Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Рубати Митсаева : Память Президента ЧРИ Аслана Масхадова

  • Опубликовано в Кавказ

Наступает очередная годовщина героической гибели президента ЧРИ Аслана Масхадова. В связи с этим в моей памяти всплывают разные эпизоды тех далеких военных лет, в одном из которых я и хочу  рассказать про человечность Аслана.

  В одну из январских ночей 1995 года справа на ближнем краю площади "Свобода" перед Президентским Дворцом сработал очередной "сюрприз Рохлина": взорвался заминированный российскими военспецами труп чеченского ополченца в то время, когда родные пытались унести останки для захоронения. Погибли отец и две молодые сестры убитого. Тринадцатилетний брат отделался ранениями. Рохлин и в Чечне широко применял свои афганские "сюрпризы": минировал чеченские трупы, зная что родственники не оставят тело незахороненным.

Я перевязывала рваные раны подростка и клялась себе в вечной ненависти ко всему, что будет именоваться "русским". Через несколько часов мы, человек десять ополченцев, собрались на короткий отдых в одной из подземных комнат  Президентского Дворца. Здесь в то время располагался Главный штаб ВС ЧРИ , начальником которого являлся Аслан Масхадов. Услышав, в соседней комнате  наш разговор к нам зашел Аслан и стал интересоваться  нашим настроением. С впалыми от бессонных ночей глазами измождённые  ополченцы  делились очередными жуткими эпизодами зверств оккупантов. "У них нет Бога! этот народ состоит из одних дьяволов!",  - обронил один. "Ух-х-х!", - вложил в эти звуки клокочущую в нём ненависть второй. Под гулкий аккомпанемент взрывов и пулемётной стрекотни мы пили кипяток. После короткой паузы Аслан тронул плечо сидящего рядом бойца  и, как всегда, тихо, слегка откашливаясь, начал: "Этот народ такой же, как и мы. Просто их больше гнут и оболванивают ...". Вспомнил своего бывшего сослуживца из Рязани, с которым дружил.  Рассказывал про его моральную поддержку письмами, как он и его жена в трудные времена помогали его семье ...

Сначала я даже опешила: как это фактический главнокомандующий чеченским ополчением так неуместно добрым словом вспоминает офицера вражеской армии! "Сейчас этот рязанец, наверное, командует одним из танковых соединений и со знанием дела расстреливает нас!", - зло пошутил ополченец. "Он никогда не придёт сюда на танке!" - мягко, но твёрдо ответил Аслан.

Что-то перевернулось, опрокинулось во мне. Ненависть, копившаяся во мне все эти месяцы ужасов войны, отпустила меня.

Таким он был - начальник Генштаба Чеченской Армии, а в последствие - второй Президент Чеченской Республики Аслан Масхадов. В нём удивительно сочеталось несочетаемое. Абсолютное бесстрашие, железная воля, проницательность и вместе с тем мягкость сердца, сострадание и то, что именуют казённым словом "толерантность".  От него исходило человеческое тепло. Это знают все, кто когда-нибудь хоть короткое время соприкасался с этим неповторимым ЧЕЛОВЕКОМ.Аллахас хай хаз Г1азот  кхобал дойла! 

Рубати Митсаева 

,  - обронил один.