. И мать в трансе вопит от горя и ищет справедливости у кого, у той же бездушной, анти народной власти. И невдамек ей, этой бедной женщине , что и она сама виновата в том, что её сын погиб вот так, забили как животное. Или те которых просто расстреливают на улице, а потом подкладывают оружие и объявляют боевиками и их родители тоже виноваты перед своими детьми. Они их пожалели своих сыновей, хотели их уберечь и не благословили на джихад.

Можно умаляться якобы мирной жизнью, засунуть голову в песок как страус и делать вид, что вокруг ничего не происходит, но ведь от этого жизнь не станет краше. Мы ИншаАллах мусульмане и у нас не принято ставить памятники никому. Какому ещё унижению надо подвергнуть наше население Чеченцев в целом , что бы люди наконец поняли, кто такой Кадыров. Назвать центральный проспект города , где каждый метр земли полит кровью наших братьев и сестер, отцов и матерей погибших от бомбежек , именем главного палача-убийцы, который и дал команду мочить всех. Что в этом ищет точку опоры теперешняя власть? Или она находит успокоение в том , что лазя из кожи пытается убедить всех, что Масхадов в чем то там ошибался, или проявил слабые способности и поэтому они переметнулись к более успешному руководителю. Полный бред. Все дело в ваших мелких душеньках. И зная это, вы с любого бока пытаетесь прилепиться к именам Дудаева и Масхадова, даже обвиняя их в чем то найти для себя какую то точку опоры. Вы встали на зыбучие пески господа хорошие и очень скоро вас засосет в небытие. Вам самое время подумать о спасении своей души и оставьте в покое тех кого вы однажды предали и кто своими делами и поступками доказал преданность и искреннюю любовь к своему народу. ДОСЬЕ

Хасуханов Ислам Шейх-Ахмедович — 1954 г. р. Окончил Киевское высшее военно-морское училище. С 1978 г. — на Балтийском флоте. С 1989 г. — на Тихоокеанском. Подводник. В 1991 г. окончил Военно-политическую академию им. Ленина. Уволился в запас в 1998 г. капитаном первого ранга с должности заместителя командира атомной подводной лодки «Б 251». С 1998 г. жил в Грозном. Был начальником военной инспекции при правительстве Аслана Масхадова и начальником его оперативного штаба.

Ислам Хасуханов,
Политзаключенный

04 Августа 2009 г.

                                                                       

 

[an error occurred while processing this directive]

 

 

 
[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive]