404-Ошибка: 404
THE CHECHEN PRESS
404-Ошибка: 404 404-Ошибка: 404 404-Ошибка: 404
  РАЗДЕЛ "АНАЛИТИКА"
   

 

Птица на шее - 23

Кайсар Моро, для CHECHENPRESS, 11.03.08 г.

«И всякому человеку Мы прикрепили
Птицу к его шее и выведем для него в день   
воскресенья книгу, которую он встретит
разверстой: «Прочти твою книгу!
Довольно для тебя в самом себе счетчика». Кто идет
прямым путем, тот идет для самого себя,
а кто заблуждается, тот заблуждается во вред
самому себе; не понесет носящая ношу другой,
и Мы не наказывали, пока не посылали посланца».
Св. Коран, сура 17 «Вознесение» аяты 13-15

 

Часть 23-я  В Царстве Боли и Зверя

 

ВСЕ, ЧТО НАС НЕ УБИВАЕТ, ДЕЛАЕТ НАС СИЛЬНЕЕ
Враг, который убивает нас, - убивает себя.

…День когда меня убили враги мои – уже прошел и Вечность стоит над полями унесшими прах со стоп путников возделывающих посевы, в надежде возродиться самим. И там, в прошлом, уже наступившем для грядущих поколений, я застыл тенью склоненный в поклоне, изумленный мудростью и Долготерпением Милосердного…Да будет на все воля Твоя!!

 

Волки света и тьмы
Успокоение здесь только одно – все мы рождаемся и умираем, но живем мы все по-разному. Каждый человек выбирает свой путь, как жить и как прожить эту жизнь до конца.

Смерть неизбежна, и она один раз суждена человеку. Если вы умрете на пути Истины, то в этом выгода в нашем мире и великая награда в будущей жизни. Вас постигнет лишь только то, что суждено вам Аллахом.

Всевышний Аллах сказал: «А после печали Он ниспослал вам мир - сон, который овладел некоторыми из вас, тогда как другие из вас были полны страха за себя, мысля ложно об Аллахе, как мыслят невежды. Они говорили: «Есть ли для нас удел в управлении делами?» Скажи: «Всякое управление принадлежит Аллаху». Они скрывают в умах своих то, что не открывают тебе.

Они говорят: «Если бы у нас был удел в управлении делами, мы бы не были убиты здесь».

Скажи: « Если бы вы оставались в домах ваших, то, истинно, призванные к бою пошли бы на смерть и дабы Аллах мог испытать то, что в груди вашей, и дабы Он мог очистить то, что было в сердцах ваших. И Аллах ведает все, что таится в умах» (Аль-Имран).

 

У каждого существа, сотворенного на хребте Земли, есть Особая песня.

Это чрезвычайно индивидуальная песня, ритм, пульс, походка, почерк.
Возможно, никто из окружающих не увидит ни такта, как сигнал об этой Особой песне, не услышат ни трелей, ни раската, ни биения особого сердца, несущего вихрь этого танца на  последние круги.

И даже если смерть внезапно выхватит беспечное существо на пиру, или на ложе Покоя, даже тогда подобно извивающемуся червю, которого нанизывают на вертел-крючок, существо исполняет танец  Сопричастности.

 «Хочешь получить совета - спроси у смерти».
Когда существо танцует Особую песнь, оно не подчиняется другим законам, не следит за знаками и предупреждения мира - пока не прервет последний аккорд, последнюю нить звука Особой песни.
В этом танце существо играет роль или жертвы или победителя, или раба Любви либо хищного маньяка, на костре алчности которого корчатся жертвы в особом танце для Хищника.

 Хищник лакает, как шакал из отчаянья танцующей жертвы. Потоки вожделения - слюнями капают на извивающегося в немилосердном танце… Радость и горе, ненависть, и любовь, древо познания мудрости и паутина невежества, Воля и отчаянье оптимистическая вера и жестокое разочарование….

Эти чувства создают особый настрой тела.

Правильный (качественно и количественно) набор этих инструментов души и ума фактически диктуют нам результат нашей деятельности  в каждый момент времени.

Эти трепетные чувства подобны птицам нашедшим приют в сердце твоем, плывущим по волнам мелодий твоих мыслей. Ибо для чего столько извилин в мозгу нашем?
Их мягкие крылья создают нежные ветра в сердце и мозгу.
Но, если вспугнет их Судьба-Охотник, птицы хлестко бьют по нежным стенкам сердца - готовые вырваться прочь наружу или взорвать сердце, наполнив его отчаяньем, ужасом замогильным и безысходностью.

Эти чувства, охотящиеся на бесчисленных стадах сердца твоего, они подобны волчьей стае. Они  санитары твоего сердца, души и мозга. Они питаются твоими образами, мыслями, чаяниями. И тот волк, которого ты кормишь больше, становится вожаком в стае.

Волк древа познания насытился первым  и напоил он остальных своим познанием. И коснулась их всех мудрость, затем  Волк Веры и Волк Радости напоены тобой. И напоенные мудрым языком Волк Веры разослал вести Веры через волка Радости.

И остальные четыре волка встали вслед за волками света».

Волк невежества сказал Волку Мудрости» Я всегда буду следовать за тобой  и не коснусь невежеством человека, раньше тебя, а Волк Мудрости, не начнешь увещевать его с мудростью и ясным словом.

Волк отчаянья сказал: Прежде чем охватить сердце скорбящего отчаяньем я буду взывать к тебе , о Волк Воли , Волк Света!
И лишь тогда проснулся собственно ЧЕЛОВЕК. Ибо Зверь он без ясного наставления.
«И мы послали тебя только как милость для миров»

                            2.

"Не знаю, не видел - одно слово; знаю, видел - тысяча слов".

Однажды в страхе размышляя
О грозной тайне умиранья
Смерть Человек к себе позвал -
Он вечной жизни возжелал.

И обратился к ней в стенанье:
— О смерть, проклятие мое!
Зачем за мной повсюду ходишь.
Всю жизнь за мной ты тенью бродишь.
На мысли грустные наводишь.
Вздохнуть свободно не даешь.

Ты отравляешь кровь и сладость
И превращаешь в горечь радость!!
Вот философский камень твой:
Отнять у смертного покой!!

Ты жизнь счастливую мне портишь.
Ты рок, ты скорбь, ты вся черна.
Отстань, достала ты меня!
Молю, прошу я, умоляю
Из-за тебя я жизнь теряю,
Всю жизнь я от тебя бегу,
А ты всё ближе, я не знаю!...
Ведь я немногого прошу,
Я жизнь свою прожить хочу.
Тебя не знать и не бояться,
И страстям жизненным предаться.
Ведь жизнь меня так нежно любит,
И ничего не пожалеет,
А ты? Ответь мне на вопрос,
За что не любишь и гнетёшь?

А смерть в ответ:
О человек!
Воистину ты глух и слеп!
Тебя всю жизнь я охраняю.
Твои я мысли очищаю.
Тебя от жизни берегу.
Так знай!
Что самый злой твой враг,
Есть жизнь
Она всегда тебя дурманит.
Всегда не то тебе подскажет.
Ты с ней грехи лишь наберешь.
Не забывай, придёт расплата,
День Судный близок, знай всегда,
Твоей попутчицей туда
Должна быть — я.

А жизнь, она тебя внезапно бросит,-
В твоих грехах она не в спросе,
Платить за все ты будешь сам,
А мы пойдем по сторонам.

Ты вечен там, а Смерть там смертна!!
— Мое рожденье мимолетно!
Твое рожденье – ад иль рай…
Невольных спутников прощай..

Теперь задайся же вопросом,
Спроси себя, о человек,
И выбери себе, что лучше: Тенью
Жить, позабыв меня, мгновенье
Или достойно умереть! ...
martanho

… Когда у ворот остановились два уазика, и выскочившие автоматчики-чеченцы заняли соответствующую позицию, стало ясно, кого-то заберут.
Ночью в упор был расстрелян кремлевский ставленник в селе Д.
И теперь на похоронах в доме убитого стояли родные, старики, соседи, и небольшое количество сочувствующих Сопротивления которые хотели огородить себя от молвы.
Мол, мы не причем. Мы среди соболезнующих.
Брат убитого откровенно враждебно смотрел на людей - волк ненависти и  отчаянья жаждал    крови.
Когда соболезнующие подходили к нему лично выразить свои чувства, брат убитого смотрел им в глубину глаз.
И когда теперь перед ним стоял друг его племянника, и он взглянул на него оком волка ненависти и заметил в глазах М1аьчика опасение и отчаяние.
И волк ненависти шепнул хозяину: Возьми его, покорми меня его мясом, его страхом и отчаянием.
Рукъман (брат убитого администратора) кивнул холодно.
Но минут через 10 волк ненависти Рукъмана привел к воротам тезета два уазика.
М1аьчик и племянника убитого забрали. На окраине села племянника высадили. На голову М1аьчика надели полу-капюшон.
Он надеялся, что его просто повезут в комендатуру села Д. Но он понял, что село уже проехали. И Волк отчаянья стал шевелиться и колоть шерстью сердце его, вгоняя в нарастающий страх.
М1аьчик вспоминал весь свой жизненный опыт выживания, он вспоминал советы Кайсара, когда его заберут : «пинчес диктаторос»
Нужен анализ, прогноз и план подвижный.
-  Не молчать, иначе сочтут слабым. Он заговорил с охраной:
- У меня астма, ребята не могли бы вы немного приподнять шапку от лица, дышать и так трудно.
Те чертыхнулись, но один придвинулся и приподнял капюшон, так чтобы освободить нос.
План.

Реши наконец,- умереть или выйти отсюда, во что бы то ни стоило.
И мгновенно в нем напряглись два волка: волк мудрости и волк невежества, который конечно был   волком мудрости попавшим в паутину невежества.

« Во что бы то ни стало»!- прокричал М1аьчик свое намерение так, что все замерло на миг, а затем из тьмы Неизвестности к узкой горловине будущего рванулся Волк невежества  долга и чести.
Машина остановилась, нахлобучив ему шапку поглубже, М1аьчика столкнули вон.
- По бордюре, через которую они подпрыгнули, он узнал интернат в Урус-Мартане.
- Руки за голову, согнул ноги, бегом, тварь ….банная!
Чем ближе к своему логову, тем грубее русские, ибо здесь они черпают свое кровавое вдохновение, здесь они вдыхают яд приказов, запах льющейся крови. Здесь они насыщают свои взоры на распластанных оголенных волках горестного отчаяния.

Люди с обеих сторон, брошенные в котел выживания. Пробуждают только этих зверей сердца: волк ненависти, волк невежества, волк отчаяния, волк жестокого разочарования.

Некоторые пытаются тщетно кормить других волков, более лояльных к законам Бытия.

 Но нет пищи Волкам Любви, Веры, познания и воли.

«Оставь надежду всяк сюда входящий»

По Чечне прокатилась массовая серия расстрелов активной молодежи. Расстрельные группы ГРУ, ОКЦ (оперативный координирующий центр), ФСБ, и при развернутых воинских полевых станах шел отстрел чеченцев. Люди забирались с более пятисот населенных пунктов, мелкими группами, а где и до сотни человек.

И здесь под нечеловеческими пытками, без шансов на выживание шли на расстрел бывшие друзья. Односельчане, родные братья, женщины, старики и дети.

Большой террор над мирным, но активно нелояльным населением длился, не утихая около двух лет.

Человеческий материал строго контролировался и нормировался: пран на день, на неделю, на месяц. Полугодие, итоги.
Из возрастных групп расстрелять от 14 до 30. Это патриотическая сила народа, бездумно героическая. Из более зрелой и старой группы формировать зомби, сексотов, жертвенных овец.
План был скорректирован и дополнялся на месте. По ходу ознакомления с наличествующим материалом: количеством и качеством…

 

- …Руки за голову, голову держать вниз, по сторонам не смотреть, не переспрашивать… глядишь - день проживешь, п…,- монотонно поучал новую партию туземцев конвоир.
Затем М1аьчик получил в числе других два безобразных удара чуть пониже спины сапогом, столь древним, что вполне мог быть стянут с усохшего трупа вождя мирового… того, что сейчас творят, проливание крови творят…

- Стать к стенке!
Жесткий пробег по карманам и изгибам тела, удар в пах на всякий случай…
- Раздеться!
Ужас очередного позора сжал сердце гордого чеченца изнутри…и волк, вскормленный отвагой  предков, осторожно двинулся по жилам в знакомые точки тела для броска ценой в жизнь и смерть.

Но его сковывала пелена безотчетного страха, сеть страха ловила его шаг, и замер волк, не пробудив дух Воина.

И М1аьчик отрешенно разделся до нижнего белья.
- Догола, тварь! Как рожали голой, так и помрешь голой. Ну, пошевеливай нудист…
Больше не надо было кричать М1аьчику, чтобы он не поднимал голову: позор взамен жизни вел его вперед, и этот выбор тяготил его перед светом Божьим.
Коридор закончился угловым кабинетом, оборудованным скорее как дот.
- Лейтенант Артемьев,- подал голос, сидевший в полумраке.
Чеченец стоял, сложив руки на срамном месте.
Здоровый детина сзади поддал его чуть не сбив с ног.
Чеченец знал, что от единого неверно истолкованного знака может решиться его судьба. Его жизнь здесь была более странна, чем его смерть.

Даже расстояние от точки движения до стола палача он отмерял осторожно, даже почтительно.
Он видел, что попал в логово кровожадных зверей, чьи клыки были штык-ножи, когти – пули без счета, и пока не насытится их чрево голода, пока не наиграются они кровью и страданиями чеченцев, спасение – чудо.
И М1аьчик смотрел на них как на зверей и изучал их повадки, учился на лету.
Звери видели эти игры, Им было угодно это разнообразие. Эти твари устроят тут русскую рулетку… - Где пули - русские, а клочья мяса - туземцев!

- Ну, братоубийца, рассказывай, чем тебе не угодил Торчинский?
Эту безысходность усугубляло еще одно обстоятельство: в полуметрах в другом углу полумрака, он увидел голое безжизненное тело.
Парень лет 25-ти был забит до смерти, и на стыке бликов мрака и света, М1аьчику почудилось, что он увидел возле самого уха аккуратно зияющее отверстие от входа свинца смертоносного.

Сколько смотрел он на это кровавое зрелище?! Звери бросали свою кровавую пищу, отмечая свое пришествие. Волк отваги, чеченца все больше запутывался в коварно расставленных сетях.
«Но это ведь не сериалы ужаса?!- кричало само его существо, оно кричало истошно, раскидывая всех волков и тварей, его имиджа, менталитета, раскидывая всех волков и агнцев внутри него. Какой имидж? Менталитет?
«Это Смерть ведет тебя во чрево свое по пути, вымощенному этими трупами, сверкая сталью и каленым железом когорты Сатаны.
Шли только секунды. Он выхватил, как знамя, свой план.
«Во что бы то ни стало выжить!»
Во что бы то ни стало!!
И Ужас близости смерти сужал фокус его зрительного осязания. Страсти волками выныривали из черных дыр вне пространства и реальности и шептали, касаясь языками через барабанную перепонку уха самого последнего звена восприятия в мозгу…
«Насколько далеко ты готов зайти, чтобы продлить свою жизнь на отсчитанное количество дней?
«Насколько правильную оценку ты дал своим критериям жизненных ценностей?
«А братья твои? А народ твой, вот уже сотни лет пытающийся стать свободным?
«А как же твое «отважное сердце», Вильям Волос ты или нет?
И он ответил всему, что вырывалось у него из нутра:
- Я ответственен на каждый миг на этой грешной Земле!
- Что??!- удивленно встрепенулся лейтенант, конвоир жестко положил руку заложнику на плечо.
- Ты понял, что ты сказал все это вслух?! Может ты и трусоват, но сердце у тебя есть туземец, - входил в роль колонизатора плантатор Артемьев.
М1аьчик отвел взгляд от истерзанного тела убитого чеченца и сказал уже произвольно:
- Я не братоубийца. Я приходил на похороны с племянником убитого, племянник мой друг.
- Вассал моего вассала не мой вассал, - продолжал упражняться несостоявшийся лектор перед чеченцем, избитым и раздетым.
- А как насчет убийцы, возвращающегося на место преступления?
Мне можно отвечать по существу?- тихо спросил М1аьчак.
- Да как на духу!
- А такое средство как алиби еще котируется?
- Да ты явно умник!- крякнул лейтенант («у мишени сильное воображение, значит, больше пиара, красок и страхов, и «рыжик» готов. Раскрутка с рекламой три дня. Звезду капитану»).
- Да, - пробасил сзади конвойный, видимо тоже из грамотеев,- а умник-то наш голый!

Видимо перефраз «голого короля».
М1аьчик автоматически покосился на детину.
-Чё смотришь, барашка?!- прошипел конвоир.
Фэ И О?- вопросительно изрек лейтенант
- М1аьчик Харонович Магомедов…
- Не понял? Расставляю акценты. Следи за очередностью информации которую нужно выдавать? Итак пошли. - Фэ И О.
По тому, как приходилось напрягаться, М1ачику стало стыдно, - ведь он отвечал автоматически, весь дрожа от страха. Лейтенант подловил его на этом.
Про себя «Фэ».
Вслух: «Магомедов»
Про себя (Фэ И О, значит И – имя)
- М1аьчак
«О»..Он на мгновение аж вспотел: что за «о», что у меня на «о», да это же отчество..?!».
- Харонович.
- Что означает твое имя? Даже не выговоришь! Ма-о-у-э,-поиграл челюстью лейтенант, выворачивая ее с опасностью вывихнуть.-  Прямо Мао Цзэдун ???.
Лейтенант начертал какие-то иероглифы на бумажке размашистым росчерком и кинул в М1аьчика.
- Расшифруешь, если пройдешь все круги ада.
-Я буду тебя звать Мечиком. Читал Левинсона?
- Фадеева читал, - ответил «Мечик».
- И заканчивается и называется это все «Разгром».
Я тебе, как-нибудь, подкину, прочитаешь на досуге (лейтенант сделал коварный выдох на слове «досуг»), тут завалялась в хламе псевдоислама псевдобольшевистское. Но кажется, там было что-то критическое… Врубаешься? Не содержание, а о содержании.
Но все это было нереально. Все его ученые разговоры… Слишком уж «практика» была кровавой.
- Что значит твое имя на вашем туземном?- подвигал челюстью лейтенант, парадируя произношение его имени – М1аьчик.
- Раньше что это значило, не знаю, но в последнее время употребляется в значении маленького ножика, типа, перочинного.
Еще долго измывались «миротворцы» над «Мечиком».
Он дрожал все больше и больше, на улице стоял март 2001-го.
Каждое оскорбление, каждый пинок, хождение голышом.. все это ложилось кровавыми полосками гнева на сердце. Страх замогильный лежал инеем на дне сердца.
Когда его бросали в общую камеру, он посмел остановиться и надел трусы, затем его бросили в камеру.
Нечеловеческое разочарование разбило его понимание реалий на мелкие куски. Он скрупулезно собирал, ступая по этим осколкам волком выживания.. он искал тот спасительный план.
«Выжить..выжить во что бы то ни стало!!». Он знал свою значимость  он выйдет через эту горечь, позор. Он не будет мстить, он будет утверждать жизнь с ЭТИМ.

Ребята в камере были крайне изможденные и отчаявшиеся, почти дети..Отрешенные…Поодаль еле дыша лежал еще один.
- Это ваххабит,- объяснили ему остальные.
Ваххабит отказывается работать на колонизаторов, его каждый раз бьют и он рассказывает; снова бьют и снова говорит.
- Мечик к двери! Остальные лицом к стене!
Мечик получил рваный кусок печатной бумаги и прочитал «послание» от лейтенанта.
Это была вырезка из какой-то школьной критики по литературе.
Характеристика литературного персонажа Мечик.

Мечик является одним из главных героев романа Фадеева ''Разгром''. В отряд Мечика привели романтические представления о революционной борьбе, о партизанах. Эти иллюзии отделяют его от остальных. Герой разочаровывается, отчаяние его настигает, он хочет бежать, хотя бегство кажется ему мучительным , так как ''несмываемо-грязное, отвратительно пятно этого поступка противоречило всему хорошему и чистому, что он находил в себе''. Мораль Мечика не совпадает с партизанской идеей, потому что он проповедует христианские мотивы, такие, как ''не убей, не укради, не пожелай жены ближнего своего''. Герою мерзко, одиноко, он отдален от бойцов культурой, к которой приобщился в гимназии, и социальным положением. ''Ведь я ни с кем, ни с чем здесь не могу сойтись, ни от кого не вижу поддержки, а разве я виноват в этом? Я ко всем подходил с открытой душой, но всегда наталкивался на грубость, насмешки, издевательства…’ ‘ - говорит Мечик Левинсону.

Устами Морозки Фадеев презрительно называет Мечика ''желторотым'', а, спрашивая Варю, в кого та влюблена, высказывает такой эпитет: ‘' В этого, маминова, что ли?'' Герой –эгоист, оценивающий сам себя высоко, но не подтверждающий этого поступками. Он думает только о спасении своей собственной жизни, Мечик ненадежен. Соприкасаясь со сложностью реальной жизни, он теряется, у героя не остается идеалов: ни желанного подвига, ни чистой любви к женщине. Его трусость и неуверенность вскоре порождают предательство, которое Фадеев ''клеймит позором''. Мечик обладает ''абстрактным гуманизмом'', который пассивен и не требует жестокости и суровости. Однако этот гуманизм причиняет страдания. Эпитет ''чистенький'' как ярлык, присвоенный в самом начале, в дальнейшем будет не раз повторяться, и станет негативной характеристикой в устах некоторых партизан, в первую очередь у Морозки.

И все же Мечик –не воплощение зла. Причина его неудач в том, что он не близок почти никому из партизан. Герой из другого социального слоя, ему с детства не привиты черты, свойственные другим людям из отряда. Большинство партизан – русские мужики, выходцы из народа, грубые, смелые, жестокие, преданные народу и любящие его. Мечик же - представитель ''гнилой интеллигенции''. В нем живет стремление к прекрасному, он жалостлив, ведь только на Мечика сильное впечатление произвела смерть Фролова, он неопытен и юн, боязнь не понравиться людям, среди которых ему необходимо жить, заставляет героя поступать неестественно для него. Мечик шел в отряд с ''хорошим, наивным, но искренним чувством''. Несмотря на все издевательства, герой остался в армии, так как он - ''не случайный гость'', а ''идейный борец''.

Брат брату

Тот, кто лежал в стороне избитый, и которого все считали ваххабитом, исчез.
Никто не помнил, как в этой гнетущей монотонности пропал еще один соплеменник.
Его звали Халид, и он не сдавал никого. В последний раз его увели в какое-то много этажное здание в самый колодец здания. Его брат был командиром большого отряда. И от него требовалось только место его нахождения.
Рядом с его братом в горах работал русский крот, но внезапно связь прервалась, а дело было важное. Уже была замучена насмерть жена амира, так и не сказавшая, что муж скрывался под полом дома, где ее взяли.

Халид получил один за другим десяток жестоких ударов по лицу, телу, по ногам, по почкам.
Здоровый, под два метра ростом Халид обладал отменной силой и выносливостью.
Но вскоре он обессилели мешком упал перед душегубами. Среди них были русские, чеченцы и дагестанцы.
_ Дийца и хьай ваша мичахь ву, цунна йог1ург ма ю хьуна кхетарг. Шу к1ела а тийсина, шайн капекаш отрабатывать еш ма бу уьш, и жуьгтий капекаш.
(- Отвечай, где твой брат, тебя же бьют за место него. Они подставили вас и отрабатывают свои копейки, еврейские копейки).

Затем на него надели мешок и отвели по длинной винтовой лестнице вниз. Уже на «последнем кругу ада», когда он ступил на железобетонный, он слышал душераздирающие крики племянника, его пытали прямо над ним, их разделял только пол и «круги ада наверх».

Халид проснулся уже привязанный к столбу руками сведенными назад. Привязка была не накоротке: 20-30 см провиса.

Зная, что находится в воде, он опускался, пока подбородок не опустился в воду.
«Присед был недолгим - вода доходила почти до плеч. Несколько времени Халид собирался силами и крикнул наверх племяннику:
- Халис! Халис! Вуохий ма хилалахь! Бехк боцуш хьийзадо х1окхара вай! Дела ву хьуна х1ара гуш.
(Халис! Халис! Не раскисай!Беспричинно мучат они нас! И Бог видет это все творимое!)
В ответ он услышал сдерживаемые всхлипы племянника:
- Ваша! «Кхара дойъур ду вай х1инца?!- полувопросительно, полуутвердительно  спросил Халис дядю - («Дядя, они убьют нас теперь?)
- Собаре хилалахь, Деле геч дар дехалахь, Дала тесан дуьтур дац вай. - ( Будь терпелив, и проси прощения у Бога за свои прежние прегрешения, Аллах не оставит нас.)
-Ваша, муха ву хьо, хьуна ма дукха йиттира цара!
-( Дядя, как твое самочувствие, они тебя так сильно били).
- Это ничего по сравнению с тем, что случилось с другими. Но, валлах1и, цу  Дала ца лайтийча сан сине-дег1е лалур долуш  лазарш дацар х1орш.
Но, клянусь Аллахом, если бы  Бог не дал мне терпения, от божественного терпения, то мои бренные душа и тело не смогли бы пережить эти боли.
Этот мужественный горец замолчал. Через несколько секунд навзрыд заплакал Халис: как расплавленные огнем насилия, с его тела и души падали одеяния всего(?), одеяния-миражи.
Халис прощался с юношеством. Он знал, не для него создан этот сладко-ядовитый мир. И будет он стоять и после его беды.

Знаешь ли ты Халис, сын моего народа. Сколько вайнахов шли на плаху... Какими длинными бесконечными дорогами, чтобы просто упасть и быть убитыми там, где рассчитал коварный «Северный брат»?

И везли баржами и топили целыми селениями посередине Черного моря…

Их высаживали тысячами на песчаные острова. Чтобы они умерли с голоду.

Их везли вагонами почти месяц, голодных и холодных мерзлый Казахстан.

И путь их был усеян телами столь обильно, что количество добравшихся до Казахстана было в три раза меньше.

Их собирали в тайных казематах рядом с рекой Сунжей в Грозном, где живыми забрасывали в громадные мясорубки, рассчитанные на разрубку человеческих тел.

Халис! Халис! Твоя вина в том, что ты выбрал песню своих могучих предков: песнь Свободы.

Истекая кровью, народ изо всех сил ползет сквозь чащу преград, разрывов бомб, предательства, усталости  и отчаяния. Народ тянется к свету брызжущему  вдали, ибо сердце подсказывает храбрецу подняться под лучи света благословенного, даже становясь тем самым мишенью для других драконов обретших свет.

Страны, добившиеся кто рано, кто позже  света свободы, сами превращаются в драконов…

…Когда ослабев, от долгого стояния в морозной воде, Халид опускался ниже в воду, он начинал захлебываться , и много раз хотелось остаться в толще воды и прекратить эту смертельную игру. Холод, боль и усталость были убийственны.

 Время от времени убийцы спускались в подвал и били его, снова и снова.

Душа мельчала, страдала бесконечно, только нечто выше разумения - непоколебимое держало его сердце в объятиях покоя и надежды.

Племянник плакал, слыша удары и крики дяди.

Халид снова кричал ему:

- Халис, со волуш ву хьуна. Собаре хилалахь.
(Я еще живой. Будь терпелив!)
Глубоко на дне своего сердца дядя Халид лил горячие слезы кровью, слезы крови падали на стенки сердца и,  сливаясь с  текущей по циклу другой кровью, создавали сцепку боли жалости к самому себе. И Халид возвращался к истоку Истины.
Пройдя через большое количество Истинных путей
И он искал теперь пути назад со светильником боли, утешения и нависшей смерти. Он продирался через годы деяний своих. Уступок. Дерзости. Нетерпения…
О Боже, какое беспечное течение времени. И вот тысячи-тысячи  бездыханных тел на пути к Истине.
Ла илах1а илла анта субхьанака инни кунту миназз1олимина.( Нет бога кроме Тебя, Свет Ты, поистине я стал тем, кто навредил самому себе.)
Сколько прошло времени в этой тьме с мешком на голове и по шею в воде, он не знал…
Но сколько ему хватит сил стоять…
Халид вновь вернулся к треснувшему было экрану внутреннего взора:
И спросил себя во имя Аллаха!:Боже что такое Истина? Муха лаха дезаш ду и, стенах дехка деза те и, х1унда вала веза со и Бакъо бахьнехь, нийса ерг мукъне юй иза? Со-м леш вар-горькие мысли.
Как нужно ее искать Истину?
С чем связать ее, почему я должен умереть за эту истину?
И именно ты ли эта истина, за которую я плачу такую большую цену. Я-то умираю - ухмыльнулся он.
-Боже, как глубоки воды души человека, в которых Ты вложил философский камень- Истину. Сделав нас рабами любви к истине, стремящихся к ней, и путешествующий по странам и в лабиринтах душ своих в поисках искорок истины.
Са Дела!!Со теша хьо хиларх, хьан ницкъ бацахьарий соьгам ла лур дацара х1ара акхаралла.
Мой Бог! Я верую в тебя, только существование Твоей мощи дает мне силы, я бы не выдержал этой дикости…

 

(Продолжение следует..)

 

 

404-Ошибка: 404

 

 

404-Ошибка: 404
404-Ошибка: 404
[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive] 404-Ошибка: 404
404-Ошибка: 404
THE CHECHEN PRESS