404-Ошибка: 404
THE CHECHEN PRESS
404-Ошибка: 404 404-Ошибка: 404 404-Ошибка: 404
  РАЗДЕЛ "АНАЛИТИКА"
   

 

Кургузов и Пустота

Натан Эйдельман, Санкт-Петербург, для CHECHENPRESS, 09.04.08 г.

 

Заседание Городского суда СПб по делу о «покушении» на В.Матвиенко, 2
апреля 2008 г. Репортаж в стиле арт-хаус.

Никакого «самого дела» на самом деле не существует.
Виктор Пелевин. «Чапаев и Пустота».

Судья А.А. Кургузов, открывший заседание Городского суда 2 апреля, слишком заметно нервничал. Непонятно, отчего. То ли от эмоциональной неприязни к подсудимым мусульманам, их адвокатам и родственникам. То ли от предчувствия развала «дела». Кому известен послужной список г-на А.А. Кургузова, тот склонялся ко второй версии. Потому что данный судья ранее выносил «заказные» приговоры не «исламистам», а лицам совсем иной идеологической ориентации.

Первым слово взял прокурор. Однако у всех присутствующих в зале сложилось впечатление, что это и не прокурор вовсе, а адвокат г-на Федора Товпенца, который в адвокате как раз уже не нуждался, поскольку еще в июне 2007 г. стал свидетелем. Сразу, как только дал нужные следствию показания на своих «братьев по вере». Родственники Саидгареева, Муратова и Баранова, по мнению прокурора, пытаются «очернить» Товпенца, который отказался участвовать в «джамаате». По-видимому, имелось в виду  обращение родственников Саидгареева, Муратова и Баранова к СМИ и общественности
«Остановить уголовные преследования за веру!», опубликованное на сайте Всероссийского Гражданского Конгресса. Прокурор, правда, так и не пояснил, почему же его «подзащитный» Ф. Товпенец сразу не пошел в компетентные органы, сообщить о готовившемся теракте, как был обязан по закону, а почему-то дождался ареста своих подельников и подписки о невыезде для себя самого.

Тут следует пояснить, что Ф. Товпенец во всей этой истории – единственное лицо, чье прошлое вызывает вопросы. Член РНЕ – организации, к исламу не имеющей отдаленного отношения. Обращался за помощью в психо-неврологический диспансер по поводу употребления наркотиков. Участвовал в пресловутом деле о взрыве «Макдональдса», но опять-таки не в качестве обвиняемого… Но обо всем этом прокурор уже не говорил.

Прокурор говорил, что Саидгареева, Муратова и Баранова судят не за разговоры на кухне, а за замысел теракта с убийством г-жи Матвиенко и массовыми жертвами среди мирного населения на татарском празднике «Сабантуй». Подсудимые хотели именно взорвать боевую гранату, а не развернуть на празднике транспарант против имама Пончаева. Я не отношусь серьезно к показаниям Рината Валиева о том, что мечеть открыта только раз в неделю, даже Саидгареев говорил, что мечеть работает каждый день, сказал прокурор.

Тут снова небольшое авторское пояснение. Все питерцы, мусульмане и не мусульмане, знают, что мечеть на совместную молитву открывается только в пятницу днем, хотя канцелярия мечети, возможно, работает и каждый день. Что такому имаму полагается по шариату, я не в курсе, но вот Конституцию РФ он точно нарушает, препятствуя верующим свободно отправлять свой культ. Это мнение мусульман Санкт-Петербурга, а не автора данного репортажа.

Но вернемся к речи обвинения. Нет на гранатах отпечатков пальцев? Да обвиняемые просто не успели их оставить! То, что обвиняемые отрицают преступный замысел – «наглость – второе счастье!». Муратов учился в Саудовской Аравии – чего же вам еще, уважаемые присяжные заседатели? Чему научат на родине Бен Ладена?!

Утверждения защиты о том, что Саидгареев, Муратов и Баранов не умеют пользоваться боевым оружием, прокурор просто высмеял. Мы же все смотрим фильмы о Великой отечественной войне на 23 февраля и 9 мая, ответственно сказал прокурор, следовательно, видели: вырвал чеку, бросил гранату! Каждый из нас сможет. Саидгареев вследствие глазной болезни не мог видеть, куда гранату кидать? Очки в каждом ларьке на каждом углу продаются!

«Уважаемые присяжные заседатели! Защита вам тут будет рассказывать сказку о принцессе на горошине, - продолжал прокурор, - Но мы должны остановить этих страшных людей. Разве мы уже забыли про взрывы домов в Москве?! Они не остановятся, если их не остановить!». На этой торжественной ноте обвинитель закончил свою пламенную речь.

Я поневоле перевел взгляд на «страшных людей», сидевших в клетке. Худосочный интеллигентного вида юноша в очках с какими-то фантастическими линзами. И два невысоких круглолицых мальчика, хлопающие глазами и похожие на котят, выставленных на уличную продажу…

Но тут судье померещилось, что кто-то шумит, и он выставил из зала старикашку, по-видимому, родственника Муратова, причем в хамской форме: «Встал и вышел быстро, иначе пойдешь в наручниках!»…

Из защитников первым взял слово адвокат Р. Муратова Валерий Тереза. Он пояснил присяжным, что для мусульманина учеба в Саудовской Аравии – это большая честь и высокий духовный уровень, и Равиль хотел получить религиозное образование, чтобы стать проповедником, муллой. А что он вернулся, не закончив обучение, по личным обстоятельствам, означает, что Равиль пожертвовал карьерой ради семьи, и этот факт не вяжется с имиджем безжалостного террориста. Далее В. Тереза обратил внимание присяжных на то, что спецслужбы во время задержания Саидгареева и Муратова почему-то упустили Анзора, который передал сумку с гранатами…

Тут судья Кургузов грубо перебил адвоката: «Это к делу не отностися! У Анзора нет адвоката!».

В. Тереза напомнил присяжным показания руководителя общества «Татарстан» Рината Валиева, что мусульманская община Санкт-Петербурга давно уже недовольна имамом Джофаром Пончаевым, тем, что мечеть открыта только днем в пятницу, что Пончаев нарушает каноны ислама, и поэтому в городе создается много мусульманских организаций, и подсудимые собирались создать еще одну, свою. 

В. Тереза заметил, что обвинитель ссылается на предположения, что запрещено. Доказано ли, что Саидгареев, Муратов, Баранов умели что-то взрывать, доказано ли, что они видели, что именно лежит в сумке? Было проведено четыре экспертизы, эксперт опытный, нет оснований ему не доверять, если он сделал вывод, что отпечатков пальцев обвиняемых не было, значит, их не было…

На этом месте судья А. Кургузов снова перебивает адвоката: «Делаю Вам замечание!».

Далее В. Тереза задает вопрос, часто ли так бывает, когда хозяин пускает в свою квартиру кого-то по ксерокопии паспорта, выданного в Чеченской Республике, и дает такому арендатору ключи? Это означает: дом не мой, и меня не волнует, что там будет происходить.

Далее между судьей и адвокатом произошел спор. Адвокат Тереза слышал исторические фразы Муслима на аудиозаписи: «Завалим Матвиенко на Сабантуе» и «Выруби!», а судья Кургузов этих фраз не расслышал.

В. Тереза отметил, что события преступления не было, а был протест против имама Дж. Пончаева, который разделяют почти все мусульмане города, многие мусульманские организации хотели бы Пончаева сместить. У Муратова не было цели бросать гранату, он хотел стать муллой. У подсудимых не получилось создать общественную исламскую организацию, они не доказали, что могут быть лидерами. Но разве за это надо их сажать, может, лучше вернуть людей обществу?

Адвокат Тимура Саидгареева Владислав Лапинский отметил, что по сценарию прокурора заведомо все подсудимые выходят виновными. А также не может быть доверия свидетелю, которого из-под обвинения перевели в свидетели в обмен за показания.

«Опять очерняете Товпенца!» - перебил Кургузов.

В. Лапинский отметил, что Саидгареев и Муратов не знали, что лежит в сумке Анзора, зато об этом прекрасно знали в ФСБ, иначе зачем при задержании на месте уже были взрывотехники? Также задержанным сразу же полагается адвокат, но Саидгарееву и Муратову про их права на адвоката необъяснили. (Здесь Кургузов снова делает защитнику замечание).

Далее В. Лапинский сказал, что в конце апреля Муслим Эльмурзаев уехал из Санкт-Петербурга, а аренда квартиры на его имя подписана через 10 дней после его отъезда. ФСБ по всем агентствам недвижимости города давало ориентировку, что чеченцам запрещено сдавать квартиры. Квартира в момент подписания договора была под арестом из-за имущественного спора.

«Это к делу не относится!» - снова перебил Кургузов.

Лапинский возразил: за пользование арестованным имуществом в целях получения дохода полагается уголовная ответственность. И далее, на каком основании в «нехорошей квартире» была установлена видео- и аудиоаппаратура?

«По решению суда» - ответил Кургузов.

Но решение суда было принято заранее, отметил Лапинский, еще задолго до первой встречи подсудимых на этой квартире, и это странно. Муслим, чеченец, о своих замыслах с кем-то говорит по-русски, а не на родном языке, следовательно, его собеседник – русский. Какой же тогда Муслим «связной с чеченскими партизанами»?

Лапинский напомнил присяжным сюжет видеозаписи: бородатые мальчики смотрят телевизор, разговаривают про Чечню, про ОМОН, вообще, обычный разговор пацанов…

Прокурор перебивает Лапинского и обращается к присяжным: «Я этого не слышал! Вас вводят в заблуждение!». Кургузов присоединяется: «Я тоже этого не слышал!».

Лапинский далее заметил, что общественная организация по закону регистрироваться имеет право, но не обязана, и фактически у подсудимых была легальная организация без регистрации в государственном органе. Далее защитник обратил  внимание, что при задержании оперативники бежали почему-то с той стороны, с которой находился Анзор. Подсудимым грозят большие сроки, заметил Лапинский, но Кургузов его снова перебил: «Это не правда!».

Адвокат Владислава Баранова Ирина Диденко  отметила, что в комнате Барановых была обнаружена тротиловая шашка, но, согласно данным экспертизы, единственный отпечаток пальца не принадлежит ни Баранову, ни Саидгарееву, ни Муратову. В комнате дверь не закрывалась, и в само здание общежития вход с улицы фактически свободный, консьержка ни на кого не смотрит, у нее маленькая зарплата. Где несовершеннолетний подросток может купить тротиловую шашку? Представленные обвинением в качестве
доказательства материалы из Интернета тоже сомнительны, многие файлы обычно
закачиваются не глядя, много лишнего мусора, и лишнее иногда забудешь удалить.

Баранов родом из Дагестана, и на файлах – его друзья, земляки, а не боевики. Рукопашный бой – вполне естественное увлечение для мальчика 17 лет. Закачки из Интернета не могут быть доказательством обвинения. Другое доказательство вины – сборы на съемной квартире. «Я делаю все, что могу» - кому это говорил Муслим? Почему Муслим скрылся от ФСБ? Я не вижу ничего противозаконного в том, что верующие ребята собирались на
квартире, мечеть закрыта, а мусульмане обязаны молиться пять раз в день. Что
противозаконного в том, что верующие, которые только что приняли ислам, хотят знать побольше о своей религии? Собрание мусульман называется по-арабски называется «джамаат», и собравшимся вместе мусульманам положено выбрать руководителя, который называется «амир». Басаева по телевизору не называли «амиром», а называли «полевым командиром». Речь шла о гей-параде, почему Баранова обвиняют в Покушении на Матвиенко, разве Матвиенко стала бы участвовать в гей-параде? Гей-парад не разрешили, и после того, как гей-парад запретили, встреч больше не было.

Показания Товпенца противоречат, сперва о говорил, что «выступал за мирные методы», а потом сказал, что к предложению о создании боевой структуры «все отнеслись нормально».

«Вы врете присяжным!» - перебил прокурор.

Второй адвокат В. Баранова Максим Гафаров сказал, ребята обвиняются в кошмарном преступлении, но прокурор не привел никаких доказательств. Вот, на записи – Саидгареев, Муратов, Баранов, Товпенец, качество записи ужасное, говорят что-то про ОМОН, милицию, Вторую мировую войну, ничего конкретного. Если обвинение считает, что это важно, то это нужно было отправить на экспертизу.

Прокурор и судья перебивают Гафарова.

Гафаров продолжает: что дальше в разговорах? Общие разговоры про Сабантуй, Матвиенко, история ее прозвища («Валька-Стакан» - прим.авт.), и ничего больше. Я слышал, что Муслим сказал: «Никаких суперских призывов не было… Завалим Матвиенко на Сабантуе».

Судья Кургузов перебил Гафарова и попросил присяжных «не обращать внимания» на эти слова адвоката.

Гафаров продолжил, вот запись следующей встречи, говорят про ноутбук, но ни слова о боевом товариществе. Плохое качество, но в таком случае надо было отправить на экспертизу. Товпенец сперва утверждает, что «боевой план» все приняли «на ура», а потом утверждает, что отказался. «Опять Вы все перевираете!» – возмущается Кургузов.

Адвокат М. Гафаров выразил недоумение: зачем нужно было писать на дискете «План Сабантуй»? Разве нельзя было пятерым человекам договориться устно? Далее, тротиловую шашку обнаружили не под кроватью, а на кровати. Отпечатков пальцев много, стираются, пересекаются. Этот предмет кто-то брал. Кроме сумки, у обвинения ничего нет, констатировал Гафаров. Анзор, якобы, сумку привез из Чечни, по версии обвинения. Следовательно, шел от какого-то вокзала до центра города. Сколько раз милиция по дороге остановит «лицо кавказской национальности», идущее с большой сумкой от вокзала к центру города? По заключению эксперта, гранаты пронумерованы,
то есть где-то состоят на учете. Значит, можно было найти их след, но никто не искал.

«Это к делу не относится!» - перебил Кургузов.

«Не имеет к делу отношение к делу, откуда взялись нумерованные гранаты?» - удивился Гафаров. 

Второй адвокат Т. Саидгареева Михаил Гурев напомнил, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. «Повторяетесь!» - делает замечание Кургузов.

Здание обвинения построено на «массовых убийствах», отметил М. Гурев, но в доказательной базе обвинения нет массовых убийств. Муратов – один из немногих мусульман в Санкт-Петербурге, который учился в Саудовской Аравии. У мусульман иерархия отличается от христианской. Очень высоко ценятся знания о религии. Муллой может стать любой, имеющий религиозное образование. Саидгареев хотел создать мусульманскую организацию, и для этого он приглашает своих знакомых – Муратова, потом Товпенца и Баранова. Зачем террористам съемная квартира, собрания и разговоры о религии? А религиозной организации квартира нужна, если нет офиса. Мусульмане обязаны регулярно молиться, и лучше коллективно, за коллективную молитву больше заслуга. Мечеть им этого не позволяла. Я не слышал, отметил Гурев, чтобы говорили «завалить Матвиенко», говорили про историю прозвища «Валька-Стакан». План «Операция Сабантуй» на дискете – признак глубокого идиотизма. Мы каждый день ходим на работу, по разным делам, но планов не пишем. Для того, чтобы расставить людей с транспарантами против Пончаева, план писать не нужно. Все сомнительное в деле трактуется в пользу обвиняемого, а не против него, заключил М. Гурев.

Далее подсудимым предоставили последнее слово.

Равиль Муратов сказал, что ему обидно было слышать слова прокурора, что он такой безжалостный человек, хотел хладнокровно убивать свою маму, бабушку, своих родственников и соплеменников-татар на своем любимом национальном празднике.

Тимур Саидгареев заявил, что не признает себя виновным во всех предъявленных ему обвинениях, и такую доказательную базу, как на них, можно при желании собрать на любого человека.

Владислав Баранов, сказал: я не знаю, откуда взялась в моей комнате тротиловая шашка, но я не стал бы ее класть под кровать, на которой спят моя мама и младший брат. Ни про Сабантуй, ни про Матвиенко я ничего не слышал, но я давно знаком с Саидгареевым, мы ходили в мечеть и медресе вместе. Муратова знаю меньше, но знаю, что у него большие знания по религии. Муслим что-то сказал, и за это нас обвиняют. Мои знакомые не
способны на преступление, в котором их обвиняют, заключил Баранов.

Любознательному читателю не трудно перечитать репортаж и определить места, в которых судья и прокурор перебивали адвокатов и откровенно давили на присяжных в грубой форме. Это именно те места, где адвокаты подчеркивали нестыковки, натяжки и подлоги в «доказательной базе» обвинения. Если быть объективным, защита выиграла у обвинения с разгромным счетом. Защита выглядела рационально и убедительно, а обвинение – весьма кургузо (извиняюсь за каламбур). У судьи сдавали нервы. Г-н А. Кургузов явно был больше озабочен перспективой собственной карьеры в случае вынесения оправдательного вердикта, чем соблюдением процессуальных норм и даже
элементарных правил приличного поведения в обществе. Под конец прений
эмоциональное состояние присяжных и всей аудитории было такое, что наверняка вердикт был бы оправдательным. Может быть, поэтому  судья А. Кургузов перенес вынесение вердикта на 7 апреля. Не хочется думать плохо о хороших людях, но это время вполне может быть использовано обвинением на включение административного ресурса и обработку присяжных, от решения которых теперь все зависит.

Перепечатка репортажа в бумажных и электронных СМИ, на личных сайтах, в Живом Журнале, на форумах и т.п. приветствуется. Все права на экранизацию данного текста принадлежат автору.

От Чеченпресс: Присяжные полностью оправдали Равиля Муратова, Тимура Саидгареева и Владислава Баранова.

 

 

404-Ошибка: 404

 

 

404-Ошибка: 404
404-Ошибка: 404
[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive] 404-Ошибка: 404
404-Ошибка: 404
THE CHECHEN PRESS